Том 6. Глава 4. Упрямая и переменчивая личность

Опция "Закладки" ()

Под звездным ночным небом… я вспоминала, когда вышла из бескрайнего «Звездного Kоридора» и встретила Глена. После окончания службы, когда вся эта военная рутина доставляла мне одни лишь xлопоты, решила усыновить его без какой-либо конкретной причины, только лишь исключительно по своей прихоти.

Прошло время после того, как я взяла к себе домой, осознав, что на самом деле являюсь нежной и ранимой женщиной, натянув на себя маску сильного и уверенного человека, который то и дело живет одними лишь сражениями. Мне пришлось прекратить притворяться им и жить по-новому, решив дорожить новыми драгоценными моментами и разделив это со своим «подарком» судьбы.

Tо, что я ощутила после усыновления Глена, являлись спокойными, милыми и теплыми днями, за которыми позабыла грусть и печаль своего ужасного прошлого, сопровождавшие почти всю мою нелегкую жизнь.

— Эй, Серика? Какой теперь эксперимент мы будем делать сегодня!?

— Дай-ка мне подумать… может, что-нибудь из алхимии? Xочешь сделаем кристалл красного цвета?

— Ува-а-а-а! Звучит здорово!

Время, проведенное вместе с Гленом, заставило мое сердце наполняться новыми эмоциями, а вместе с ними создавать новые приятные воспоминания.

Это были самые прекрасные моменты, которые я не испытывала с тех пор, как впервые очутилась в этом незнакомом мире. Люди никогда не смогут жить в полном одиночестве, и это знакомо всем, но мне потребовалось для этого около четырехсот лет. Это никак не излечит мой «недуг», с которым я так до сих пор и не справилась…

***

— … То есть, эта нормально-выглядящее помещение является центральным залом Oбсерватории Таума?

На шестой и, скорее всего, уже последний день экспедиции группа пришла в самое отдаленное место древних руин – Планетарий, где в самом его центре невысоко возвышалась магическое устройство, а рядом с ней стояла большая черная табличка.

Устройство по виду напоминала огромные весы для взвешивания. В его центре в невысоком, но широком стволе находились многочисленные шестеренки и сложные механизмы. На двух его блюдцах лежали два кристалла на каждой, по форме который представлял икосаэдр с двенадцатью вершинами, а его грани представляли из себя ромб. Этот магический аппарат – древняя реликвия, которая являлась самой главной конструкцией этого зала, и с помощью ее можно управлять Планетарием. Она была создана по принципу той же древней магии, с помощью которой древняя цивилизация построила это место.

Предыдущие исследователи предположили; чтобы создать проекцию ночного неба в этом полусферическом зале, нужно было использовать магию света. Помимо этого, что было переведено с черной таблички, ничего нового не удалось обнаружить об этом объекте, поскольку более детальному исследованию препятствовала та самая Этерийская Защита, которая находилась здесь буквально повсюду, что усложняло работе по демонтажу или даже подбору кристаллов с его блюдец.

В чем заложена его основная идея? Для чего древние люди построили эту штуковину? Вопросы, на которые ученые не могли найти ответа, до сих пор оставались загадкой.

— Я никогда не видела это своими глазами, но из того, что мне довелось услышать, так это какой был огромный Планетарий! Глен, ты меня слышишь?

— … Aх, да… Приступим.

Глен не мог не отвести взгляда от Серики, поскольку вид хрупкой и ранимой женщины, которая этой ночью разделила с ним источник, не соответствовал вчерашнему образу, словно тогда это было плодом его воображения или сновиденьем. Он не хотел обсуждать это с ней и изо всех сил старался стереть воспоминания об этом событии (скорее, намеренно хотел позабыть о том, что произошло вчера).

— Эм, сенсей? Поскольку мы проделали весь этот путь ради того, чтобы попасть сюда, так почему бы не активировать эту штуку? – Систина не находила себе места, когда шла по коридорам, и всячески докучала Глену на протяжении всего пути.

— Что? Звезды!? Ты серьезно этого хочешь… ?

Все еще продолжая вспоминать, что произошло вчера, Глен от неожиданности сделал шаг назад. Однако Систину это никак не заботило, и она продолжала настаивать на своем.

— Прошу вас, сенсей. Я хочу увидеть, как работает этот Планетарий!

— Хм-м-м… Я подумаю об этом.

— Да сделай ты уже то, что она просит. В конце же концов, это устройство является самой известной древней реликвией Обсерватории, – Серика выразила поддержку не унимающейся до сих пор Систине.

— … Меня больше всего заботить то, что я буду писать в своей диссертации, а не возиться с этой штуковиной. Мне нужно придумать на что стоит опереться для его написания.

— Я обязательно помогу тебе с этим, но потом. А сейчас просто активируй это устройство и насладись представлением.

— Ха-ха… если ты мне это обещаешь… – подходя к табличке, Глен с веселой улыбкой начал вводить команды, которые были выгравированы на ней. – Полагаю, этого будет достаточно? Тьфу, древняя письменность… как же она раздражает…

Магия, которая использовалась в древней цивилизации, также называлась древней магией. Люди, которые живут в настоящем времени, никак не могли понять теорию и конструкцию независимо от того, с каким подходом ее изучали. С учетом отсутствия понятия о древней магии, люди спокойно себе продолжать жить дальше, поскольку уже давно были изобретены магические устройства для облегчения жизни человека.

— Думаю, что теперь все готово.

После того, когда Глен прикоснулся к последнему слову на табличке, символы на ней засветились ярким светом. Все помещение погрузилось во тьму, от чего студенты затаили дыхание в предвкушении необыкновенного зрелища.

— …. !!!

Перед их глазами появилась прекрасная и великолепная картина. На стене засветились маленькие точки, появлялись туманности, полоски, которые, судя по-всему, образовывали траекторию полета кометы, а воздухе витала серебряная цвета дымка… Все позабыли, как правильно дышать, словно группа исследователей попала в какую-то сказку, от чего до сих пор не могли понять, где сейчас находятся: внутри помещения или же вовсе в космосе.

Был ли это всего лишь простой фокус, когда алтарь спроецировал изображение звезд на стене? Нет… На данный момент всем было очевидно, что они сейчас находятся в глубинах бескрайнего космоса.

— Странными были люди в то время. Несмотря на могущественную колдовскую цивилизацию, они потратили свои силы и на это… О чем они только думали? – Глен, которого поразила красота этой магии, стоял в изумлении, и, видимо, даже его черствая натура иногда бывает более мягкой.

— Технологические открытия и культурные достижения не стоят на месте. Возможно, это место было как-то связанно с религией того времени, или же его использовали в качестве развлечения… кто знает… – Спустя некоторое время к загипнотизированному Глену подошла Серика и выключила главный механизм зала. – Ну а теперь давайте начнем изучать это место. Не волнуйтесь, как только мы закончим, еще раз посмотрим на звезды, сколько сами того захотите.

Как и обычно, все студенты взялись описывать все предметы, находившиеся здесь, переводить символы с табличек, пытаться найти потайные помещения и искать доказательство существования необычной магии. Они делали то же самое, что и в предыдущие дни экспедиции.

Все прекрасно понимали, что работа будет закончена к концу дня, и несмотря на то, что они были разошлись по разным местам зала, студенты усердно выполняли поставленные задачи.

«… Я сомневаюсь, что мы найдем что-нибудь ценное… », – криво улыбнувшись, Глен рукой провел по гравюре, которая находилась на полу.

— Профессор Арфониа!

— Что произошло, Систина? Зачем ты зовешь меня!?

— Эм-м-м… у меня есть к вам просьба, – нервничая, Систина не понимала, стоило ли ее просить об этом. – Пожалуйста, профессор, не могли бы вы проанализировать это устройство, которое приводит в действие Планетарий?

***

Когда Pудольф Фебелл был еще жив, Систина, вспоминая те моменты, когда стояла рядом с его кроватью, внимательно слушала его рассказы.

— Моя любимая Систина, слушай меня внимательно… В Обсерватории Таума есть зал, который показывает звезды. Называется он Планетарий… там находится устройство, которое имеет какую-то неопределенную связь с Небесным Замком Мельгариус.

— О, о чем ты говоришь? Eсть ли этому доказательства, дедушка?

— Н-, на данный момент их нет… – прикованный к постели, Рудольф, собрав все силы, покачал головой в стороны, – но я верю своей интуиции, поскольку не год уже занимаюсь археотауматологией…

Отрицая жестокую реальность, его глаза выражали уверенность в своих догадках.

— … Если бы не мои старые кости, я бы уже давно раскрыл тайну Планетария Обсерватории Таума.

— Д-, дедушка…

Затем, после его смерти, Систина вспомнила о последней диссертации, написанной его рукой, которое называлось «Исследование Обсерватории Таума. Пространственно-временная магия», его Опус Ультимум[10]. В нем были заключены все мысли и догадки, которые были у него в голове, но… в итоге, его идеи не были восприняты всерьез другими учеными.

Все, кто читал диссертацию Рудольфа, даже сама Систина, были с ним согласны, но несмотря на замечательную аргументацию, приведенную в его работе, ему не хватало самых мелочных доказательств, чтобы связать все несостыковки воедино.

Ну а теперь вернемся в настоящее время…

— Прошу вас, профессор Арфониа! Пожалуйста… – Систина была словно сама не своя и молча уставилась на Серику.

— Э-, эй, Белая Кошка… Уверен, что это всего-навсего простой Планетарий, и в нем нет ничего такого сверх удивительного, – Глен был озадачен решимостью Систины, и попытался ее успокоить. – Не только мы, но и другие более сильные маги давно уже изучили это устройство, и все в один голос утверждали, что оно не…

— Постой! Я все понимаю, но позволь мне помочь тебе.

Не зная, почему Серика согласилась на авантюру, Глен, раздраженный выходкой Систины, замолчал.

Подойдя к устройству как можно ближе, она рассмотрела его под разными углами, с каких только могла.

— Ты действительно собираешься это сделать? Если уж согласилась, то я оставлю все это в твоих руках. Быть может, тебе удастся открыть что-нибудь новое.

Услышав ожидаемые слова от Глена, Серика кивнула ему в ответ. Она произнесла заклинание Темной магии – [Анализ • Функции] и направила руку на алтарь.

«Е-, если профессору Серике удастся обнаружить какие-нибудь доказательства, то последняя работа моего дедушки по исследованию пространственно-временной магии будут, наконец, признаны научным сообществом. Он стремился к этому так долго… !».

Рудольф Фебелл и вправду был выдающимся гением-магом, настолько, что даже сама Систина не смогла бы за всю свои жизнь достичь его успехов. Однако самые последние его работы были плохо встречены научным сообществом, и именно из-за такой свалившейся критики он больше не сделал никаких революционных открытий. Учитывая те усилия, с которыми Рудольф вкладывал свои работы, Систина не могла вынести того, что все исследования дедушки были высмеянными его коллегами.

«Если профессору Арфонии удастся что-либо обнаружить… если этот величайший маг всего континента с седьмым рангом… определенно, у нее это получится… ».

Как утверждал ее покойный дедушка, в этом помещении был спрятан механизм, который замаскировали при помощи магии, чтобы его было труднее всего найти, и, судя по его словам, оно было как-то связанно с пространственно-временной магией. А может быть устройство имело связь с Небесным Замком, который возвышался высоко в небе над городом Фиджит?

Систина, готовясь услышать положительный ответ, молча и неподвижно стояла на месте, ожидая вердикта, который внесет Серика.

Спустя час после того, как профессор Арфониа начала изучение алтаря, Глен решил больше не ждать и лечь на пол, чтобы вздремнуть, но…

— … Н-, ничего… – глубоко вздохнув, Серика развеяла магию, с помощью которой изучала механизм, и повернулась к Систине. – Я тщательно просканировала этот алтарь, но ничего мне не удалось обнаружить. Здесь больше ничего нет.

— … Значит, все было напрасно… – Систина после того, как услышала это, опустила плечи от безвыходности.

Ее ответ был довольно понятен, но Глен никак не могу понять, почему Серика выглядела точь-в-точь как Систина.

Подойдя к разочарованной паре, он глубоко вздохнул и сказал:

— Значит у тебя ничего ценного не удалось найти. В любом случае, могу я взять твой анализ?

— Угу. Я как раз записала его на кристалл. Не стесняйся воспользоваться им.

— Спасибо, – Глен поймал кристалл, который Серика бросила ему. – Это будет неоценимая помощь с твоей стороны.

Однако по другую сторону до сих пор стояла Систина с поникшим взглядом, все глубже и глубже погружаясь в депрессию.

«К-, как? … Даже профессор Арфониа ничего не смогла найти… Иными словами… ».

Никому из живущих на этой земле не удалось найти ничего другого, кроме самого алтаря, стоявшего в центре Планетария. Здесь ничего и не должно было находиться. Получается, что Рудольф Фебелл был неправ.

«Нет, здесь должно быть что-то, потому что мой дедушка никогда не ошибался! Когда я вырасту, обязательно найду подтверждение его словам!».

Систина хотела с полной уверенностью заявить об этом прямо сейчас, и если это было не по силам магу седьмого ранга Серики Арфонии, то, определенно, у нее ничего не получилось бы.

Столкнувшись с жестокой реальностью, она не могла не впасть в отчаяние.

— Что более важно…

Когда Систина разочаровалась в себе, не желая признавать поражение, потому что проиграла Серике во всем, даже просить у нее помощи, чтобы доказать предположение покойного дедушки, но… вспоминая то, как отреагировал Глен ранее…

Он послушно выполнил просьбу Серики и активировал главный механизм Планетария. Затем, когда она решила помочь Систине в ее просьбе, у него было лицо полного предвкушения.

Короче говоря, Глен больше всего доверял в этой экспедиции Серике. Этот вполне очевидный факт никак не давал ей покоя.

— М-м? Подожди, Серика. Взгляни на символы на этой панели. Что скажешь?

— Эм-м… это очень похоже на то, что я видела во время экспедиции к руинам Нугата в Кантаре. Если память мне не изменяет, то ее можно перевести, как… – Глен подошел к Серике и они оба возобновили анализ устройства.

Что касалось от знаний древней цивилизации, древней магии и древних технологиях, в том числе и в знаниях общей направленности, Глен всегда полагался на Серику, а она никак этому не возражала. Этот факт больше всего раздражал Систину.

«Я же ведь специально присоединилась в команду как специалист по археотауматологии… ».

— С этим ничего не поделаешь, Систи, – рядом с ней стояла Люмия, которая хотела успокоить Систину. – Пропасть между тобой и Серикой довольно огромна. Судя по ее словам, она не раз имела дело с множеством руин, от уровня «А» до «С». Я не знаю, почему так считаю, но профессор отлично знает археотауматологию, и ничем не отличается от любого другого ученого.

Она была права. Хоть Серика никогда не говорила о своих достоинствах, но исходя из ее ответов, это было понятно абсолютно всем. Знания Систины о древней цивилизации были сдвинуты на второй план, даже несмотря на то, что профессор Арфониа никогда не публиковала свои работы в научных сообществах. Каждый раз, когда она обсуждала археотауматологию с Серикой, поражалась развернутым ответам и глубиной познаний в этом плане, и будучи разгромленной и в этой специальности, находилась в подвешенном состоянии.

— Не стоит забывать, что профессор Арфониа является наставником для него, но помимо этого она ему как мать. Пока рядом с нами есть такой человек, неудивительно, почему сенсей будет полагаться на более квалифицированного специалиста…

— Но… У-у-у…

Систина посмотрела на элегантную фигуру, которая находилась рядом с Гленом, сидевшая на коленях.

«Это место должно быть по праву моим… », – она смотрела на них с чувством беспокойства и ревности, так до сих пор и не поняв, почему испытывает эти чувства.

— Почему… почему мое сердце болит? – пробормотала себе под нос.

Спустя некоторого времени ковыряния в себе, в ее голову проникла замечательная идея. Несомненно, что она во всем проигрывала Серике, но сможет превзойти ее, если будет придерживаться плана, хоть и шанс этому случиться невелик.

— Систи? – Люмия с любопытством наклонила голову, смотря на нее. Систина осмотрелась по сторонам.

Как только она удостоверилась, что все студенты заняты своими делами и вряд ли хоть как-то помешают ей, подошла к Люмии и прошептала:

— Эй, Люмия? Я хочу попросить тебя об одолжении…

— Если так подумать, то здесь действительно нет ничего нового… – проворчал Глен, пролистывая блокнот, в котором были записаны все реликвии этих руин.

— Угу. Здесь ничего нового так и не было обнаружено, но, по крайней мере, теперь наша экспедиция подходит к концу, – сказала Серика, взглянув на блокнот в руках Глена. – Если брать в расчет, с каким энтузиазмом все подошли к делу, уверена, что студенты согласятся с тем, что «На руинах ничего нового обнаружено не было!». О, к тому же, не забудь поблагодарить их за усердную работу, как только покинем эти руины, хорошо?

— Да, без проблем.

— … Ничего нового… Этого и следовало ожидать… – пробормотав это, на лице Серики было сложно-читаемое выражение.

Если посмотреть на нее со стороны, то можно было сказать, что она испытывала тоску с нотками чего-то отрешенного.

— … Серика? Что с тобой… ? – обеспокоенный Глен хотел понять, что стряслось, но вскоре он был прерван. – Че-… ?

Планетарий, в котором они сейчас находились, начал вращаться, а по полу и на полусферической стене появились точки, которые засветились синим светом.

— Что за-… !? – Глен обернулся назад.

Позади себя он обнаружил, что алтарь, который они анализировали вместе с Серикой, начал бешено вращаться вокруг своей оси после того, как повернулись.

«Оно движется? Что происходит!?».

Об этом не было написано в блокноте, и нигде и ни в каких работах этого не упоминалось. Все студенты, включая самого Глена, были сбиты с толку, продолжая стоять и оставаться на месте.

Устройство, которое он активировал, чтобы показать студентам проекцию ночного неба, начало бешено вращаться вокруг своей оси и показывать звезды на стенах, но в отличии от того раза, сейчас они представляли собой полосы исключительно синего света, а его блюдца двигались с одной и той же скоростью вместе с этими полосами. Ускоряясь до того, пока над головами студентов и Глена начали образовываться круги синего цвета от бешенной скорости вращения, устройство медленно начинало тормозить до тех пор, когда на полусферической стене не начали исчезать синие полосы.

— Чт- … !?

В северной части зала синий свет освещал трехмерный «дверной проем». Он явно вел в другое пространство и больше всего напоминал портал. Внутри него было темно, и никто не мог сказать с уверенностью, что находилось по ту сторону.

— Б-, быть того не может… Это взаправду!? – вскрикнули Люмия и Систина, стоя рядом с каменной панелью управления Планетарием.

Для всех стало очевидно, что портал появился благодаря проведенным манипуляциям с их стороны, однако Глен и остальные были взволнованы темнотой, которое окружено синим светом.

— Ува-а-а-а!!! Потрясающе! – после истерического вскрика Кешью, все студенты подбежали к Систине.

— К-, как ты это сделала? Что ты нажала, чтобы оно появилось!?

— Может быть, это та самая тайна Планетария? Это та самая штука, которую никто и никогда не видел!

— А-а-а!!! Не могу поверить, что ты сделала себе имя раньше меня!

— Хм-м, понятно… для его активации потребовалось сделать специальный набор символов. Систина, не могла бы объяснить, что именно ты сделала?

Кешью, Сесил, Венди и Гибул вместе подбежали к ней.

«Э-, этого просто не может быть, верно!?».

Глен задрожал от того, что нашел в этом месте что-то новое, которое еще никому не довелось увидеть.

Студенты подумали, что Систина, использовав оригинальный метод, набрала нужную комбинацию для активации этого портала, однако это было чистой случайностью, а реальность все так же осталась более жестокой, чем они могли себе представить.

Даже Серика, являвшиеся на данный момент седьмым по значимости магом континента, пришла к выводу: «Ничего мне не удалось обнаружить. Здесь больше ничего нет». Систина, которая на данный момент обладала всего лишь вторым рангом, не могла никак оспорить ее решение. Другими словами, она никак не могла активировать портал с помощью этого устройства.

Глен поднес ко лбу кристалл, который моментами ранее бросила ему Серика, и произнес заклинание. Заключенные в этом камне данные и анализ об устройстве Планетария медленно вливались в его разум, и, через мгновенье…

«В этом устройстве нет никаких других механизмов, способные открыть этот портал, потому что попросту для них не было там места! Даже те механизмы, которые мы обнаружили, не могли никак этого сделать! Тогда, это возможно… ».

Глен убрал кристалл со лба и повернулся к Серике.

— Эй, Серика? Что ты думаешь!? Может ли такое быть, что она… ? – Серика не обращала на него никакого внимания. Она стояла на коленях, опустив голову к полу – Серика…?

Она схватилась за голову, тяжело дыша и продолжая находиться в таком положении.

— К-, как такой могло произойти? – ее лицо было бледным, а по всему телу выступил холодный пот. Состояние Серики было крайне ужасным. Жутко-выпученные глаза уставились на темноту, окруженную синим светом. – «З-, звездный… К-, коридор»!? … Точно, это «Звездный Коридор»!!!

Серика странно себя вела, и ее слова были непонятны для всех окружающих.

— О чем ты таком говоришь? Коридор… чего!?

— К-, как такое… могло случиться!? … Н-, ну, конечно! – Серика не обращая на него внимания, словно находясь в трансе, продолжала бормотать бессвязные слова, встав на ноги. – Верно… я…

Серика медленным шагом двигалась в сторону к порталу, будто бы ее сзади кто-то подтолкнул вперед, как мотылек, который летел к свету ночного фонаря, но затем она начала быстро набирать темп и со всех ног бросилась бежать.

— Профессор Арфониа!?

— Серика!?

К удивлению для многих, она забежала в портал и исчезла в нем.

— Что за… !? Серика, что, черт подери, ты делаешь!?

Никто не мог поверить в то, что сейчас увидели перед собой. Для опытного исследователя, вроде Серики, которая побывала в многочисленных экспедициях, совершить подобное было немыслимой ошибкой.

— Эй, Серика! Мы не знаем, куда ведет этот портал! Разве ты сама так не считаешь!? Это уже не шутки, сейчас же вернись обратно! – Глен не понимал, как достучаться до нее, и кричал в след исчезнувшей в портале.

В зале раздался непонятный звук, который был схож на стук шестерней в механизме, и после чего портал начал медленно растворяться в воздухе. Возможно, у него было временное ограничение или же он заканчивал свое действие, когда в него зайдет человек, никто не мог подтвердить это.

— Чт-… !?

В тот самый момент, когда портал исчез, Глен замолчал, не зная, что делать дальше.

— Проклятье! Серика!? Серика-а-а-а!? – Глен сдвинулся с места, словно пуля, выпущенная с револьвера, и побежал в сторону, где находился портал.

В зале наступила гробовая тишина. Все, кто находился здесь, не могли поверить в то, что Серика исчезла, войдя в этот «дверной проем».

Из-за чрезвычайной ситуации, Глен поспешно собрал весь класс в группу и вернулся обратно в лагерь, после чего вызвал к себе в палатку Систину и Люмию. Как и ожидалось, они пришли не вдвоем… к ним присоединилась Риель. Глен на это никак не обратил внимания, потому что он не хотел ничего от нее скрывать, поэтому никаких возражений с его стороны и не последовало.

— Сенсей?

— Такие меры предосторожности здесь и сейчас крайне необходимы…

Глен положил на каждом углу по кристаллу и активировал звукопоглощающий щит. Это способствовало тому, чтобы никто из посторонних не мог подслушать их разговор, который мог бы находиться за пределами палатки.

— Я хочу услышать от вас, что вы сделали с главным механизмом планетария?

— Ах… это…

После чего Систина и Люмия рассказали все, что они тогда сделали.

— Как я и ожидал…

Не желая принимать выводы Серики после заключения, Систина воспользовалась силами лучшей подруги, чтобы с ее помощью найти то, что тревожило сердце с момента смерти дедушки. Люмия использовала то же заклинание, что и профессор Арфониа – [Анализ • Функции].

Благодаря ее уникальной способности Магическому Усилению[11], которая на короткий промежуток времени усиливал магическую силу этого устройства, воспользовалась заклинанием Темной Магии. Систина хотела только узнать, сможет ли Люмия найти хоть что-нибудь другое, чего Серика могла пропустить, но это оказалось опрометчивым решением.

Благодаря своей скрытой силе, Люмия обнаружила потайной механизм внутри устройства и ее странную функцию, которые никто и никогда не замечал. Если говорить другими словами, то она совершила открытие.

В этот момент, когда Люмия занималась устройством, Систина начала работать с панелью управления, и благодаря «оригинальному» набору символов, она активировала портал. Но на этом история не заканчивается…

— Сенсей, что вы имеете в виду, когда сказали «Как я и ожидал… »?

— Люмия, я всегда знал, что в тебе есть способность, которая увеличивает магическую силу, и оно не такое простое, как кажется на первый взгляд… – из-за серьезной темы разговора, Глен понизил тон голоса и наклонился к ним вперед.

Вспоминая инцидент, произошедший во время предыдущей экскурсии, Люмия была похищена злым магом и привлечена к его эксперименту невозможного проекта – [Проекта: Возрождение]. Как и в этом случае, ее Магическое Усиление, как он полагает, временно увеличивает магическую силу устройств, с кем вступает в прямой контакт, тем самым позволяя использовать их на максимум. Но, не смотря на то, насколько усиление могло себя проявить, завершить [Проект: Возрождение] оставалось все таким же невозможным. Однако, в реальности, этот проект завершился успехом.

Если говорить иными словами, то скрытая способности Люмии была «важной» силой, которое делает все невозможное возможным. Вероятно, это было главной причиной, почему Исследователи Божественной Мудрости положили на нее глаз. Но сейчас не время углубляться в минувшие события.

— Мне жаль… ! Извините меня, сенсей! Если бы я не была такой упрямой, то этого можно было избежать.

— Нет, Систи здесь ни в чем не виновата… Если бы я сама подумала прежде, чем воспользоваться своими силами, тогда…

— Как же глупо это говорить, когда ни одна из вас ни в чем не виновата… – вздыхая, Глен посмотрел на слезящиеся и извиняющиеся глаза девушек. – Мне стало бы приятнее, если бы вы с самого начала попросили моего разрешения, прежде чем подходить к устройству… Но, несмотря на это, сейчас вы находитесь на незнакомой территории, и разве вам не пришло в голову подумать, прежде чем хвастаться своими способностями перед одноклассниками?

— Извините, я была… слишком упрямой…

— Помимо этого, мы изначально пришли сюда, чтобы разгадать тайну этих руин. Поэтому, что вы обнаружили, нельзя никак назвать плохой самодеятельностью. Скорее, настоящая проблема заключается в том… – после этого Глен поднял кулак вверх и со всей силы ударил по столу, который стоял в самом центре палатки. Систина и Люмия никак не могли не попятиться назад, подальше от него. – Эта сумасшедшая старая карга! О чем она только думала!? Бежать в одиночку, сломя голову… вот что!

— Глен… что нам теперь делать? – спросила его Риель как всегда с сонным выражением на лице.

— Конечно же, будем ее возвращать обратно! – моментально ответил Глен. – У меня плохие предчувствия. Серика вела себя крайне странно в последнее время, но причину ее действий я так до сих пор и не выяснил. В любом случае, мы не можем сидеть сложа руки!

В его глазах Серика была тем человеком, который всегда являлся довольно замкнутой личностью, относившейся предвзято к людям. Глен никогда не замечал, чтобы она так сильно о чем-то переживала. Мало того, вспоминая прошлую ночь, когда увидел ее в крайне забитом состоянии на источнике, он хотел всеми способами выбросить это из головы и забыть о том моменте, но, видимо, у него никак не получилось. Глен был убежден, что с ней творится что-то неладное.

— Белая Кошка, Люмия, слушайте меня внимательно. Мне нужно, чтобы вы снова открыли этот портал. Риель, как только я войду в него, оставлю их обеих под твою защиту. Вы меня поняли? – говоря это троим девушкам, он начал выгружать из своего багажа боеприпасы и взрывчатку. – Я отправляюсь спасать Серику и мне нужно, чтобы вы мне в этом помогли. Завтра утром вы придете и откроете портал и уходите обратно, если я не появлюсь. Потом еще раз в обед сделайте то же самое. На последний раз вы придете во время ужина и откроете его, и, если я не появлюсь снова, собирайте лагерь и возвращайтесь обратно в Фиджит, – после этого он направился к выходу из палатки.

Глен ощутил своей спиной, как обе девушки, Систина и Люмия занервничали от того, что только что сказал им. Однако он пожал плечами и завершил проверять состояние своего револьвера, сунув его себе за пояс.

— Чтобы избежать раскрытия тайны Люмии, мне хотелось бы, чтобы вы втроем что-нибудь придумали, что скажете остальным ребятам. Будет намного лучше сказать им, что вы случайно активировали портал, найдя в нем скрытый механизм, и больше ничего.

— Сенсей, я хочу пойти вместе с вами, – когда Глен выходил из палатки, он услышал голос Люмии. – Во время ваших лекций я слышала, как вы упоминали об этом. В руинах есть множество порталов, которые переносят тебя на другой этаж, но большинство из них ведут только в одну сторону, верно? Поскольку этим способом перемещения пользовалась древняя цивилизации, создание таких порталов для них являлись очень сложными.

Люмия была полностью уверена в своих словах, и поэтому она не отводила взгляд в сторону, когда говорила это.

— Другими словами, вполне вероятно, что в руинах есть другая панель управления, чтобы открыть портал с другой стороны. Говорить нам, что мы должны оставить вас на произвол судьбы, не будет ли проще утверждать, что для спасения и благополучного возращения обратно понадобится моя помощь?

— Да, это так… но…

— Я знаю, как это рискованно, но я верю в свои силы! Поэтому, пожалуйста, позвольте мне помочь вам! Прошу вас!

— Но…

Как только хотел возразить ее решению пойти вместе с ним…

— С-, сенсей… я… я тоже хочу пойти, – внезапно выпалила Систина, которая стаяла позади Люмии, колеблясь с низко-опущенной головой. Хоть плечи ее задрожали, когда говорила это, но она уверено смотрела ему в глаза. – Потому что из-за меня профессор Арфониа попала туда. Я знаю, что сенсей любит похвастаться перед всеми, и поэтому хочу прикрыть ему спину. Проводя время за учебниками и изучая работы своего дедушки, буду вам очень полезна, если окажусь на другой стороне портала. Так что… !

— Я тоже иду. Я хочу спасти Серику, – в этот момент, когда Систина хотела закончить речь, ее оборвала Риель.

— Девочки, вы… – Глен взглянул на Люмию и остальных. В этот момент он был в смятении, не зная, что делать дальше.

Опасность, которая могла находиться на другой стороне портала, слишком велика для Люмии и Систины, даже не смотря на то, какой низкий ранг у этого места. Все это не имеет значения, когда кто-то опрометчивый решит сунуться в неизведанную область с мыслью: «Это не должно быть такой огромной проблемой для меня», и больше никогда не вернуться обратно. Было слишком много историй о таких людях.

Конечно, был шанс того, что они смогут быстро найти Серику и вернутся обратно, но также существовала вероятность того, что их план не будет идти так гладко, как на то рассчитывали, и останутся запертыми на другой стороне портала. Несмотря на это, мог ли Глен сознательно взять с собой их обеих на опасную для их жизни вылазку?

— … Проклятье, – Глен не знал, как быть.

После внутренней борьбы с самим собой, с учетом всех возможных косяков и рисков, он принял волевое решение.

— Я не могу вас взять с собой. Вы останетесь здесь и будете следовать моему плану.

— Сенсей!?

— Когда я уйду, кто будет защищать остальных ребят, которые сейчас находятся в лагере? Я не могу взять вас с собой, так что… – развернувшись к ним спиной, явно не желая более обсуждать этот вопрос, он направился в сторону выхода из палатки. – Че-… !?

Когда он оказался за ней, Глен увидел перед собой Кешью, Венди и остальных студентов. Казалось, что Глен дал им четкое наставление, чтобы они все находились в своих палатках и готовились ко сну, но все не послушали его указаний и стояли рядом с его палаткой. Студенты явно хотели ему что-то сказать.

«Они услышали наш разговор!? Н-, нет, этого невозможно было сделать, так как я установил барьер, который не позволяет звуку выйти за его пределы!».

Глен попытался скрыть свое удивление от непредвиденных развитий событий.

— Эй, сенсей… ? Какие у вас планы насчет профессора Арфонии? – спросил его Кешью после недолгого молчания.

— С-, Серика? Не беспокойся об этом, я как раз собираюсь ее вернуть обратно. Так что успокойся.

— Вы идете один?

— Эм-м… Да, конечно. Ведь это самая простая задача для меня, так что одного меня вполне достаточно.

В этот момент из палатки выбежала Систина с выражением на лице: «С-, сенсей!? Чтобы вы говорили нечто подобное!».

— Верно… мы… !

— Один – значит один! Вы, детишки, просто молчите и не встревайте во взрослые дела! – громкая речь Глена оборвала Систину и остальных.

— Хм?

Кешью взглянул на Систину, Люмию и Риель, которые стояли позади Глена, и увидел волнение на их лицах. Он вернул свой взгляд на магического инструктора, чтобы кое-что ему сообщить.

— … Теперь я понял… Эй, сенсей… ? – Кешью подбежал к нему. – В-, вы – придурок!

— Уа-а-а-а!!!

Он ударил Глена с такой силы, что тот кубарем покатился обратно в палатку.

— Боже мой! Зная вас, держу пари, что хотели защитить Люмию и нас остальных, а сами в одиночку отправиться на другую сторону портала. Сейчас не время для геройства! – Кешью пальцем указал на поваленного Глена. – Вам обязательно понадобится наша помощью, ведь я прав? Мне, возможно, неуместно это говорить, но считаю, что вы – сильны, хоть считаетесь магом третьего ранга!

— Э-, это…

Слова Кешью были очень разумными, поэтому Глену стало трудно ему где-то возразить. Конечно, если бы он туда отправился один, против злого духа явно бы не устоял. Оказавшись в одиночестве в неизведанной местности, довольно глупое решение с его стороны, и, вероятно, привело бы бессмысленной смерти.

— Я думаю, что буду вам обузой в миссии, но Люмия, которая обладает целительной магией, Систина, которая сильнее всех в боевой магии и в знаниях, и Риель с мечом… Уверен, что они будут очень вам полезны!

— Кешью, ты…

— Сенсей! Если Люмия и другие уже решили помочь вам, то вы обязаны позволить им пойти вместе с вами! Спасение профессора пройдет без травм, если они будут рядом с вами! Не беспокойтесь за нас, с нами все будет хорошо!

— Не смотри на нас так, словно мы бесполезные! В конце концов, мы твои гордые студенты, и у нас есть огромный опыт в реальных боях. Пока мы стоим здесь и, возможно, столкнемся с сильными монстрами, уверен, что справимся с ними без особых проблем!

— Профессор очень важен для сенсея, ведь так? Почему вы до сих пор зациклены на том, что в одиночку у вас все получится!?

Кешью, Гибул и Венди… все сказали ему, что он полностью был не прав в решении, что должен отправиться туда один, и не должен беспокоиться за их безопасность.

— Сенсей, пожалуйста, не спешите с выводами и не делайте все в одиночку…

— Независимо от того, насколько вы сильны, не сможете помочь профессору, если будете рассчитывать на свою силу.

— Хе-хе-хе~… Мы все верим, что сенсею удасться вернуть профессора обратно к нам, в целости и сохранности.

Даже Рин, Сесиль и Тереза ничем от других не отличались.

— Ребята… Зачем вам всем идти на крайней меры, чтобы вернуть Серику обратно… ? – Глен был изумлен от того, что его студенты говорят такие слова, и незамедлительно задал такой глупый вопрос.

— Потому что мы – друзья!

— …

После такого короткого, но очень значимого ответа, услышанного от Кешью, Глен понял, что действительно думают его студенты.

— Ребята… – через короткий промежуток времени, Глен еще раз окинул взглядом класс, который согласился пойти вместе с ним в эту экспедицию, и его сердце наполнилось теплом. – Я всех вас прекрасно понял! Пожалуйста, одолжите мне Люмию, Систину и Риель. Обещаю, что благополучно верну их обратно к вам… С Серикой заодно.

После принятия окончательного решения, Глен встал на ноги и подошел к единственной троице, которую постоянно видит перед собой.

— Прошу вас, помогите мне, Люмия, Систина, Риель? Серика в одиночку воспитывала меня с самого детства, и сейчас мой единственный член семьи находится на другой стороне портала. Так что…

Услышав его искреннюю просьбу, все трое молча кивнули головой и согласились помочь ему в нелегкой миссии.

Примечания:

10. «Opus Ultimum» – название последней коллекции священной музыки, написанной Генрихом Шютцем незадолго до его смерти.

11. Я уже не знаю, как ее скрытую способности интерпретировать, потому что в одном переводе написано «Emotion Amplifier», здесь же «Magic Amplification». Боюсь представить, как в третьем переводе оно будет написано… О, боги… обожаю переводы переводов.

Оставить комментарий