Том 6. Глава 1. Бестолковый инструктор взялся руководить экспедицией по магической археологии

Опция "Закладки" ()

Я… вернулся. Пришел обратно к этим спокойным, мирным, обыденным и скучным денькам, которые протекали, как обычно, очень медленно.

В наше время все происходит не сразу, а постепенно, но именно поэтому для себя считаю это особенным.

Поначалу не считал достойной такой жизни и всячески отказывался признавать и избегать этого, но какой-то студент смог вернуть меня обратно в мир, наполненными ярками красками…

«Возможно… мне не дозволено… оставаться здесь?

Она говорила мне, что смогу продолжать наслаждаться обыденной жизнью и дальше, но что мне нужно сделать, чтобы кто-то позволил мне остаться в этом прекрасном мире и дальше? Чью просьбу я должен исполнить, чтобы в должной манере отплатить за оказанную доброту?».

Продолжая углубляться в эти мысли…

— Глен-кун… вы… уволены! – внезапно объявил директор академии Рик.

— А? Что-о-о-о!? – голос Глена эхом отозвался от стен кабинета. – Эй, погодите-ка минутку… за что?

Глен нервно ударил ладонями по столу директора и наклонился к нему.

— Я не помню ничего такого, чтобы сделал то, за что потом бы меня можно было уволить… Может быть… нет. Забудьте об этом!

— То, что вы не можете отрицать это с полной уверенностью, мы разберемся с этим позднее… Я совершенно другое имел в виду. Позвольте мне все объяснить.

— … Другое?

— Да, можно сказать: «Вы будете уволены, если так будет продолжаться».

— П-, почему… ? За что… ?

— Серьезно? Ты глупый? Я с самого начала понимала, что ты не самый талантливый человек, который может в последствии считаться лучшим инструктором в академии, но никогда бы не подумала, чтобы был настолько глуп, Глен… – прислонившись к стене, в разговор вмешалась Серика. Ее гнев отчетливо был виден на перекосившемся лице, на котором взбухли вены.

Травмы, которые она получила во время вылазки в подземную часть Академии, еще не до конца зажили. Ее стройное тело было полностью обмотано бинтами, а левую руку держала на петле, обвязанную вокруг шеи. Ярость и гнев казался несовместим с привычной отчужденной натурой.

— Глен… Ты готовил диссертацию? Ты наверняка знал, что крайний срок уже давно прошел…

Несмотря на ее жалкий вид, пронзительные слова и холодный взгляд оказали на него значительное давление.

— А-а… диссертация по магии… ? – Глен резко повернул голову к Серике и нервно заморгал глазами. – Значит… Эм-м… ее нужно обязательно написать?

— О-че-ви-дно же, дурья твоя башка! Аха-ах-ха~… – внезапно в ее руках вспыхнули огни пламени и в следующее мгновенье она направила их в сторону Глена. . – Ты – магический инструктор в этой академии! Тебе должно быть известно, что нужно периодически записывать свои результаты исследований в виде диссертации! – Серика подняла сожженного Глена за ворот рубашки и накричала на него.

— Угх… В чем дело, черт его подери? Я впервые слышу об этом…

— Ты должен был об этом знать, когда читал рекомендацию принятия на работу! Болван!

Серика начала интенсивно его трясти с такой силой, от чего последнее ее движение явно было лишним, потому что голова Глена вяло опрокинулась назад.

— Исходя из твоего ответа, полагаю, что ты даже не потрудился и ничего подобного не сделал? – сурово взглянул на вялого Глена директор Академии.

— М… у-, угу…

— Одним из условий для принятия на работу человека в качестве магического инструктора является периодическое предоставление своих исследований в виде диссертаций. Это одно из главных правил для инструкторов академии. Вспоминая тот момент, когда принимал вас на эту должность, вы даже не предоставили мне свое резюме. Увы, но помочь вам я ничем не смогу, даже если сам этого захочу! – тяжело вздыхая, произнес директор.

— Серика, у меня появилась просто прекрасная возможность уволиться, и снова стать хикикомори-затворником…

— Отказано, идиот! – Серика со всей силы вдарила по остряку, который осмелился шутить в подобной ситуации.

— Ай… Думаю, что сейчас не время для шуток, – шатаясь, Глен встал на ноги и подошел к директору. – Нет ли другого способа, чтобы не писать эту диссертацию? Я знаю, что не имею права спрашивать об этом, но надеюсь работать инструктором и дальше… по крайней мере, пока мой класс не выпустится из академии…

— … Г-, Глен… Ты… ?

Серьезный вид на лице Глена шокировал Серику. Она вовсе не ожидала, что он скажет что-то подобное… Директор был так же удивлен его целеустремленностью и не знал, что ему ответить, от чего в кабинете нависла тишина.

— Если у вас есть возможность, то мне бы хотелось, чтобы вы дали несколько дней на написание этой диссертации. Возможно ли это сделать? Я обязательно ее напишу… Прошу вас, дайте мне шанс!

«Проклятье… !!! Я не позволю себя уволить… !!!».

В этот момент он готовился к наихудшему развитию событий.

«Будет худо, если меня сейчас уволят! Совсем недавно я в тайне от Серики использовал ее имя, чтобы выплатить кредит за посылку, которую получил по почте. У меня не будет возможности расплатиться самому, если меня уволят!».

Предмет, который он заказал по почте, являлся доппельгангером.

Его план был очень прост: он обучит его проводить лекции классу во время занятий, пока сам в это время будет спокойно отдыхать у себя дома. Казалось, что у бездарного инструктора появилась голова на плечах, но в то же время и отсутствовала вовсе.

«До того момента, когда дети выпустятся из академии». Эта мысль появилась у него в голове спонтанно, возможно даже, что отражала его искреннюю натуру, но прежде, чем он станет образцом подражания для ребят, его ожидал длинный путь становления взрослым.

«Проклятье. Из-за этой проблемы с кредитом, мне пришлось использовать ее имя и выбрать пункт «без возврата», чтобы приобрести его по более низкой цене. Мне крышка! Не хотелось, чтобы меня уволили по этой причине, ведь я еще не погасил кредит! Или проще сказать, буду в заднице, если Серика узнает об этом».

— Молю вас! Директор!

Глен применял все своим врожденные навыки, чтобы идеально выполнить перед ним догеза.

— Вы сказали, что хотите написать диссертацию, но у вас есть идеи, о чем ее писать? Простое переписывание других работ не хватит для решения вашей проблемы…

— С этим…

— Верно говорят, что очень плохо ограничивать сроками человека, который посвятил свою жизнь исследованиям. Мы всегда даем поощрения людям, которые тянутся к знаниям и изучениям новых заклинаний, изобретением новых технологий и прочему. Если вам будет не о чем писать свою диссертацию, то я не могу дать вам несколько дней на ее написание.

Глен болезненным взглядом посмотрел на директора. Разумным были его слова о том, что его работу никто не примет всерьез, если он будет полагаться на литературу и попросту станет ее цитировать, то подвергнется не только жесткой критике, но и впоследствии его уволят.

«П-, получается… я обречен? Как я объясню это своим студентам… ?».

Прежде, чем готовиться к наихудшему развитию событий, он сперва подумал о студентах, которые будут не рады тому, что их любимого инструктора уволят.

— Но… Глен? Хочу сказать, что тебе повезло. Ты слышал что-нибудь об Обсерватории Таума?

— Эм-м… Вы говорите о древних руинах, которые находятся в северном регионе?

Не понимая того, что хотел услышать от него директор, Глен ломал голову над этим вопросом.

— Верно. Как вы знаете, ранг этого места оценивается, как «F». В этой местности нет каких-либо значимых магических реликвий, да и лей-линии довольно слабые. Не стоит даже упоминаний того, чего можно было бы там найти, если прибегнуть к раскопкам. Если бы не крайне сложная доступность этой области, то это место давно бы стало туристической зоной… – после кратковременной паузы, директор продолжил свой рассказ более суровым голосом. – Но однажды, несколько лет тому назад, некоторые маги-исследователи предположили, что это место может быть использовано в качестве обряда для пространственно-временной магии.

— … Что!? Быть того не может! – Глен широко раскрыл глаза от подобного заявления. – Скажите мне, что это всего лишь простые слухи? Те люди действительно досконально изучили эту местность… ? И-, и к тому же, путешествие во времени… звучит, как что-то абсурдное…

Пространственно-временная магия. Для тех, кому этот термин казался элементарным понятием о знаниях в области магии, разговоры о подобной технике звучали никак иначе, чем простыми фантазиями.

Время и пространство были взаимосвязаны, и одно не существовало отдельно от другого. Таков был устой этого мира. Благодаря этим знаниям, можно было ускорить или замедлить время в пространстве, или с помощью него перенестись в другое место на земле, тем самым исказив при этом пространство, которое обычно текло в своем строго выверенном направлении. Верным было то, что это было очень сложное заклинание, и требовало чрезмерное количество сил для его создания. Для этого требовалось отделить пространство от времени, чего, собственно, и не могло никак и ни у кого получиться. «Путешествия во времени» были всего лишь фантазиями ученых и его использование на практике было невозможным. Это первый из двух величайших законов магии, называемый «Закон о Действительности», в котором утверждалось, что весь мир, будучи подвергшись какому-либо изменению, начал бы исправлять все допущенные ошибки и восстановил бы естественный ход событий и вещей[2].

— Маг, который выдвинул эту гипотезу, был знаменитым гением на весь мир. Так что его учения никак не могли быть восприняты за сумасшедшую и безумную идею. Как и сказал Глен-кун, маги до сих пор мучаются над этим вопросом, и пока не добились никаких успехов. А теперь эти люди не готовы даже взвалить на свои плечи данную задачу, потому что все поголовно ввязли в собственные исследования. Но когда такой выдающийся маг-гений говорит о перемещении во времени, мы не можем оставить это без внимания и попросту игнорировать его труды. Поэтому нам необходимо отправить туда людей, чтобы как следует изучить это место… – директор говорил это с энтузиазмом, не отводя своего взгляда от Глена. – Мы не посещали этот регион довольно долго. Разве вы не согласны со мной, что необходимо отправить кого-нибудь туда, чтобы проверить еще раз это место?

— Директор… Вы хотите сказать… ?

— Глен-кун, я хочу, чтобы вы отправились в экспедицию в Обсерваторию Таума. Если по счастливой случайности вам удастся найти факты существования пространственно-временной магии, ваше имя будет записано в историю: «Человек, который сделал великое открытие для всего человечества». Это будет считаться так же вашей «диссертаций», если вам удастся найти признаки существования данного типа магии… Ха-а… Хоть после этого вы подвергнетесь критике от экспертов, но они, по крайней мере, согласятся с вашими утверждениями… Что вы скажете, Глен-кун?

Это был для него единственный шанс, чтобы сохранить себе место магического инструктора.

Глен подошел к нему и с благодарностью пожал протянутую руку директора.

— Директор… ! Я вас прекрасно понимаю! Пожалуйста, предоставьте это мне! – говоря это со всей уверенностью, Глен чуть ли не расплакался.

В этот самый момент, в глубине его разума…

«Угх… Слишком хлопотное задание».

Глену хотелось закричать от недовольства, но он держал себя в руках.

«Исследовательская экспедиция!? Разве это не пытка для тех, кто привык просиживать все свободное время дома!? Почему я обязан делать что-то подобное!? Разве не было более легких альтернатив!?».

… Глен все еще не казался взрослым, хоть на капельку.

«И что это за ерунда такая, пространственно-временная магия!? Разве эти смешные небылицы смогли кого-то заинтересовать и изучать эту глупую гипотезу!? Если такое говорит мне директор, что эта магия действительно в какой-то степени и существует, то, быть может… !».

Глен метался внутри себя в поисках решения, не понимая, как ему быть. Директор, ожидая его ответа, добавил:

— Я должен сообщить вам кое-что очень важное… это касается по поводу бюджета экспедиции. Дело в том, что академия не может взять на себя ответственность и выплатить все расходы, и поэтому вам придется выплачивать поездку из своего кармана. Это связано с тем, что день для выделения средств на исследовательские работы инструкторов уже давно подошли к концу, и даже если мы сделаем исключение, у вас останется очень мало времени для того, чтобы вы смогли написать свою диссертацию и сдать ее в срок.

«Что за нафиг… !? Я должен буду оплачивать все сам!?».

Глен был не на шутку удивлен таким заявлением.

— Б-, без проблем! В конце же концов, я всего лишь инструктор! У меня нет проблем со сбережениями, ведь мне удается как-то немного сохранять денег из зарплаты… – Глен намеренно подавил свою нервозность и ответил с фальшивой улыбкой.

«Черт! Мой желудок снова дает о себе знать! Чтобы самому покрывать расходы на эту дебильную экспедицию… это уже слишком! Мне нужно что-нибудь придумать… Я окажусь на улице, если приму его предложение, особенно после того случая, когда меня многократно лишали зарплаты».

Глен словно стоял на краю обрыва, смотря в бездну.

«Т-, точно… ! Если я вовлеку в это дело студентов со своего класса, то мне не придется нанимать людей в экспедицию, и, таким образом, удастся избежать лишних расходов… ! Хе-хе-хе~ !».

Не человек, а мусор.

«Если я не ошибаюсь, то для студентов, которые учатся в этой академии, запрещено посещать места с рангом «D» и выше… Н-, Но!!! Мне повезло, что Обсерватория Таума имеет лишь «F» ранг! Самый низкий ранг! Это никчемное и Богом забытое местечко, которое не может даже быть воспринято для студентов в качестве практики для археотауматологии! Все идет, как по маслу… ».

Он продолжал развивать свой коварный план у себя в голове, постепенно меняясь в выражениях на лице…

«Осталось только обвести вокруг пальца свой класс, заставив их присоединиться ко мне и принять в этом участие… И все ради моего сохранения рабочего места… ради моей зарплаты!».

До мелочей продумав план, на лице Глена засияла подлая и коварная улыбка.

— Глен!

Серика подошла к нему с суровым лицом, от чего Глен пошатнулся от удивления.

«Что? Серика!? М-, может, о-, она догадалась о моих истинных намерениях… ?».

Он сделал все, что было в его силах, и подавить в себе напряженность, не забыв при этом натянуть на лицо серьезное и уверенное выражение, но это было напрасно.

В этот самый момент, когда Глен собрал все силы лишь для того, чтобы не показывать свои истинные намерения. Серика переменилась в лице и мягко улыбнулась со слезами на глазах.

— Даже забеспокоился о расходах лишь для того, чтобы взять с собой студентов… Э-, это прекрасно… Я могу с уверенность сказать, что ты стал настоящим взрослым…

Она вытерла слезы, собравшиеся в уголках глаз. Ее счастливое выражение не соответствовало тому, какой обычно выдел ее Глен; она всегда смотрела на него холодным взглядом… Словно Серика говорила это другому человеку, вовсе не ему.

— Э!? … Эм…

Пораженный Глен мог находиться только в одном состоянии – в недоумении, не понимая даже, что ей ответить.

— Хо-хо-хо, Серика-кун ведь всегда беспокоиться о тебе. Я не знаю всех подробностей, но слышал, что в прошлом у вас были кое-какие трудности, и именно поэтому вы сейчас разочаровываетесь в настоящем. Серика-кун всегда беспокоилась о тебе, даже после того, когда я принял вас на замену инструктору второго класса второго года обучения.

— Д-, директор!?

Лицо Серики окрасилось в цвет помидора, но она приняла его слова, хоть и была дико смущена.

— Р-, разве мы должны скрывать это от него!? Н-, не будьте такой грубой! Нечестивая!

— Аха-ха-ха, простите меня за это…

«Угх… это обжигающая боль в груди… ».

Стоявший перед ними Глен начал обильно потеть, когда услышал голос совести, который доносился из глубины его сердца.

— Ну теперь, я полагаю, вопрос на этом решен…

«Мне нужно как можно поскорее исчезнуть с глаз Серики… ».

— П-, просто положитесь и оставьте повторную экспедицию на м-, меня! Но сперва мне нужно подготовиться…

— Глен? – как только он собирался покинуть это место, его остановил женский голос. – … Удачи!

— Угу. Спасибо.

Глен в спешке покинул кабинет директора.

***

Прогуливаясь по коридорам академии Альзано, Серика подумала про себя, что люди все-таки склоны меняться. Она хорошо запомнила тот момент, случившийся примерно год назад, когда Глен в отчаянии потерял всякую надежду на силу магии, и был эмоционально подавлен. Поддержка, которую Серика давала ему на протяжении долгих лет, и магию, которую преподавала юному магу, в результате привели его в еще большее отчаяние. «Он никогда не оправиться. Быть может, ему удастся вылечиться, пока еще живет», – эти мысли мучали ее, из-за чего она пролила очень много слез.

Но реальность не была чрезмерно жестокой. Как ей казалось, Глен давно оправился от этой травмы, хоть это и заняло довольно долгое время.

В первые дни, после получения травмы, он вел себя крайне несвойственно, но спустя год ему все-таки удалось привести себя в былую форму. Как минимум, Глен больше не ощущал себя «никем». Он перестал быть подавленным, хоть и сталкивался с трудностями на своем пути, и изо всех сил старался идти вперед, глядя далеко в вперед.

— … Я говорю… что-то подобное сейчас… – вздыхая, на лице Серике появилась печальная улыбка.

«Выходит, что люди, со временем, все-таки, меняются».

Серика, которая все еще не нашла способа покинуть этот мир, эта фраза засела глубоко в голове.

Верно, люди постоянно меняются, в лучшую или худшую сторону. Когда они живы, могут ошибаться, колебаться и сталкиваться с трудностями, но, все же, это не служит им помехой, ведь, в результате, могут стать сильнее, пройдя после такого рода испытания. Хитрость, невежество и горе – это признаки того, что значит быть человеком.

Для Серики, чье собственное время остановилось на определенном этапе, сама концепция «изменения» была вовсе не понятна…

— … И я снова думаю об этом…

Чувство тревоги и беспокойство внезапно настигли Серику, словно сама Смерть приставила перед ее шеей косу. Осознавая это, ей стало трудно дышать, начинало дико звенеть в ушах, сердце бешено заколотилось, не давая покоя, ноги словно были сделаны из ваты и перед глазами начало темнеть, будто бы она теряла сознание.

— Проклятье… Угх…

Серика оперлась о стену коридора больной рукой, а другой схватилась за голову.

Время от времени ей приходиться выносить эту боль. То, что она терпела, было «недугом» Серики – не физическая, а духовная. Хоть и зная причину, почему возникает эта боль, не могла найти решение, чтобы излечиться от этой болезни. В последнее время в ее теле боль начала происходить чуть ли не каждый день, начиная с того самого дня, когда Глен взялся обучать студентов в академии.

На протяжении нескольких секунд, Серика продолжала стоять, опершись о стену, и ждала, когда боль стихнет… пока она не станет чувствовать себя более или менее нормально.

— … Обсерватория Таума, значит?

В пустом коридоре, где не было не души, Серика пробормотала себе под нос.

***

На следующий день, в Имперской Магической Академии Альзано, второй класс второго года обучения.

— Ха-а…

Систина, в отличии от остальной части класса, где шумно обсуждали между собой студенты последние новости, вытянулась и разлеглась на парте, издав протяженный и еле слышимый усталый вздох. Ее шелковистые волосы, напоминающее серебряные нити, словно сияющая река, растеклись по всей поверхности парты.

— Систи, прошу тебя, не будь такой угрюмой. Я уверена, что у тебя будут и другие возможности… – Люмия, которая сидела с ней рядом, пыталась успокоить ее.

— … Я знаю… Но даже если так, с этим все равно трудно согласиться…

Систина вяло подняла и держала голову над партой, без толики ее обычного отчужденного выражения на лице. Если бы кто-то описал ее сейчас, то определенно употребил бы фразу «полное разочарование».

— Люмия, что случилось с Систи? Она выглядит как сама не своя, – Риель, которая сидела позади них, наклонилась вперед и тихо спросила.

— Эм-м… ничего такого… ничего…

Люмия не знала, как ей правильно ответить на вопрос, и просто фальшиво улыбнулась. Систина, тем временем, продолжала тихо бормотать себе под нос.

— Я все силы потратила на то, чтобы написать это эссе о цели экспедиции, но почему он не мог применить более подходящее слова… Он это сделал специально? И еще…

— Не переживай ты так…

Люмия делала все возможное, чтобы успокоить раздосадованную подругу, которая была разочарованна тем, что ей наговорили. Хоть это и выглядело, как детские переживания, но на то были причины, почему она сейчас в таком состоянии.

Все началось с того, когда профессор Руфи Фосил решил отправиться в экспедицию к недавно обнаруженным древним руинам, которые находятся в восточном регионе Империи. Он, путем кастинга, начал набирать команду из студентов академии. Систина решила во что бы то не стало попасть к нему в команду, ведь с самого детства она мечтала стать великим археотауматологом, как ее покойный дедушка, Рудольф Фебелл, который был известным специалистом в археотауматологии. Систина обратилась к нему напрямую, чтобы тот позволил ей отправиться вместе с ним, и приобрести какой-нибудь опыт в этой области. Однако, профессор Фосил моментально отклонил ее просьбу, и добавил: «Девочка… Ты слишком наивна, не интеллектуально развита, недостойна называться магом, и, к тому же, слишком упряма», и тому подобное. В общих чертах, он перечислил все ее недостатки, даже не прочитав то самое эссе, на которое Систина надеялась больше всего.

— Какого черта! Разве женщинам не дозволено быть магами? И то, что он сказал, что я «слишком упрямая»… Не понимаю!

Гнев Систины никак не собирался утихать, когда она вспомнила то, что наговорил ей профессор Фосил.

— Ха-а-а… Уже который раз я не могу попасть хоть на одну экспедицию… Безнадежно…

Это был не первый раз, когда Систина решила отправиться вместе с кем-то известным в какие-нибудь древние руины, но каждый раз ей не везло.

— Систи, но ведь то, что они говорили о тебе, часть из них чистая правда. Что касается по поводу твоего уровня, то он всего лишь вто-…

Люмия внезапно осознала, что ляпнула лишнего, когда взглянула на сморщенный лоб Систины.

— Н-, но С-, Систи… ты – лучший студент из всего нашего класса, может быть даже лучше некоторых ребят из параллельных классов… Я хочу сказать, что ты – поразительна. Говоря обо мне, то у меня всего лишь первый уровень. Ведь, насколько помню, исследовательские экспедиции доступны лишь с третьего уровня и выше или я не права?

— Угу… Это… чистая правда…

— Кроме того, разве ранг того места, куда ты хотела отправиться, не был «B++»?

Ранг назначался с учетом всех совокупных факторов: ловушек, механизмов, стражей, которые охраняют руины, зверей и климата, в котором данное место находится. Все известные древние места были внесены в категории и им присваивался ранг от степени сложности, начиная с ранга «S», который был очень сложным даже для опытных исследователей. Следом шел ранг «A», затем «B», «C», «D», «E»… ну а самым легким считался ранг «F». Позже к этим рангам добавили подранги, и классифицировались они таким способом; чем больше «+» на конце, тем сложнее считался данный ранг (всего их было два в общей сумме для ранга). Ранг «B++» означал, что существовал риск погибнуть даже для опытных исследователей, которые были достаточно подготовленными к этой экспедиции, хоть вероятность этому случиться крайне мала.

— Было бы лучше, если бы ты отказалась от этой экспедиции. Я очень переживала бы, если бы ты решила отправиться туда.

Систине было трудно возразить на правдивое замечание Люмии, от чего в ответ она недовольно замычала.

Маги получали звание не только за то, сколькими он владеет заклинаниями, но и, по большому счету, сказанное Люмией не было лишено смысла. То же самое можно сказать об этом месте, куда Систина хотела отправиться, и ей всего лишь потребовалось оценить свои возможности и признать свою неправоту действий.

После устного замечания Люмии, которое жестоко вдарили по мечте Систины, она вся покраснела от того, как вела себя минутой ранее. Такое поведение, подобно ребенку, заставило ее лучшую подругу криво улыбнуться.

— … С-, спасибо тебе, Люмия.

Сказав это, Систина тоже последовала примеру Люмии и слегка улыбнулась.

— Всем… доброе утро!

Дверь в класс неожиданно распахнулась и оттуда показалась знакомая фигура, которую звали Глен. В отличии от привычного ленивого поведения, устоявшегося в головах студентов, сегодня он был крайне энергичен.

После того, как он вошел в класс, зазвенел колокол в главной башне академии, оповещающий о начале занятий. Весь класс прекратил разговоры, и все расселись по своим местам.

— Хм-м… Прежде, чем мы начнем урок, у меня есть для вас важное объявление.

«Что-то определенно не так… ».

С этими мыслями, которые появились в головах студентов моментально, класс внимательно начал слушать то, что хотел сказать их классный руководитель.

— Вы, ребята, постоянно заперты в классе и ничего не делаете, как изучаете по учебнику эзотерические термины… Вам это действительно нравится? Довольны ли вы такому скучному обучению?

Весь класс был поражен от сказанных инструктором слов, от чего по классу прошлись напряженные тихие возгласы.

— Вы действительно хотите узнать «правду о мире»? Верно говорят, что в книгах заключена мудрость, но в них не говорят о том, что сокрыто на самом деле. Этот мир наполнен множеством чудес, которые и жаждут того, чтобы их, да и как можно поскорее начали изучать! Если вам не интересны эти загадки устройства мира, то зачем вам быть магами? Какой из вас тогда искатель неизвестного!?

Ударив кулаком по столу после красивых речей, Глен продолжил свой душещипательный рассказ.

— Вы должны как можно больше узнать о мире и расширить свои горизонты знаний! Вы еще очень молоды, так что обязаны узнать все это. Если вам по душе просиживать целыми днями напролет дома, то начинаете ощущать себя неполноценными и оторванными от остального мира. Вы должны покинуть эту зону комфорта и испытать себя во внешнем мире! Открыть для себя неизвестность и набраться как можно больше жизненного опыта! Неизведанное всегда находится у нас под ногами, и вы должны расширить свой кругозор о величие этого чудесного мира, в котором мы все живем! Разве вы со мной не согласны? … Мне… действительно хотелось бы, чтобы вам удалось испытать то, что может предложить этот мир. Сделал бы из вас выдающимися магами, которые бы хорошо разбирались во всех магических дисциплинах… воистину прекрасная мечта! Я хочу сделать ваше будущее еще ярче и наполнить их надеждами!

Возбуждающая речь Глена вызвало волнение в классе.

— … И, исходя из этого, меня лично попросил директор возглавить археотауматологическую экспедицию. Без доли сомнения, пришлось согласится, ведь мне хотелось внести вклад в магическое сообщество. По правде говоря, я в тайне ото всех собирался взять с собой вас, ребята, в экспедицию, не смотря на правила академии, которые не позволяют брать с собой студентов в опасные места.

Студенты были все в предвкушении и шумно обсуждали между собой, стоило ли принять его приглашение.

— Давайте все вместе выйдем во свет из тьмы, исследуем древние чудеса и ощутим его величие! Так нам удастся расширить свои знания и достигнуть новых высот!

Хоть это и была приукрашенная ложь, но здесь таилась частица правды. Первоклассный маг должен не только хорошо разбираться в заклинаниях, но также хорошо понимать, как устроен мир, в котором он находится. Отсюда и пошло выражение, почему магов часто называют «мудрецами».

Студенты не могли ничего возразить на великолепную речь Глена и просто запомнили то, что он говорил.

— Развалинами, над которыми мне нужно будет поработать, являются Обсерваторией Таума.

— Обсерватория… Т-, Таума… ?

Систина подпрыгнула на стуле, услышав знакомые ей слова.

— Чего? Что случилось, Белая Кошка?

— Эм-м… ничего…

После того, как Глен вернул свой взор на возбужденные взгляды всего класса, Систина села на место с покрасневшим от стыда лицом.

— … ? В любом случае, я хочу взять несколько студентов из класса и отправиться в экспедицию к этим руинам, но лучше бы вас было мало, потому что не могу руководить довольно большой группой людей. Хочу сказать, что возьму максимум восьмерых человек. Надеюсь, вы меня правильно поймете, если кому-то не удастся попасть ко мне в команду…

После этих слов, весь класс начал бурно обсуждать, кто отправиться вместе с ним изучать древние руины.

— Это просто великолепно, Систи! У тебя появился шанс впервые отправиться в экспедицию!

— Ранг этого места очень низкий… Это прекрасная возможность для тебя, Систи, ведь у тебя появится опыт в этой экспедиции… !

— В-, верно… Хоть это звучало очень подозрительно из уст этого человека, но не буду отрицать того факта, что это прекрасная возможность… !

Систина не могла точно сказать, почему она не доверяет Глену, но окинув взглядом весь класс, который находился в возбуждение от пламенной речи бестолкового инструктора, ее глаза засверкали.

— … Мне бы хотелось узнать, кто готов отправиться со мной в экспедицию, тем самым вписав свое имя в историю? Это великолепный шанс, который выпадает раз за всю жизнь, ведь правду говорят, кто успел, тот и съел!

В этот момент, когда Систина решила поднять руку, тем самым объявив о своем участии…

— Пф-ф… Как и всегда, у него что-то одно на уме, и точно тут дело не пахнет экспедицией…

Это был Гибул Висдан. На его лице красовалась саркастическая ухмылка.

— Почему вы заинтересованы тем, чтобы набрать студентов из класса и отправиться вместе с ними в экспедицию? Мы же простые студенты и ничего выдающегося в нас нет. Почему бы вам не пойти, допустим, в классы повыше и не взять людей оттуда, у которых уровень как минимум выше третьего? Если мне не изменяет память, то требования для набора людей в экспедицию таковы, чтобы студент был как раз-таки третьего уровня и выше.

Хоть его заявление было истиной, но он, тем не менее, задал вопрос, который интересовал меньшую часть класса.

— Угх… Ты… Знаешь ли ты, сколько стоит нанять специалиста третьего уровня и выше? Ах, черт…

Глен моментально закрыл рот, когда понял, что сболтнул лишнего. После он собрал все идеи, которые кружились у него в голове, и сказал:

— Я… Я имею в виду… что Обсерватория Таума – это единственное место с таким низким рангом… Поразмыслив над этим, подумал… почему бы не пригласить вас, чтобы вы… в результате, расширили свой кругозор знаний… ! – из его уст это звучало крайне неубедительно, потому что он то и дело заикался на каждом предложении, чтобы скрыть свои истинные мотивы. – Это правда! Ваш добрый и заботливый инструктор хочет дать любимым студентам пару занятий по археотауматологии… Считайте это что-то по типу специального занятия! Вы должны быть мне благодарны за это!

Закончив излагать неубедительные оправдания, Глен неестественно засмеялся.

— … Получается, что те слухи, которые я слышал вчера, оказались правдой? – Гибул поправил очки, и, словно издеваясь, сказал это в ехидной манере.

— Что? Какие такие слухи, Гибул? – спросил его Кешью.

— Инструкторам необходимо в течении учебного года написать диссертацию о ходе достижений в магических исследованиях, но наш «заботливый» Глен об этом никак не позаботился. Теперь, будучи под угрозой увольнения, надеется, что эта экспедиция спасет его задницу… но этого всего лишь простые слухи.

— У-, уволят!?

Услышав рассказ Гибла, Люмия вскочила с места с бледным выражением на лице.

— Э-… это правда? Инструктор не написал диссертацию за весь год!?

Весь класс посмотрел на еле стоявшую на ногах Люмию, а потом с удивлением их взгляд был направлен в сторону Глена.

— Аха-ха-ха~… ! О-, о чем ты, собственно, таком говоришь? У меня н-, нет слов, чтобы что-нибудь на это возразить… !

«Так вот, что получается… Выходит, что он ее не написал, и теперь, вероятно, будет уволен… ».

Студенты, заметив его взгляд, который блуждал по классу, пришли к единому и правильному выводу.

— Ха-а… давить на своих студентов, говоря подобные речи… какой же вы безответственный инструктор. Стоит заметить, что еще вы собирались сэкономить на этом, взяв с собой несколько студентов из класса, вовсе не заплатив им за это… Знаете ли, существует предел бесстыдству.

Гибул, оскорбив классного руководителя резким высказыванием, попал прямо в сердце и так уже неровно стоявшего на ногах Глена.

— О-… о чем ты таком говоришь, Гибул-кун!? Ты считаешь, что я задумал так обойтись с вами, взяв с собой своих любимых студентов в эту благородную миссию!? Прошу, доверьтесь мне, ребята!

Уже для всех в классе стало очевидно, что их классный руководитель что-то скрывает, услышав, с какой неуверенностью он говорил это.

Теперь уже зная реальную причину, почему Глен был заинтересован в том, чтобы взять их с собой, они снова начали между собой перешептываться, решая тем самым, пойдут ли они с ним или нет.

— Е-, если не думать об этом, то в этой экспедиции вы наберетесь много опыта. Если вы считаете себя магами, то вы обязательно должны принять в этом участие, потому что они обязаны исследовать все виды магии, которые обнаружат в древних руинах! Им ведь необходимы, как воздух, эти экспедиции! Вы согласны со мной? Скажите, что да, согласны… – Глен чуть ли не упал на колени, отчаянно умоляя присоединиться к нему в команду. – Некоторые говорят, что это довольно опасная профессия, потому что на месте, где люди исследуют древние руины, часто происходят нападения монстров, всячески препятствует нормальной работе густая растительность, не говоря уже о древних стражах и скрытых ловушках… это может лишить вас жизнь. И теперь я хочу сказать вам, что не хочу никого принуждать присоединяться ко мне!

Смерть. Одно слово, которое заставило умы студентов затаить дыхание.

— Но вам повезло, ведь место, которое нам удостоилось чести исследовать… всего лишь Обсерватория Таума… Позвольте мне добавить, что это хорошо себя зарекомендовавшая, совершено безопасное место, которое на данный момент имеет ранг «F». Если вы это понимаете, то возможно… Впрочем, забудьте, о чем я только что говорил!

Внезапно, Глен подпрыгнул в воздух и сделал кульбит. Сделав два полных сальто, после которого он идеально приземлился на колени, уперся головой об пол, и сложил ладони по обе стороны от головы. Великолепное исполнение оригинальной магии Глена, «Двойной-лунный-кульбит-Догеза».

— П-, прошу вас, спасите эту бедную овечку! Умоляю!

— …

Этот бесстыдный жест заставил весь класс потерять дар речи.

Первой и без колебаний встала со своего места Люмия, чтобы разрушить это мучительную тишину.

— Сенсей, прошу вас, поднимите голову… Я хочу помочь вам в этой экспедиции!

Она сложила руки перед грудью, и, с улыбкой, посмотрела прямо в глаза Глену. Ее вид больше напоминал образ Святой, и, как ему показалось, за спиной появился яркий свет, который обжигал его глаза.

— Ух-х…

Систина, которая уже решила для себя изначально, что хочет принять в этом участие, поднять руку, но увидев решительный настрой лучшей подруги, занервничала и продолжала смотреть на нее.

— А-, Ангел!? – Глен был полностью очарован своему спасителю, Люмии. – … Я знал, что ты не оставишь меня одного! Я был полностью уверен в этом!

После этих слов, Глен встал на ноги, и от жалкого и бесстыдного магического инструктора словно след простыл.

— Да. Я сделаю все возможное, чтобы помочь сенсею написать великолепную диссертацию… Но, такой неопытный помощник, как я, действительно может хоть чем-нибудь помочь…

— Д-, диссертация? Я-, я не понимаю, о-, о чем ты таком говоришь! – Вернув себе прежний невежественный облик, Глен притворно улыбнулся. – И почему ты считаешь, что ничем не можешь мне помочь? Ты хорошо разбираешься в исцеляющей магии, но не стоит это преувеличивать, словно ты оказалась в пустыне и в безвыходной ситуации и ждешь помощи. По правде сказать, когда я планировал взять вас с собой, считал тебя незаменимым помощником. Огромное спасибо!

Глен разгоряченно похвалил своего нового помощника, от чего та тихо хихикнула себе под нос.

Вскоре, после Люмии, заговорила другая девушка.

— Хоть я и запуталась в том, что ты говорил, но хочу отправиться вместе с вами.

Девушкой, сидевшей за спиной Люмии, была Риель, и когда она объявила с полусонным выражением на лице о присоединение в группу Глена, добавила:

— Я – его меч. Предоставьте защиту Глена и Люмии на меня!

— И т-, ты… Впрочем, забудь об этом, ведь нам нужен кто-то, кто будет стоять у нас в авангарде… Хоть я и сомневаюсь, что во время путешествия в эти земли нас ожидают какие-либо «внезапные встречи». В любом случае, я полагаюсь на тебя, Риель.

— Угу…

После того, как двое студентов объявили перед всем классом, что они готовы присоединиться к Глену, были отчетливо слышны фразы: «Я так и думала» и «Я был уверен в том, что они обе присоединятся к нему… ».

— Систи? Ты не хочешь!? – сказала Люмия подруге, сидевшей рядом с ней за одной партой, когда села обратно на свое место.

— А-а… Эм…

— Систи?

Систина по какой-то причине выглядела сама не своя. На ее лице было непонятное выражение, которое она скрыла за ладонями. Вполне вероятно, что она хотела отказаться, не заявив тем самым о своем участии. Люмия, которая не понимала, что происходит с ней, не знала, что делать в подобной ситуации.

На самом же деле, Систина таила в себе детскую, но все же обиду на Глена. Она очень хотела отправиться на древние руины, и услышать лично от него приглашение присоединиться к команде исследователей. Если сказать проще, то Систина испытывала ревность.

«Ты незаменимый помощник, Люмия».

«Я полагаюсь на тебя, Риель».

Всем студентам в академии широко известно, что Глен был непосредствен, у которого отсутствовало доверие к людям, но он высоко ценил достоинства Люмии и Риель. Для всех людей, находившиеся в этот момент в классе, было очевидно, что обе вызовутся добровольцами и присоединяться к нему в исследовательскую экспедицию.

Исцеляющая магия Люмии по силе напоминала высокий уровни профессиональных лекарей, чего Систине требовалось колоссальных усилий, чтобы сотворить подобную магию. Риель же, которая являлась Придворным Магом Империи и обладала чудовищными по силе заклинаниями, также была с ней несравнима. Учитывая ту опасность, с которой они могли столкнуться в экспедиции, лучших кандидатов и не нашлось бы.

Это было очевидно для всех… и от этого ее сердце словно старалось выпрыгнуть из груди. Это случилось потому, что Глен проявил доверие к двум лучшим подругам, что сделало ее неудовлетворенной, от чего она начала им завидовать.

«С-, совсем недавно, я сражалась вместе с ним против могущественного мага и одержала победу… ».

Если бы она вызвалась добровольцем, прозвучали бы от него теплые слова?

«Нет-нет-нет-нет… Этого определенно и не произошло бы… ».

— Что случилось, Белая Кошка? Неужели ты хочешь отправиться вместе с нами? Хм-м… Принимая тот факт, что ты самоуверенная, мне не хочется брать тебя с собой. Но, полагаю, остальные откажутся пойти вместо со мной, просто приму твою просьбу, так как с этим ничего не поделаешь. Прошу, только не будь нам обузой в пути.

Такой высокомерный тон в голосе, прозвучавший из уст Глена, заставил ее возненавидеть этого человека еще больше. Мало того, что он описал все достоинства Люмии и Риель, так про нее же саму не проронил ни единого слова.

«Черт его подери… Н-, но… мне хочется отправиться в исследовательскую экспедицию… ».

Систина мечтала стать знаменитым археотауматологом, как ее покойный дедушка, Рудольф Фебелл. Будучи при жизни, он хотел изучить тайну Небесного Замка Мельгариус, но из-за смертельной болезни, ему не удалось исполнить свою мечту. Систина была неравнодушна к своему дедушке и с интересом слушала его рассказы, когда он изучал найденные им древние руины. Более того, она решила во что бы то не стало отправиться в то место, в котором Рудольф Фебелл мечтал побывать.

Систина действительно хотела побывать в Обсерватории Таума хотя бы раз из-за личных мотивов. Можно даже сказать, что она желала этого всем сердцем, но по причине ее бессмысленной гордости и тривиальной ревнивости, и не стоит забывать, что ей нужно было объявить о своем решении перед самим Гленом, всячески протестовала внутри себя.

«Что я могу сделать? Мне действительно хочется отправиться туда, но я не хочу, чтобы меня воспринимали за обузу. Лучше уж воспринимать Люмию и Риель так, нежели меня… ».

После этих мыслей она нахмурила брови, не желая с этим смиряться.

— Хм-м… Кто-нибудь еще заинтересован в этом?

Глен окинул взглядом весь класс и посмотрел на Систину… но ей было до этого никакого дела, так как она боролась с внутренними эмоциями, даже не заметив того, что на нее уставился бестолковый инструктор.

«Точно! Если поразмыслить, благодаря этому, я получу ценный опыт! Мне всего-то и стоит сказать об этом, и чтобы прозвучало это более правдоподобно. Однако, мне вовсе не этого хочется, но все-таки я хочу поехать вместе с ним! Мое участие можно также воспринимать, как за должок!».

И с этой идеей, которую она только что придумала, Систина переменилась в лице.

«Я даже не буду воспринимать всерьез его слова о том, что буду ему обузой, и не потеряю при этом свою гордость! Да… Реше-… ».

В тот момент, когда она была готова поднять руку…

— Тогда я в деле…

Это было удивлением для всех в классе, когда нечто подобное вырвалось из уст Гибла.

Систина снова опустила руку, чтобы не мешать ему говорить.

— Я вовсе не беспокоюсь о сохранении рабочего место инструктора, кто бы что не подумал, но сперва мне хотелось бы спросить. Получим ли мы опыт, который соберем в ходе исследования древних руин, и будет ли это как-то записано в нашем выпускном листе? Я буду готов принять в этом участие, даже если это место с таким низким рангом, и записать его в свое резюме, когда буду искать работу.

«Он только что прочитал мои мысли… !».

Систина, потрясенная этим, села обратно и взялась за голову, поскольку ее опередил Гибул.

— Ха-а… Что же с тобой поделаешь, проблематичный ты ребенок… но хорошо, я беру тебя. Есть кто-нибудь еще?

«Что мне делать, что мне делать, что мне делать… ?

Если я воспользуюсь этой же идеей, который озвучил Гибул, то буду ли я выглядеть неубедительной? Смогут ли одноклассники заметить мои скрытые намерения и истинные желания, потому что я повторила за ним? Нужно ли мне придумать другое оправдание?».

Систина выглядела так, словно заблудилась в лабиринте, пытаясь найти выход.

В след за Гиблом другие студенты подхватили его любопытство и заинтересованность.

— Сенсей! Меня! Выберите меня! Я люблю такого рода приключения! Эй, Сесил, ты не хочешь со мной?

— Да. Я хочу стать в будущем выдающимся ученым, и подобного рода древние развалины меня дико интересуют. Сенсей, примите ли вы меня вместе с Кешью?

— Серьезно? Знайте, что это не простой поход в лес. Ладно, беру вас обоих.

Экспедиционная группа уже насчитывал пятерых человек, в которую только что вошли атлетичный Кешью Вингер и скромный книжный червь Сесил Клейтон.

— Эм… Сенсей? … Я тоже хочу…

— Эй, Сенсей? Если вы хотите взять нас с собой, то позвольте мне присоединиться к вам!

В след за двумя парнями, в воздухе показались две женские ручки. Это была застенчивая Рин Тетис и идол этого класса Тереза Рейди.

— Тереза еще ладно, но… Рин? Ты уверена, что хочешь этого? Это для меня выглядит сюрпризом, ведь я всегда принимал тебя за серую мышку.

— Я… Я… Я в-, все еще хочу, чтобы сенсей продолжал учить нас и дальше! … Ум-м… Возможно, в дороге я буду вам мешать, но с о-, остальным я справлюсь… П-, прошу вас…

— Ах, вот в чем дело. Спасибо тебе, Рин, что заботишься обо мне…

«Черт! Я так завидую тем, кто спокойно может говорить о своих чувствах!».

Систина проклинала себя за отсутствие смелости.

— Точно, сенсей. Если нам будет необходима провизия в дороге, то положитесь на мою семью, Конгломерат Семьи Рейди. Конечно же, что я возьму на себя расходы, и гарантирую, что будет это стоить гораздо дешевле, чем где-либо еще. Вам не нужно больше беспокоится об этом. Считайте это как за услугу, учитывая, что вы обучаете меня магии… Хе-хе-хе~.

Глен тупо уставился на нее, когда она во все лицо улыбнулась, закрыв при этом глаза.

— Тереза… откуда ты узнала, что академия вовсе не собирается спонсировать эту экспедицию?

— … Что? О чем вы говорите, сенсей?

— Мне трудно отказаться от такого выгодного условия. Не планируешь ли ты, таким образом, расширить бизнес своей семьи и включить академию? Это ради финансового будущего твоей семьи… ?

— Чего? Как вы могли подумать об этом?

— Определенно в тебе говорят навыки выдающегося торговца, как странно бы это не прозвучало… В любом случае, ты мне здорово помогла…

«У-у-у… Я так ей завидую, ведь она так уверена говорит о своих намерениях… ».

Тем временем, пока Систина продолжала всем видом выражать недовольство, в экспедиционную команду вошли Рин и Тереза, и теперь осталось только одно место.

«Черт! Почему я так забочусь о своей гордости?

Мне все равно, что думает обо мне этот парень, но, так как не могу попасть в другие места, где находятся древние развалины, остается только Обсерватория Таума… Я ни за что не упущу такую возможность!».

Наконец, она решила встать с места, чтобы сообщить, что хочет отправиться вместе с ненавистным ему человеком, но когда она подняла руку…

— А, точно. Осталось еще одно свободное место. Сказать по правде, я уже давно решил, кого собой возьму.

— Че-… !

Такая внезапность со стороны Глена заставило Систину замолчать.

«Я? Он думает… обо мне… !?».

Сознание покинуло ее бедную голову.

— И этим человеком, кого я обязательно хотел бы взять с собой, даже если мне придется целовать ей ноги и умолять…

Глен и Систина встретились взглядами.

— … Что!?

Глядя ему в глаза, ее сердце начало бешено колотиться.

— Последним будет…

Глен медленно подошел к ее парте, где она сидела. Она думала, что он тянул специально, чтобы немного подразнить ее.

«Не может быть… Он выбрал меня… !?».

Когда он приблизился к ней как можно ближе, ее сердце забилось еще быстрее.

«С-, сенсей… хоть он и тянет с этим… мое сердце… ».

Систина едва ли могла усидеть на месте и не запрыгать от радости, но…

«Чего… !? А!?».

Глен прошел мимо, отвернувшись от нее.

— Венди… будет моим последним участником, и именно ты должна отправиться вместе с нами. Не хотела бы ты пойти со мной? Прошу тебя! – пройдя еще пять парт, начиная с того места, где сидела Систина, он встал перед Венди Нейблес.

С оглушающим грохотом, она села на стул и ударилась головой о парту.

— Как может такая достойная леди, как я, отправиться в какую-то деревенскую глушь?

Упершись головой о руку, она все видом давала понять, что это ее никак не интересует.

— Чтобы написать диссертацию, мне нужен специалист по расшифровке древнего языка. У меня больше нет ни одного знакомого, кто бы с легкостью справился с этой задачей. Я нуждаюсь в твоих силах.

Закрыв глаза, Венди думала про себя.

— Так что скажешь? Тебя это устроит? Прошу тебя, я ручаюсь, что в этой поездке ты не пострадаешь. Ой, мне стоило сказать, что никаких опасностей мы не повстречаем на пути к руинам, но с шансом один-на-миллион защищу тебя. Поэтому, пожалуйста, прими мое приглашение!

Глен замолк, сложив перед собой руки в мольбе.

Венди, посмотрев на него краем глаза, вздохнула.

— Ха-а… Ну что с вами поделать… – неохотно согласившись, она присоединится в экспедиционную группу. – Обязанностью благородного человека считается узнавать, как живут простые люди, не говоря уже о том, что он должен выслушивать их просьбы… Хоть я не желаю этого, но мне придется пойти с вами…

— П-, премного благодарен! Венди-чан, я люблю тебя~ !

— Прекратите! Отвратительно! Джентльмены не должны вести себя так перед женщинами… Джентльмены…

Начиная обучать Глена правилам поведения в обществе, для Систины, тем временем, время, будто бы, остановилось.

— Систи? Что случилось… !? Ты же хотела посетить эти древние руины, так почему же ты промолчала!?

— Систина? М-м!? Она не отвечает… Странно.

Систина ничего не слышала, что сказала ей обеспокоенная Люмия и Риель. Она полностью ушла в себя, и посчитала, что виной всему послужила ее гордость, чтобы исполнить мечту всей своей жизни. Систина почувствовала себя маленьким избалованным ребенком, которому все сходило с рук.

Все одноклассники находились в шоке и были в замешательстве: «Почему сразу же вызвались Люмия и Риель, а Систина осталась сидеть на месте?». Такое поведение было трудно объяснить даже ей самой.

— Ой, погодите! Я еще не закончил… !

— Э-э… ладно…

Глен вернулся обратно к доске и встал за кафедру.

— Итак, теперь команда для отправления к древним руинам собрана! Я благодарю всех вас и спасибо, что уделили немного внимания! А теперь я хочу, чтобы мы собрались после занятий и обсудили детали предстоящего путешествия.

Поскольку Глен объявил о конце набора в команду… развалившееся на столе Систина, безмолвно начала вставать со своего места.

— Ч-, что такое, Белая Кошка? … Т-, ты собираешься ругать меня за то, что я до сих пор не написал диссертацию!?

Глен рефлекторно сделал шаг назад, прислонившись всей спиной к доске, когда к нему начала приближаться молчавшая все это время Систина.

— Э-, это вовсе не моя ошибка, Белая Кошка! Э-, это, скорее, о-, ошибка самой системы обучения… !

Однако, чтобы он не говорил, он заметил странное выражение на ее лице.

— У-у-у…

— … ?

— … Я…

Глаза Систины полностью были в слезах. Ее рот то открывался, то закрывался, словно у рыбы, которую выловили из реки. Глену было очевидно, что она пыталась что-то сказать, но он улавливал только бессвязную речь.

— … В чем дело? Ты меня начинаешь пугать…

Едва слышимый голос Систины, звучал раздраженно, и в то же время никак не подходил ее нынешнему состоянию. Глен был не силах что-либо ответить, глядя на несвойственное поведение выдающегося студента этого класса.

В этот момент, за спиной Систины появилась Люмия, которая с помощью языка жестов (абсолютно необходимых, чтобы считать себя полноценным магом), намекнула Глену о ее истинных намерениях. Затем, после своеобразного сурдоперевода, опустила голову, как бы умоляя взять ее с собой.

— … Так вот оно что? А я подумал…

После недолгой паузы, Систина, которая после объяснения Люмии, несколько раз утвердительно закивала головой, и, учащенно дыша, смотрела на него с покрасневшим от слез лицом.

Заметив это, Глен отошел в сторону и объявил всему классу:

— Тогда я предлагаю роль лидера в этой экспедиции Белой Кошке!

— … Что?

Систина с широкими глазами посмотрела на него, но Глен не думал останавливаться.

— Очевидно же, что я вовсе не хотел тебя обделять, и независимо от того, желала ли ты этого или нет, собирался тебя взять с собой. Это было принято мной еще с самого начала… Да.

— Н-, но… почему я?

— Эм-м… Дело в том, что я вовсе не разбираюсь в археотауматологии… Как бы точнее высказаться… мне нужно было с кем-то проконсультироваться, прежде чем отправиться в эту экспедицию. Мне нужен был эксперт в этой области, так я думаю. Ты согласна?

— Э-, эксперт? Й-, я!?

— Именно, именно… В любом случае, мне нужно, чтобы ты обязательно присоединилась в этой экспедиции, независимо от того, что думаешь, даже если выглядит так, будто бы я злоупотребляю властью. Если ты откажешься от этого, то заставлю тебя принять это силой… Хе-хе-хе~.

— Т-, ты… !

Систина моментально изменилась в выражении, когда посмотрела на бестолкового инструктора.

— Д-, думать о моей успеваемости, чтобы заставить меня принять в этом участие… т-, ты хуже мусора! П-, почему ты просто не можешь попросить меня как подобает воспитанному человеку!?

— Нет, я этого не могу сделать. Мне очень сложно выражать свои истинные чувства… Понимаешь?

— У-у-у… П-, прекрасно! На этот раз сделаю тебе исключение! Т-, только потом посмей снова воспользоваться таким гнусным и необоснованным планом, чтобы привлечь мое внимание! Из-за твоего низкого профессионального уровня, ты решил просить у меня помощи?

Недовольная Систина начала выплескивать все свои эмоции наружу, и были они направлены исключительно на бестолкового магического инструктора, на Глена.

Для любого студента, который находился в этом классе и наблюдал за этой картиной со стороны, было очевидно, что Систина была в восторге от участия в исследовательской экспедиции.

«Ха-а… какая проблемная девчонка… ».

К такому выводу пришли все, включая даже самого Глена.

***

Прошла неделя с того момента, когда Глен сообщил всему классу о исследовательской миссии.

Класс продолжал обсуждать детали экспедиции, и им нужно было учесть все недочеты. Помимо этих бесед, студентам так же нужно было пройти инструктаж по выживанию в окружающей среде. Короче говоря, они оставались после занятий для внеклассных занятий, чтобы им позволили изучать древние руины.

После всех этих мучительных подготовок, наступил последний день тренировок, когда они завтра все вместе соберутся и отправятся в экспедицию.

В шумном южном районе города Фиджит, в небольшой и неприметной таверне, скрытой в переулках, у барной стойки сидел Глен.

— … Полагаю, что самая тяжелая часть, наконец, закончилась.

Изнуренный и потерявший все силы Глен мог себе это позволить, ведь именно этот день был заключительным днем подготовки.

— Эти дети все еще считают, что это простой поход на пикник… Все должно быть хорошо, если я буду внимательно за ними приглядывать.

Глен не мог попросту ими командовать.

— Ну что же…

Целью его визита в эту непримечательную таверну вовсе не было напиться и отметить конец всех работ. Он должен был кое с кем встретиться, но этот человек до сих пор не появился, поскольку Глен пришел сюда на час раньше запланированного времени.

— … Наверное, я пришел сюда довольно рано.

Глен всегда ли успевал приходить вовремя, но, по случайному совпадению, он находился совсем недалеко от места встречи.

— Может, мне вздремнуть… ? … Нет ли здесь кого-нибудь, с кем бы я мог скоротать время… ?

Скучающий Глен начал рыскать в своей сумке, которую он положил рядом, и нашел в ней стопку бумаг.

— Эм-м? Это…

В руках он держал диссертацию, на первом листе котором было что-то написано. На самом верху красовалась надпись: «Исследование Обсерватории Таума. Пространственно-временная магия».

— А-а-а… Так об этом документе говорил мне директор. Именно из-за этой бумажки я был вынужден приняться за это работу.

Несколько дней тому назад, после того, как Глен покинул кабинет директора, он отправился в библиотеку и взял с собой несколько справочников по месту, в которое он собирался отправиться. Больше всего его заинтересовала именно эта диссертация.

— Когда я был занят подготовкой студентов, у меня совершенно не имелось возможности прочесть ее…

Если бы с ним рядом стояла некая девушка с волосами цвета серебра, она определенно бы на него накричала: «Это так безответственно», и начала бы всячески ему докучать.

— … В любом случае, так я смогу скоротать время.

В этом документе говорилось о предыдущей экспедиции, и в них присутствовали основные выводы исследователей, которые были написаны на табличках, найденными ими в руинах. В целом, довольно простая вводная часть, которую обычно пишут на титульном листе.

«Прочитав это, сразу можно догадаться, что это место бесполезно во всех планах… ».

Глен без интереса продолжал листать документацию.

Он прочитал кучу записей, которые были переведены с найденных табличек, но не в одном из них не было упоминаний, чтобы потом ее можно показывать на научной конференции по археотауматологии, а точнее, полезным в плане каких-либо заклинаний. Руины были полностью исследованы и все сокрытые помещения, которые смогли найти ученые, задокументированы на этих листах. Там не было ничего такого, чтобы назвать это место значимым объектом этого континента.

«Это было настолько нелепым решением, что потом по ней решили сделать диссертацию».

Глена больше заботило, как напишет собственную диссертацию, после прочтения которой сам не уснет.

Достигнув той части, посвященной рассуждению автора, содержание резко изменилось.

Обсерватория Таума была принята магическим сообществом как самое бесполезное место, но автор решил бросить этому месту вызов и пришел к выводу, что эти руины являлись древним ритуальным местом для создания пространственно-временной магии – огромное магическое сооружение.

«Как он пришел к такому смешному выводу?», – с саркастической улыбкой, Глен перевернул лист.

Использование времени и пространства, которое больше известно, как пространственно-временная магия, являлось величайшим творением Темной Магии. Ее активация была крайне абсурдной, потому что в нем имелось множество проблем. Например, описанные ограничения и способ, с которым человек, если он правильно соблюдет все факторы, мог свободно распоряжаться временем и пространством… Проще говоря, свободно перемещаться во времени… Очевидно, что это было на грани фантастики.

«Автор слишком об этом задумался. Если бы, на самом деле, это устройство и могло отправить человека во времени, то… Как бы выразиться… мир сейчас не был бы уничтожен?».

— … ! … Оу!?

Глена медленно начало затягивать то, что было написано на бумагах. Различные таблички и рисунки ясно давали понять, что это являлось далеко не фантастикой, и что пространственно-временная магия действительно когда-то использовалась. Разные результаты, анализы, которые были очень подробно расписаны, что для ее активации требовалось применение лей-линий, которые были так же хорошо изучены в этой местности, эксперименты и так далее. Глен не мог подумать про себя, что заставило автора не сдаться и пойти дальше. Невероятные мысли, которые он воображал и воплощал в догадки, будто строил замок из воздуха, привлекали внимания восторженного Глена. Автор убедил его, что самое бесполезное место, являлось важным древним сооружением, и целью ее считалась, несомненно, пространственно-временная магия. Но самым главным заключением в этой документации было то, что ученые не смогли найти доказательство активации этого заклинания: «Почему? Как они ее активировали? Здесь чего-то не хватает? Неужели мы что-то упустили?». С этими словами автор закончил писать свою диссертацию.

— А-ах… Прочитал все и сразу…

Глубоко вздыхая, Глен положил обратно документацию в сумку. Затем он посмотрел на время и понял, что убил гораздо больше времени, чем сам того ожидал.

— Хм, такой отчет действительно заставил меня взглянуть на это место «с другой стороны». Не один из квалифицированных профессоров даже не захотел бы отправиться туда… Верно говорят, что насколько бы ты идеально расписал все на бумаге, это будет расценено как дешевая подделка…

Автора совершенно не волновало отсутствие каких-либо вещественных доказательств, но, тем не менее, он решил это записать. Различные эксперименты, воображения, заключение догадок и идеи были тщательно сформулированы в виде рассуждения, которые заслуживали того, чтобы это начали воспринимать всерьез, и чтобы их начали изучать другие люди.

— … Кто же написал это великолепную диссертацию?

Глен снова достал ее из сумки и прочел имя автора.

«Рудольф Фебелл».

— А-а!? Фебелл… Почему мне эта фамилия хорошо знакома… ?

В его голове начал появляться образ надоедливой девушки с волосами цвета серебра…

— Какая случайность. Ты редко приходишь вовремя…

Раздавшийся внезапный голос, наполненный холодом, испугал Глена, от чего он уронил диссертацию на пол. Опустившись, чтобы поднять стопку бумаг, посмотрел на того, кто его отвлек.

— Не надо меня так пугать, Альберт!

— Ты слишком беспечен. Если бы я был киллером, то определенно бы с легкость убил тебя.

Это была запланированная встреча, которая происходила раз в месяц для обмена информацией.

— Слышал, что ты вляпался в неприятности.

— … Это…

— И чтобы ты начал скрываться за спинами своих студентов, покрывая свои ошибки… тебе уже ничем не помочь.

После этих слов, Альберт сел рядом. Естественно, что ему было хорошо известно, куда завтра отправится Глен, от чего тот выглядел сейчас раздраженно и подавленно.

— Эм… Вовсе не так… В общем, со мной произошли кое-какие обстоятельства…

Альберту не понравились такие оправдания, от чего он молча посмотрел на бармена, и в его руке появился стакан бренди, который великолепно проскользил по барной стойке.

— Ха-а… Ты поступаешь крайне безжалостно…

Глен тоже не оставался в стороне и заказал себе стакан с бренди.

С алкоголем в руках они обменялись новостями о последних событиях – о текущей ситуации в Имперском Правительстве, о военных инцидентах, и, к тому же, о новостях из магической академии. В прочем, это выглядело как двое тайных агентов рассуждали о текущей миссии.

— Кстати, Альберт? Были ли какие-нибудь случаи от той организации?

Глен сменил тему на то, что его больше интересовало.

— Эти люди… к моему удивлению, они сейчас необычайно спокойны…

Эта организация, о которой шла суть, охотилась за отреченной принцессой Империи, а если точнее, то им нужна была скрытая способность, запертая в теле Люмии. Эти культисты называли себя Исследователями Божественной Мудрости[3].

— Но несколько дней тому назад они покушались на принцессу.

— Ч-, что!? Ты не врешь!?

Этот внезапный ответ поверг Глена в ужас, от чего он крикнул так, что развеял тишину, царившую в таверне.

— … Успокойся. Не допускай того, чтобы такое мелкое происшествие заставило тебя так занервничать.

— … Ладно.

Альберт сохранял свой обычный колкий образ и сделал глоток из стакана, державшего в руках.

— Так что же все-таки случилось?

— Мы заметили их довольно рано и моментально расправились с ними, кто был хоть как-то в этом замешан, – ответил он так, будто этого и не происходило вовсе. Глен напряженно вздохнул. – Теперь мы можем спать спокойно.

Сделав глоток из стакана, алкоголь, не обладая никаким вкусом, смочил его горло.

— Скорее всего, я расправился с теми, кто работал сам по себе. Среди них не было того, кто руководил данной операцией, а их способности и сила выглядели и то жалко. Они были всего лишь мусором, не более.

— Когда мы стоим на страже, независимо от того, насколько силен наш враг, мы обязаны одолеть всех, даже если это мусор. Разве я не прав?

Глен пожал плечами, когда на него непредвзято взглянул Альберт. Было совершенно немыслимо, что прямо перед его носом произошло нечто подобное, а он этого никак не заметил.

Глен когда-то давно служил Империи и был Придворным Магом, хоть и являлся всего лишь магом третьего ранга. Имея такой статус, он сражался в любых битвах, не на жизнь, а на смерть. Альберт же, по сравнению с ним, мог спокойно со всем разобраться, не говоря об этом Глену. С таким сильным человеком было страшно стоять с ним по обе стороны поля боя.

— С тех самых пор они не предприняли ничего нового. Сейчас же можно с уверенностью заявить, что принцесса сейчас в безопасности.

— … Вот как…

С такими замечательными новостями Глен расслабился, но это были не все новости.

— Но, судя по рапорту, полученной от разведки, организация нашла себе новую цель. Можно сказать, что теперь их перестала интересовать принцесса.

— Новая цель… ?

— Верно. Организация сконцентрировала все свое внимание на новую цель, но в деталях мы не до конца уверены. «Отшельник» и «Жрец» уже занялись расследованием. Что сейчас более важно, в последнее время начал действовать Джатис Лоуфан.

Джатис Лоуфан: экс-агент Имперских Придворных Магов, который был виновен за развернувшуюся вокруг Глена и Систины трагедию, произошедшую в прошлом месяце. Человек с поехавшей головой.

— Джатис сфальсифицировал свою смерть, и прежде, чем вернуться, все это время прятался от нас… После встречи с вами, он был замешан в нескольких делах, произошедших в городе Фиджит. Он убил всех, кто имел хоть какое-то отношение к Исследователями Божественной Мудрости… даже убив ни в чем невинных жителей этого города.

Этот человек явно бесил Глена, от чего он потерял дар речи.

Джатис был очень опасен и верил в свою собственную справедливость. При необходимости он мог убить даже невинного человека и не испытать при этом никаких чувств, кроме как наслаждения, поскольку он искренне верил в то, что делает все правильно. Джатис считал, что выносит всем виновным «приговор».

— Только что этим утром я получил новость о том, что начальство Придворных Магов направило в восточный регион людей для ликвидации этого человека. Конечно же, что это новость, которой они руководствовались, была простой приманкой.

— Черт бы его подрал… Он опасен не только для Империи, но и для культистов. Что именно им движет и чего он пытается достичь?

Глен со злостью ударил кулаком по барной стойке. Звук от удара отразился от стен таверны и нарушил тишину.

— Я не уверен, но, по-моему, он что-то ищет. Похоже, что Джатис просто специально дает о себе знать, чтобы выслать как можно больше людей для его ликвидации.

— Этот ублюдок…

Как бы не старался Глен напрячь свой мозг, его было очень трудно понять, чтобы как-то предсказать его дальнейшие действия. Правду говорят, что мысли сумасшедшего недосягаемы для человека со здоровой головой.

— В последнее несколько лет конфликт с соседним королевством Резалия только усиливается. Совсем недавно в их парламент пришли правосторонняя партия – Орден Святой Молитвы. Именно их законы развязали руки церкви, от чего они начали отправлять инквизицию в поисках еретических сообществ. Это уже заставляет задуматься о будущей войне с соседним королевством, – поняв, что он рассказал очень много, Альберт сменил тему разговора. – После заседания правительства, было решено взвалить защиту принцессы на плечи «Колесницы», а меня вернут обратно в штаб. Как только разберусь со всеми делами, я вас оставлю… Извини.

— Тебе отзовут в столицу? Полагаю, что у них действительно серьезные проблемы…

С этими мыслями Глен погрузился в кровавое прошлое.

Как один из сильнейшего отряда Имперских Придворных Магов, Альберт с легкостью мог справиться с поставленной задачей и считался фаворитом среди людей из высшего руководства. Его считали таким не вовсе потому, что он выполнял всю грязную работу в одиночку, которые они ему назначили.

— Тут я тебе ничем не могу помочь. Ни у противника, ни у нас нет безграничной военной мощи. Если рыба не собирается ловить «приманку», то «рыбаку» нет необходимость продолжать стоять на месте. Хоть это и дело вкуса, но говорю что-то подобное.

«Приманка». Альберт промямлил себе под нос с толикой сарказма в голосе, но, к сожалению, это слово, в основном, использовали военные и правительство.

Люмия считалась как раз-таки «приманкой» для организации, чтобы раскрыть их коварные планы. Понимая это, она никак не могла покинуть стены академии, и должна была оставаться досягаемой для врагов. Для армии и правительства Люмия так же считалась и «целью для наблюдения». Если с ней произойдет что-то серьезное, она моментально может стать «целью для устранения». Оберегаемая силами первоклассных магов, ее уникальные возможности не так запросто будут раскрыты посторонним людям.

С такими унизительными планами Алисия Седьмая должна беспокоиться за жизнь своей любимой дочери.

«Почему Исследователи Божественной Мудрости… изменили свои планы… ?».

До этого дня они использовали все уловки, чтобы заполучить скрытую силу Люмии в свои руки – неважно, мертвой или живой она была. Исследователи Божественной Мудрости считали, что следуют идеалам, и очень заботились о ее похищении.

Но… они явно что-то скрывали… Этот вопрос заслуживал отдельного рассмотрения.

«Неужели они бросили свои планы на счет Люмии?».

Тревога не покидала взволнованное сердце Глена, и начала все сильнее возрастать.

«Ведь во время Полевого обучения произошел инцидент с [Проектом: Возрождение]… или я что-то упускаю?».

Эти мысли, которые вызывали только беспокойство, продолжали накапливаться, но как бы он не старался не думать об этом, не было ни единой веской причины, чтобы забыть о подобных мыслях.

Оставить комментарий