Том 7. Глава 6. Бесконечная ночь

Опция "Закладки" ()

Банкет был в полном разгаре.

Главное событие вечера – танцевальный конкурс, подошло к концу.

После победы в конкурсе Румия переодевалась в «Платье Фей».

Как и следовало ожидать, Глен не мог пойти в раздевалку вместе с ней, поэтому отправил Риэль охранять ее.

— Да! Я всегда хотел увидеть Румию в «Платье Фей»!

— Черт! А я хотела увидеть Систину в нем!

— Однако я отношусь больше к фракции Риэль~

— Моу… В следующем году так или иначе… В следующем году я*!..

[П/П: Она использует формальную версию «Я».]

— Серьезно… Вы, ребята, надоедаете. Такие шумные… Это же простое платье.

За суматоху перед Гленом были ответственны его ученики.

Посмотрев вокруг, можно было заметить, что даже после окончания конкурса, возбуждение в танцевальном зале не желало угасать.

Дирижер продолжал размахивать палочкой, и музыканты страстно отвечали на его команды. Выступление, господствующее во всем здании, продолжалось в лучшем виде.

Восхитительные разговоры, казалось, шли бесконечно, а танцевальный круг оставался разорванным. Вместо того чтобы подходить к концу, возбуждение лишь росло.

…Как все… еще не устали от такого количества волнения? Эти ребята…

Маа, тогда это просто могло бы быть чем-то вроде такого. В конце концов, сегодня что-то вроде особенной ночи.

Вечеринка до утра… Глену было трудно представить такую вещь.

Ха-ха-ха… Даже меня поглотило настроение сегодняшнего выпускного.

Пока он просто осматривал танцевальный зал…

Но внезапно в центре помещения… «Ооо», — суматоха начала расти.

— Учитель! Учитель! Вы пришли?! Ува, серьезно, я ожидала меньшего!..

— …Мм? Что?..

Почувствовав, как его потянули за рукав, Глен взглянул через плечо…

— …Спасибо за ожидание, учитель…

Румия, одетая в «Платье Фей»… продемонстрировала свой милый вид, будучи сопровождаемой Риэль.

— ?!.

Подол юбки распушился как перья ангела, а руки развевались словно крылья феи.

Драгоценности, украшавшие ее платье, были ярче звезд, освещающих небо.

Вышивка платья была блестящей демонстрацией серебряных изделий. Из-за люстры, что висела на потолке, она была залита ослепительными огнями и испускала мистический блеск.

Сие платье отполировало и утончило красоту и элегантность грубой жемчужины, по имени Румия, до ее предела.

Эта бьющая через край красота, казалось, отнимала у Глена душу.

…Без сомнений, «Платье Фей» будет милым последним нарядом для нее…

На мгновение слова одного человека прозвучали в его сердце.

Но перед красотой Румии это чувство было сдуто прочь.

— …И-итак… учитель… Что вы думаете?.. Хорошо ли оно выглядит на мне?

От стеснения щеки Румии покраснели, и она опустила голову, глядя на Глена в ожидании ответа.

۞۞۞

HRGbPxi.png

۞۞۞

— …

Глен словно стал стариком, неспособным связать два слова, но он не мог пялиться на Румию, ничего не отвечая.

— Серьезно… Возьмите себя в руки, учитель.

Венди хлопнула Глена по спине, и он пришел в чувства.

— …Да. Удивительно, тебе правда идет… Говорят, прекрасные перья делают птиц прекрасными, но…

Это все, что он сказал. Слова, которые он пробормотал, не помогли выразить все, что он чувствовал.

Но даже этим Румия уже была вполне удовлетворена.

Она выглядела счастливой… чувствовала себя блаженно… смеялась…

— Ну, тогда… учитель. Сегодняшний последний танец… если вы не против, пожалуйста?

Как она и мечтала, Румия, улыбаясь, подошла к Глену… и протянула свою руку.

— …Оу.

Глен взял ее за руку и направился к центральной сцене.

Согласно правилам танцевального конкурса, пара победителей исполняет финальный танец выпускного вечера.

Глен и Румия привлекли внимание каждого к центральной сцене. Толпа наблюдала, как эти двое появились на ней.

Дирижер оркестра медленно поднял свою палочку… Заиграла седьмая часть Симфонии Сильфида.

И танец, исполнявшийся вместе с ней, был Седьмой частью Вальса Сильфов.

۞۞۞

В то же время на крыше студенческого центра.

— Фу-ух… похоже, все подходит к мирному концу, правильно…

— Я согласен. Больше нет никаких реакций врагов на мои барьеры.

— Я все время думал об этом, но на этом выпускном действительно хорошая музыка.

— Да, я бы хотел войти внутрь и послушать ее… Я тоже об этом думал.

Бернард и Кристоф взяли небольшой перерыв, чтобы послушать выступление для финального танца.

И в этот момент.

Риэль оттолкнулась от внешней стены студенческого центра и прыгнула в ночное небо. Все повернули свои головы, наблюдая, как она приземляется на крышу.

— Мм. Я пришла.

В ее внешнем виде не осталось ничего от наряд симпатичного мальчика для бала, это была одежда Имперского Корпуса Магов.

Эти изящные плечи с легкостью несли тяжелый меч в воздухе на огромной скорости.

— Оу, Риэль. Я рад, что ты смогла сделать это, хорошая робота! Превосходно!

Как любящий дедушка, Бернард погладил Риэль по голове, подойдя ближе.

— Недавно Иви сказала мне, что на территории академии все хорошо, а сейчас приказала прийти сюда. Поэтому я быстро переоделась и прибыла.

Как обычно, она выглядела уставшей и невыразительной, но также несколько недовольной.

— Ой, ты выглядишь необычно капризной? Риэль.

— …Платье?.. Румии… Я хотела увидеть больше.

— Вах-ах-ах-а, как прискорбно! Мы почти закончили, поэтому наберись терпения!

— …Му. — Риэль повернула голову в сторону таким образом, что ее щеки стали казаться больше.

— Как бы это сказать, я правда завидую Глену. Ранее я использовал магию, чтобы проверить ситуацию внутри… и дочь Алисии-чан выглядела потрясающе… фуу… забудьте, что я сказал, если бы она услышала меня, то не сомневаюсь, что она мобилизовала бы всю армию… и тогда меня в конечном итоге убили бы.

— Ах-ах-а, если это Бернард-сан. Все хорошо, в таком случае я помогу.

— Вы оба, будьте прилежны. Наша миссия не окончена, — нахмурился Альберт, напоминая тем двоим об их долге.

Но слабое место нельзя было найти ни у Кристофа, ни у Бернарда.

Несмотря на то, как это выглядело, они были готовы к бою в любой момент.

В своих сердцах… эти двое чувствовали, словно ничего еще не закончилось.

Конечно, Альберт чувствовал то же самое.

Но… тут и правда нет следов врагов. И нет никаких признаков, что они собираются атаковать. Правда ли это возможно, что все закончилось вот так?

Альберт не мог не оценивать ситуацию.

Не чувствуя себя полностью удовлетворенным таким концом, он достал свои карманные часы. Пришло время для его периодичного доклада Иви.

— Это «Звезда». Ты слышишь меня, «Волшебница»? Ответ: в настоящее время, в 11:00, никаких странностей во время патрулирования внешней территории замечено не было. Следуя твоим инструкциям, мы объединились с «Колесницей». Я повторяю, никаких странностей во время патрулирования замечено не было. Мы объединились с «Колесницей»… Как твоя ситуация? Пожалуйста, ответь. — Альберт безразлично докладывал ситуацию Иви через устройство для связи в его ухе.

Но…

— … Иви? Ты слушаешь? Пожалуйста, ответь.

Но не важно, как долго он ждал.

Ответа от Иви через коммуникационное устройство так и не последовало.

Альберт с подозрением приподнял брови…

۞۞۞

Примерно в то же время…

— Прости, что так неожиданно прошу о помощи…

— Ах, нет. Не беспокойся об этом, Лиз-семпай.

— Даже при том, что я говорила всем членам аккуратно разложить документы.

Систина и президент студенческого совета Лиз сейчас находились в помещении здания студенческого центра, в котором проходил бал – в комнате комитета управления.

Сразу после окончания танцевального конкурса, по распоряжению Лиз, Систина временно покинула Румию и Глена и прибыла сюда, чтобы помочь Лиз.

В этом месте были беспорядочно разбросаны разные документы, среди которых графики управления, информация о кадрах и так далее. Все остальные члены студсовета и комитета по подготовке к выпускному давно покинули кабинет.

— Это случается каждый год, но нам всегда не хватает людей…

— Ах-ах-ха, но разве этот год не был успехом, семпай?

Без малейшего признака нежелания Систина быстро собирала документы.

— Я уверена, все это благодаря тяжелой работе семпая в студенческом совете.

— Это правда, я рада, что ты говоришь это, — Лиз улыбалась и смеялась.

— …Кстати. Я смотрела финал. Ты была так близко, Систина.

— Оу, вы говорите о танцевальном конкурсе. Ах-ах-ха, я думаю, моей вялой решительности было недостаточно в конце концов. Сравнивая Румию, которая серьезно хотела надеть «Платье Фей», и меня, просто случайно решившую посоревноваться, у меня не было ни шанса…

— …Фу-фу-фу, тебе стоит быть более честной с собой… Самое важное – слушать свое сердце. Это тебе совет от семпая.

— ?.. Что вы имеете в виду?.. Ах, я закончила, семпай.

Как только она закончила подавать документы, Систина встала со стула.

Словно уходя от темы.

— Спасибо. Мне правда жаль, не? Я думаю, если ты поторопишься, то еще успеешь посмотреть финальное выступление… Танец… я думаю, прелюдия только началась.

Когда Лиз сказала это, криво улыбнувшись, можно было услышать музыкантов из танцевального зала.

— Ах, я? Я могу идти? Я хочу запечатлеть образ Румии в «Платье Фей» в своей памяти!

— Фу-фу, хорошо проведи время.

Благодаря подсказке Лиз, Систина покинула комнату… но в этот момент.

Множество листов с нотами, разбросанных по полу, привлекли ее внимание.

— …А? Семпай… это?..

— Ара… Мм, эти дети оставили такие важные бумаги лежать здесь…

Вздохнув, Лиз начала собирать листы с нотами. И Систина принялась помогать.

— Это оригинальная музыка, игравшая на сегодняшнем празднике. Да, это точно то, что оркестр играет прямо сейчас.

— Ах, правда?.. Это то, что они сейчас играют, хах…

— …Да. Не будет преувеличением сказать, что успех выпускного этого года заключается в этих листах с нотами.

— …Что ты имеешь в виду?

Систина задала вопрос в ответ на странное заявление Лиз.

— Фу-фу, видишь вот это здесь? Это очень приятная аранжировка. Когда я ее слушаю, мое сердце автоматически начинается биться быстрее… это такой тип аранжировки.

— Теперь, подумав об этом, я думаю, сегодняшний «Сильфид» чем-то отличается… точно… это аранжировка, хах…

Осознав кое-что, Систина посмотрела на ноты в руках Лиз.

…И в этот момент.

Когда Систина увидела ноты, выражение ее лица окоченело.

— Эээ?!. Почему?!

Внезапно закричав, она вырвала ноты из рук Лиз.

— Систина?

Оставив Лиз в замешательстве, Систина прыгнула к сумке, спрятанной в углу комнаты, и достала оттуда огромную пачку бумаг. Они были позаимствованы из библиотеки академии. Систина прочитала эту диссертацию достаточно много раз, чтобы понять… Это была недавняя публикация профессора Фосила по магической археологии.

Она резко открыла книгу и пролистала как можно быстрее до определенной страницы, и начала сравнивать ноты с теми, что были написаны там…

— …Я была права?! Что-то в этой аранжировке?! Что-то в этой аранжировке определенно странное?!.

Затем Систина подошла к Лиз, которая не знала, что делать.

— Семпай, пожалуйста, послушай! Ты можешь мне не верить, но у меня есть просьба! Семпай…

Ошеломленно глядя на Систину, Лиз выслушала ее просьбу…

И после Систина выбежала из кабинета…

Направляясь в сторону танцевального зала, она в панике бежала.

— Быстрее… Быстрее, я должна сказать учителю и!.. У меня плохое предчувствие!.. Я не уверена, случится ли что-либо, но!.. У меня, правда, плохое предчувствие насчет всего этого!..

Поворот направо в противоположной части коридора ведет в танцевальный зал.

Огромное количество пустого пространства в коридорах оставило горечь на сердце Систины.

И когда она собиралась повернуть вправо в этот момент…

Внезапно мужчина появился на левой стороне прохода.

Невозможно было не заметить фигуру внушительного мужчины в черной одежде, идущего в танцевальный зал.

— …Ах, Альберт-сан?!

Альберт, которого назвали по имени, ненадолго остановился и бросил острый взгляд на Систину.

— …Фибель? Какое совпадение, увидеть тебя здесь.

Седьмой агент Отдела Специального Назначения Имперского Корпуса Магов «Звезда» Альберт. Коллега Глена с военных времен, туз военного спецназа, секретно занимавшегося магическими инцидентами.

Почему такой человек находится в подобном месте?

Но тот факт, что он был здесь, лишь доказывал обоснованность подозрений Систины.

— А-ах, пожалуйста, Альберт-сан! Пожалуйста, послушайте меня, возможно… возможно, что-то ужасное скоро случится! Наверное, вы решите, что это детская шутка, но!..

Сказав это, Систина подняла руки, в которых были ноты, и с отчаянным выражением лица умоляюще смотрела на него.

Альберт внимательно осматривал Систину своим острым взглядом… и в конце концов пришел к выводу, что что-то было не так, учитывая, насколько безумной она выглядела.

— …Говори. — Кратким беспристрастным ответом, он позволил ей говорить.

۞۞۞

— …Это вся информация, которую я получил от Фибель. Что ты думаешь? Старик.

— Во всяком случае, разве это не по-настоящему важно! Тогда тот факт, что враги снаружи так просто ушли, имеет смысл?!

Когда Альберт быстро передал информацию через коммуникационное устройство своим товарищам, разочарованный Бернард удивленно крикнул в ответ.

— Куу… нас обхитрили! Ни за что, как ты нашел эту информацию? Если это правда, значит, я тоже в опасности?! Когда, когда нас обхитрили… Сколько часов прошло?!

— Я знаю. Но принцесса полностью застряла в ловушке врага. Мы должны вытащить ее оттуда настолько быстро, насколько это возможно.

— Я понял! Сейчас, я оставляю то место на тебя! Я возьму эту территорию!

— Альберт-сан, Бернард-сан! Это Кристоф!

В тот момент Кристоф прервал разговор между этими двумя.

— Кристоф. Как там? Состояние дел у тебя…

— Не хорошо. Хоть Заид и Лоуренс лежат, связанные на полу… Иви нигде нет. И в соответствии с информацией, полученной от Систины, эта вещь установлена в центре комнаты. Боюсь, вполне вероятно, что…

— Ах, все верно… Ааа, мм, почему все закончилось именно так…

— Мы все неправильно истолковали ситуацию. Заид и Лоуренс вообще не имеют никакого отношения к организации… Они обычные гражданские. Ими манипулировали с помощью какой-то техники, пока мы думали, что они были частью плана организации по убийству, мы просто танцевали под их дудку… это была настоящая дымовая завеса.

— Я понял, даже Иви-чан ошиблась…

— Как минимум, Иви-сан должна была сказать нам о том, что кто-то стоит за этим всем… что Заид на самом деле был ребенком по имени Кайт из Магической Академии Клейтоса и также о том, что кто-то манипулировал им… Если бы она просто сказала нам об этом!.. Даже хуже, если бы она позволила нам иметь прямую связь с Гленом!..

— Ах, мы даже не можем связаться с Гленом!..

Теперь, когда они задумались об этом, Иви была непреклонна в том, чтобы не дать им возможности связаться с Гленом, она хотела контролировать поток информации обеих сторон… Она переживала, что они раскроют истинного руководителя. Все, чтобы получить всю славу за победу в сегодняшнем сражении…

— В данный момент не важно, что мы говорим, нам нужно начинать. Мы, солдаты, выложимся на полную на нашем поле боя.

— …Правильно.

— Старик. Кристоф. Будьте внимательны. Мы позволили врагу получить преимущество. Отныне и впредь… мы не можем позволить им оторваться еще на шаг вперед.

Альберт выключил коммуникационное устройство и развернулся.

۞۞۞

— Ни за что… на протяжении сегодняшнего выпускного… такие вещи и правда происходили…

Лицо Систины начало терять свой цвет, а ее тело задрожало, когда она узнала правду от Альберта.

— Тогда… когда учитель властно заставил Румию стать его партнером для танца… Это было ради ее защиты?.. Вот почему… он вел себя так отчаянно?.. Несмотря на это, я… ведущая себя как дура, была не более чем неприятностью для него?!.

— …Не обращай внимания, Фибель. Ты не сделала ничего плохого, — хладнокровно произнес Альберт перед дрожащей Систиной.

— Если кто-то и не прав, то это вражеская организация… и мы, кто пытались использовать вас, студентов, для военных достижений. Это было бы вполне обосновано, если ты возненавидишь нас или назовешь демонами.

— Это…

Систина замолчала, почувствовав, как множество эмоций нахлынуло на нее.

— А теперь я должен добавить еще одно позорное действие в мой сегодняшний список… В соответствии с IV статьей о чрезвычайном положении VI раздела военного закона, я приказываю тебе… Нет… Это слишком грубо. Фибель, у меня к тебе просьба. Можешь ли ты одолжить мне свою силу?

— Я?!.

— Можешь считать, что ситуация уже обернулась настолько плохо. Жизнь принцессы в руках врага. Мы больше не можем сделать все одни. Чтобы переломить ситуацию… нам нужна твоя сила.

Тело Систины начало дрожать. Сотрудничество с Альбертом в такой ситуации… без сомнений, приведет к битве.

Жестокой битве с магами Воли Мудрости Небес… обмену жизнями…

— Конечно, если ты хочешь. Я не заставляю тебя. Я сделаю все возможное и с текущими картами на руках.

Страх, напряжение и беспокойство доминировали над Систиной.

Такое уже случалось в прошлом. Альберт просил помощи у нее…

И в тот момент ее тело дрожало, она плакала и вопила, не могла пошевелиться ни на сантиметр…

Однако теперь…

— …Е-есть что-то, что только я могу сделать?..

— Правильно.

— Т-тогда!.. Я поняла… Я-я сделаю это! Ту вещь, что только я могу сделать!..

Пока ее колени шатались, Систина стояла прямо и смотрела Альберту в глаза… Ее дрожащий голос пронзил спокойный воздух.

— Будь осторожен с воином, которого не было три дня* – это пословица с Дальнего Востока, я поняла, хорошо.

[П/П: 士別れて三日なれば刮目して相待すべし – Это оригинальная пословица. Ее объясняют примерно как «Тот, кто прилагает усилия, будет расти, поэтому будь осторожен, когда встретишь его в следующий раз». Скорее всего, Систина имела в виду, что она подросла с предыдущей их встречи.]

Альберт, всегда носивший ледяное выражение лица, словно отвергая других, позволил ему немного расслабиться… Но вскоре он повернулся и направился в танцевальный зал.

— …Следуй за мной.

— Альберт-сан?! Н-но что я вообще могу сделать?..

Систина растерялась и последовала за спиной Альберта.

— Фибель. Ты можешь станцевать Восьмую часть Вальса Сильфов?

— …Э? Восьмую часть… Вальса Сильфов?..

Систина могла лишь хлопать глазами из-за чрезмерно загадочных слов Альберта.

Палочка дирижера колебалась в воздухе.

Наряду с этим, оркестр играл, предельно сконцентрировав внимание.

И все присутствующие танцевали.

Элегантно, изящно…

Мягко, нежно, они танцевали последний танец сегодняшнего вечера.

Казалось, затяжной звук музыки будет длиться вечно.

Наблюдая за танцем Глена и Румии… каждый в танцевальном зале плавно соединял руки с рядом стоящим партнером… и пара за парой стали выходить на танцпол.

Сейчас все люди в зале танцевали, держась за руки.

Гости, люди из комитета по подготовке выпускного и все остальные, без исключений, сдались музыке и принялись танцевать.

Всем оставалось покачиваться под музыку.

Как приятно видеть это чувство единства.

Это было, словно сердца всех людей в танцевальном зале слились воедино.

Сегодня… без сомнений…

Для всех участвующих в этом, это стало бы лучшей ночью в их жизни…

…Это странно.

Пока Глен вел Румию в танце, в глубине его сердца можно было почувствовать слабый сигнал тревоги.

— …Что-то здесь… странно…

С каких пор что-то начало править сердцем Глена?

Повторно сглотнув, он почувствовал, что это было недавно. Теперь, когда он задумался об этом… когда выпускной начался, тогда он и начал чувствовать это.

Он чувствовал, словно тонкая пленка застряла где-то у него в голове. Как будто он был в трансе из-за бреда или лихорадки.

Это было так комфортно… его сознание стало погружаться в дымку.

Однако только та музыка, что играла в зале, могла проникнуть глубоко в сердце Глена.

…Что-то определенно не так… Я вообще не могу понять это… Но даже так, что-то здесь не так… что черт возьми… это такое?..

Следуя движениям танца, он притянул Румию.

Лицо девушки, доверенной Глену, выглядело так, словно сбылась ее мечта.

А также Румия, одетая в «Платье Фей», сама выглядела настолько красиво, как будто настоящая мечта стала реальностью.

…Маа… подожди, нет… так или иначе…

Это выглядело так, словно он был пьян.

Атмосфера этого места. Музыка и танцы, этого места.

И даже красивая девушка, которую он держал в руках.

Все, все выглядели одинаково пьяными.

В конце концов само это место казалось райским сном…

Я хочу навсегда погрузиться в этот залитый солнцем мир.

Я хочу погрузиться в этот мир, каким он является сейчас.

Несмотря на будильник, звенящий в глубине сердца, Глен поддался этому ощущению, которое он испытывал…

Он выбросил все идеи и мысли из головы и просто сдался этому миру…

В этот момент…

С треском…

На краю его поля зрения что-то неприятное пронзило угасающее сознание Глена.

Далеко, едва ли не на краю его горизонта, серебро, которое интенсивно горит.

?..

Глен смотрел в этом направлении с чувством дискомфорта.

За пределами его поля зрения в углу танцевального зала.

По какой-то причине Систина и Альберт танцевали, держась за руки.

При виде этого холодная вода облила сердце Глена, удобно расположенное в теплом водохранилище, и оно странно замерло…

В конце концов…

Вы, ребята… почему вы танцуете… почему вы танцуете Восьмую часть Вальса Сильфов?..

Правильно. Прямо сейчас в зале играла Седьмая часть Симфонии Сильфида.

Конечно, тот танец, который нужно танцевать под это произведение, был Седьмой частью Вальса Сильфов.

Поэтому разлада, который должен был быть заметным в их движениях, там не было.

Они слишком раздражают. Более того, серебристые волосы Систины слишком выделяются. Я не могу выбросить их из своей головы.

Они заканчивают разрушать объединение этого прекрасного мира, они – рак…

Остановитесь… Остановите это!.. Этот превосходный мир… они уничтожают объединение… остановитесь… перестаньте беспокоить меня!.. Пожалуйста…

Но…

…Это неправильно… Это правильно… Все правильно, разве что, нет, я Глен Рейдерс!..

Исчезающее в море тумана сознание Глена слегка прояснилось из-за диссонанса.

Он внимательно посмотрел на Румию. она краснела и расплывалась в улыбке… Ее сознание разум были в порядке.

Остальная же часть зала…

Люди, танцевавшие всем сердцем и душой, и музыканты, неистово игравшие на своих инструментах.

Даже так… Что-то в этой ситуации было странным.

…Думай… Думай уже!.. Что-то здесь странно?!. Черт, я не могу понять это… разве мы не просто наслаждались праздником?.. Ощущение единства в музыке и танцах, это должна была быть лучшая ночь… Но даже сейчас, что это за хрень?..

«Без сомнений, «Платье Фей» будет прекрасным последним нарядом для нее». – Глен снова вспомнил слова Элеоноры.

Правильно… Это… что, черт возьми, это значит?..

Во-первых, говоря о странностях, эта фраза была первым, что пришло к нему на ум.

…Почему бы «Платье Фей» стало погребальным костюмом Румии? Чтобы Румия надела «Платье Фей», ей нужно сначала выиграть конкурс… то есть, если конкурс не был близок к концу… Румия не была бы в этом платье в первую очередь!..

Другими словами, пока Румия одета в это платье… Ее безопасность от покушения не гарантирована?

Что? В начале выпускного и в конце. Какая, к черту, разница между ними?

Если другая попытка «убийства» должна была произойти, то какое время они бы выбрали?

Во время окончания чего-либо, люди, скорее, наиболее бдительны, поэтому совершить попытку «убийства» практически невозможно.

Почему, собственно, им нужно ждать до окончания бала?

Говоря об основной разнице между началом и концом… это общее настроение времени…

Маловероятно, что во всей истории академии был бал, который стал таким же успешным, как этот.

Это настроение назревало с самого начала выпускного.

Если это так. Говоря о том, что привело к этому настроению, это было бы?..

…То, что держит судьбу принцессы это… «Если ты посмотришь с открытыми глазами, оно почти за пять шагов, с закрытыми за восемь. Эта тонкая граница величественно бежит параллельно чувствам, которые лягут на одного человека»… Это чувство?

…Невоз-можно?..

Внезапно в уголке сознания Глена, словно вспышка света, появился ответ.

Я не верю в это. Я не могу поверить в это… но я не думаю, что я не прав.

Если все так, то я понял смысл того, что они танцуют Восьмую часть это?!.

В этот момент Глен внезапно осознал смысл, стоящий за их танцем.

Дирижер поднял свою палочку так высоко, как только мог.

В ответ оркестр мощно и энергично играл на своих инструментах, еще больше оживляя свое выступление.

Это был темп музыки. Спокойное настроение до этого момента было разрушено из-за смены ключа, мелодия заметно раздулась, и настроение в танцевальном зале стало странным.

— ?!.

Внезапно тело Глена ощутило что-то подобное, чувство, которое он помнил.

Как будто все его тело прочно связано невидимой нитью; его тянуло, им управляли, но он не замечал этого и, несмотря на это внутри он был счастлив, не замечая дискомфорта от того, что его заставляли искренне танцевать. Вот, что помнил Глен, это была истинная форма дискомфорта, которую он чувствовал.

Если бы он не заметил Альберта, танцующего Восьмую часть, он никогда бы не заметил неприятного настроения вокруг и несомненно отдал бы контроль над своим телом.

…рт… Черт?!

Хоть сейчас он и понимал это, ему все еще хотелось сдаться приятному настроению.

…П-пожалуйста… Сара!.. Дай мне сил, чтобы!..

Тан, тата, тан.

Глен внезапно отошел от Седьмой части Вальса Сильфов и начал танцевать другой танец.

Танец, которому его научила покойная «Девушка Войны Ветра» Сара Сильвер, аналогично Восьмой части Вальса Сильфов, этот шаг стал началом…

Но внезапно Румия сильно потянула Глена, прервав его движения.

Ч-?!.

В конце концов Румия все еще танцевала Седьмую часть Вальса Сильфов.

Выполняя разные шаги с Гленом, разумеется, она пойдет не в ногу с ним и потянет его.

Но такой уровень силы для Румии был ненормальным.

Мужчину, Глена, полностью пересилила стройная Румия.

Между тем, глубины сердца Глена разъединялись настроением…

Если бы это продолжалось еще немного дольше, он бы просто отдал свое тело приятной атмосфере…

Че-ерт гааааааааааа?!.

Насильно остановив себя на грани того, чтобы отдать свое тело, Глен свирепо обнял Румию, качнул ее и погрузился в танец Сары.

В тот момент…

— ?!. Учитель?!

Румия, внезапно пришедшая в себя, смотрела на Глена с удивлением.

— Следуй моим движениям! Хорошо?!

Оставив позади растерянную Румию, Глен снова сделал характерный этому танцу шаг.

В танцевальном зале, где все танцевали Седьмую часть Вальса Сильфов, Глен начал свой необычный танец.

Это был мир, сделанный из танцевального зала, барьер, предназначенный для удержания Глена…

И тогда…

Сделай… Это… Во…. Времяяяяя!

— Хаа!.. Хаа!.. Хаа!.. Хаа!..

Ранее шумное помещение затихло.

Хриплое дыхание Глена эхом отозвалось по залу, ставшему тихим, словно гробница.

Глен, лишенный сил, упал на колено и осмотрел зал.

Наряду с окончанием музыки, все были в их завершающих позах, и, словно от бронзовых статуй, от них не было заметно ни малейшего движения.

Музыкальный ансамбль. Также управляющий персонал. Даже люди, которые дружески разговаривали.

Все люди, находившиеся в том месте, неподвижно стояли, словно время остановилось.

Все одинаково, несфокусированно, с глазами, лишенными жизни…

— …Э? Ч-что это?.. Это…

Когда Румия увидела странную сцену перед собой, ее лицо побледнело.

— Румия! Все хорошо?! Совершенно вменяемая?!

Систина бросилась туда, где, тяжело дыша, стояла Румия.

— Хаа… Ха… это было опасно… с каких пор?.. Как долго я была под этой техникой?..

— …С самого начала, — провокационно сказал Альберт, который тоже только что подошел.

— С самого начала мы были посреди этой ловушки. Кажется, они надеялись, что Иви заметит присутствие истинного руководителя… и использовали это ради своей выгоды.

— Черт!.. Я из всех людей!.. — Глен выругался и ударил кулаком по земле.

— Все же, я удивлен, что ты заметил, Глен. На одиннадцатом часу… ты достаточно быстро все понимаешь… Честно говоря, мои ожидания от тебя на этот раз были совсем крошечными.

— …Маа-на. У меня была пара подсказок заранее…

представленных на бумаге, где записи сотрудников имели пять линий, составлявших восемь основных музыкальных ступеней.

Другими словами, если посмотреть на это с открытыми глазами, там было пять шагов, а если с закрытыми – восемь.

Это то, из чего сделана музыка. Это было выступление, которое контролировало выпускной с самого начала и являлось самой большой ловушкой, установленной врагом…

— У-учитель… Что это?.. Что случилось?

Румия, не понимавшая ситуацию, обменялась запутанным взглядом с Гленом и Альбертом.

— …Отойди, Румия.

Глен ошеломленно встал, оглядывая оркестр и пытаясь убрать дискомфорт из головы.

— А теперь, хорошо, самый подозрительный здесь ты, ты…

Под пронзительным взглядом Глена оказался дирижер оркестра, повернутый ко всем спиной.

Дирижер все еще держал свою палочку над головой, словно он был заморожен, но его неподвижность не была похожа на других, вызывавших ощущение, будто смотришь на статую.

Несмотря на то, что музыка прекратилась, ее звучание все еще чувствовалось в воздухе.

— Достаточно дурачиться, может нам стоит уже положить этому конец? Тайный руководитель сегодняшнего покушения и, скорее всего, настоящий «Рука Демона» Заид!

И тогда.

Дирижер, держащий свою правую руку над головой… медленно… опустил ее…

— …Молодцы, вы избежали моей «Правой Руки», — он… медленно повернул свою голову в сторону группы Глена.

Его волосы были характерно уложены и напоминали музыканта. Он смотрел на Глена холодным, как лед, взглядом.

— Вы разбили тайну моей «Правой Руки» с помощью этой вашей Восьмой частью «Танца Ветра»… Невозможно, не должно было остаться тех, кто практиковал бы…

— Это танец определенного кочевого племени, использующего духи покойных для очистки демона и защиты сердца. Если бы эта ловушка, установленная в начале выпускного, была системой доминирования разумом… тогда она была бы особенно эффективной…

— Хмм. Это проблема, я специально выбрал номер 8 из Симфонии Сильфида для моего плана, разве она пришла не оттуда?

Среди всех людей, которые были настолько неподвижны, словно их души украли, «Рука Демона» и группа Глена посмотрели на других в комнате.

— Ха-ха… Я наконец соединил все точки. Лиз говорила… что на сегодняшнем выпускном были использованы заранее подготовленные ноты?.. Ты как-то наполнил их магией?! Что за хрень ты…

— Учитель, я уверена, что это была «Дьявольская Мелодия»!

Возможно из-за напряженности, Систина, молчавшая до сих пор, ворвалась в разговор.

— …«Дьявольская Мелодия»?

— Да! На днях я читала об этом в диссертации профессора Фосила о магической археологии. Взлеты и падения в музыке… имеется в виду, что изменения в музыке могут брать под контроль разум человека и управлять им, это первозданная магия… у нее нет формы, но это законное магическое наследие.

— …Магическое наследие?!

Магическое наследие [Дьявольская мелодия], другими словами, волшебное наследство с нотами, которые могут активировать определенную магию с помощью специальной композиции.

На первый взгляд, это звучит как история сумасшедшего, но это не так.

Во-первых, магия – это язык, являющийся близким отголоском «Первозданного звука», что изменяет глубины сознания, то есть, это техника, которая вмешивается в законы реальности, используя звук сердца. Магия, воздействующая на людей через музыку – это более стереотипная магия, нежели повседневная.

— «Проклятая Песня» кочевого племени южных равнин также использует эту теорию! Как говорилось в диссертации, что касается «Дьявольской мелодии», похоже, там всегда присутствует определенный тон и ритм… Я уверена, что «Дьявольская Мелодия» присутствует в сегодняшней аранжировке!

— …Серьезно?..

— Н-но… для того, чтобы начаться, как обычной магии нужно заклинание, так «Дьявольской Мелодии» нужно особое музыкальное исполнение, без него песня просто будет играть, и «Дьявольская Мелодия» не активируется… — говорила Систина, не теряя уверенности в себе.

— …Вот где «Рука Демона» вступает в игру, — заговорил Альберт, словно поддерживая ее заявление.

— «Рука Демона» Заид… используя свою руку, держащую палочку, он давал команды оркестру, чтобы тот бессознательно выполнил особое музыкальное исполнение. Не важно, внушение ли это или гипнотизм, или даже сама палочка содержит в себе какую-то магию.

Затем, плечи Заида затряслись, словно он смеялся, и он с гордостью начал свой рассказ.

— Поколениями мой дом оставлял в наследие камень, в котором хранился секрет [Волшебного Наследия Музыкальных Нот]… Я не знаю теорию работы этой магии, лишь как ее использовать и методы работы с ней, хоть она уже немного исследована.

Хоть все карты Заида были выставлены на всеобщее обозрение, он все еще стоял там, радостно улыбаясь.

— Если вы проследите мою родословную до древних времен… возможно, мой дом имел работу, что-то вроде придворных королевских музыкантов того времени. Маа, все остальное примерно так, как вы это представили, — заявил Заид с широко расставленными руками.

— Я могу получить управление сознанием всех присутствующих, сыграв седьмую «Дьявольскую Мелодию». Всех до единого! Не важно, какой тип защиты они используют! С помощью этого я могу легко провернуть «убийство». Разве это не удивительно?!

У Глена не было выбора, кроме как ошеломленно стоять. То, что он сказал, определенно было правдой.

В момент попытки убийства, пока ты контролируешь сознание и воспоминания всех присутствующих людей с помощью «Дьявольской Мелодии», ты можешь делать, что хочешь. Даже среди бела дня никто не заметит убийства.

Загадочная техника убийства «Руки Демона», остававшаяся секретом, несмотря на то, что она была использована на глазах у многих людей.

Настоящая ее личность была…

— Ха-ха-ха… никто бы не поверил, что такая смелая попытка «убийства» будет осуществлена… Если никто не знает и не помнит момент, когда оно случилось, тогда это действительно великолепное убийство! Если твой оппонент использует первозданную магию, тогда нет смысла пытаться обнаружить его с помощью современной магии!

И как только эта техника активирована, не важно, что произойдет дальше. То ли он закончит все своими руками или даст команду подконтрольному человеку сделать это. Все зависит лишь от его прихотей в данный момент.

Следовательно, это и есть причина того, почему способ убийства Заида никогда не повторялся.

Убийство обычно представляет собой ожидание подходящего момента за кулисами, чтобы нанести удар по пробелу в броне противника.

Но это был невероятно смелый шаг, перевернувший общеизвестные и предвзятые представления об убийстве.

— Но вы, ребята, разрушили иллюзию, скрывающуюся за «Рукой Демона».

Не обращая внимания на группу Глена, всегда готовый Альберт повернулся к Заиду.

— Если ты спокойно сдашься, все будет хорошо. Но если ты будешь сопротивляться, пощады не жди.

— Хмм… какой дурак.

Не обращая внимания на слова Альберта, Заид поднял свою палочку над головой. И моментально среагировав, оркестр продолжил играть, словно механические куклы…

В то же время.

Без колебаний, Альберт собирался использовать свое подготовленное заранее заклинание [Молниеносный укол]

Он повернул свою руку, словно кнут, и вспышка света…

— ?!.

Нет, Альберт не выстрелил своей магией. Указывая своими пальцами на Заида, он остановил активацию заклинания в последний момент.

— Хоу… какой умный тип…

Заид издал довольно холодный смех. Выступление из ада снова покорило танцевальный зал…

— О-ои… Альберт, что ты делаешь?! Поторопись и стреляй!

— Это невозможно. Только что мое подсознание было захвачено «Дьявольской Мелодией».

Альберт ответил Глену, который между прочим сердито повысил голос.

— Что ты сказал?! Прямо в тот короткий момент игры?!

— Если я использую магию в таком состоянии, я не знаю, какой урон могу случайно нанести. Независимо от того, какой урон получу я, вероятно, это навредит невинным свидетелям, стоящим рядом.

— …Правильно.

Спокойно сказав это, Заид овладел своей палочкой и снова возобновил игру.

— В какой-то степени, вы слушали мою «Дьявольскую Мелодию» с самого начала выпускного. В конце концов вы ослабли благодаря «Дьявольской Мелодии». Использовав Восьмую часть «Танца Ветра», Глен Рейдерс смог отчасти отразить вторжение в его разум, это тоже самое, что делают ребята из спецподразделений с защитой сокрушенного духа. Сознание и память, хоть это было неожиданно, но я не мог контролировать твое поверхностное сознание, но у меня уже есть контроль над твоим глубоким подсознанием! — гордо заявил Заид бледному Глену, пронизывавшего его взглядом.

— То есть, пока играю «Дьявольскую Мелодию», вы, ребята, не можете свободно использовать магию. Все люди подчинятся перед моим музыкальным выступлением! Это моя секретная магия, позволяющая мне брать под контроль сердце и душу с помощью музыки, моя первозданная магия [Оркестр проклятой ночи]. Леди и джентльмены, добро пожаловать на мой музыкальный концерт! Фу-ха-ха-ха-ха-ха!

— Черт, этот тявкающий ублюдок… За что он принимает людей?! — холодный пот струился по лицу Глена, словно водопад, пока он произносил это.

И тогда… люди в танцевальном зале ожили под контролем «Дьявольской Мелодии».

Все с пустыми глазами… начали пугающе окружать группу Глена…

— Я скажу это сейчас, не думайте, что повреждение внутренней части уха как-то скажется на моей «Дьявольской Мелодии». Потому, что мою «Дьявольскую Мелодию» слышит душа. И все кроме вас, ребята, уже находятся под моим контролем.

Когда оркестр стал набирать обороты, Заид приказал окружающим приблизиться.

— Саа, я надеюсь, вы сказали свои последние слова. Через несколько минут, когда все здесь вернутся в чувства, они будут сильно шокированы… До того, как они осознали это, четыре трупа появились из чистого воздуха!.. Даже не понимая, что они сами сделали это!

— Этот ублюдок!

Охраняя свое окружение, Глен стал в боевую стойку. Среди тех, кто оказался под действием «Дьявольской Мелодии» и сейчас окружал их… он смог узнать несколько знакомых лиц… лиц его учеников.

Черт… Такое положение дел… не важно, если это использовало что-то вроде магии! Могу ли я вообще сделать что-то вроде этого?!

— …А-ах… Э-это?!. Все… М-моя ошибка?!

Позади Глена в оцепенении стояла ужасно бледная Румия.

Всегда веселая и смелая Румия, на этот раз превратилась в дрожащую напуганную девушку.

Это было совершенно естественно, ведь когда-то приятный выпускной вечер превратился в вечеринку из ада. Даже больше, это случилось во время мероприятия, на котором она осуществила свою мечту и надела «Платье Фей». Потрясение от этого было непостижимым.

Перед студентами, которые жутко перемешивались…

— Хмм. — Альберт молча достал нож и направил на студентов.

Его клинок поймал свет люстры и зловеще отразил его.

— Остановись! — Глен схватил руку Альберта, державшую нож.

— …Настолько же наивный, как и всегда. Ты понимаешь ситуацию? — Альберт сказал это Глену, умолявшего его остановиться.

— Я знаю! Но, пожалуйста! Не делай этого! Хотя бы не этих ребят!.. — Глен сказал такие вещи, дополняя свое понимание. Он и сам знал, что просто пустословил, пытаясь забыть о реальной проблеме.

Им уже был поставлен мат. Не было другого выхода. Их полностью обхитрили. Его собственная мягкость навлекла на него беду.

Ситуация уже превратилась в сложное испытание, где ему нужно было решать кого спасти, а кого рубить. На протяжении своего пребывания в Имперском Корпусе магов, Глену приходилось убивать людей снова и снова, и опять он попал в такую ситуацию.

В соответствии с миссией, для Альберта не было проблемой убить кого-то ради спасения Румии. Тогда, что насчет него? Что, черт возьми, он должен был делать?

Если он ничего не сделает, Румия и Систина погибнут.

Но, чтобы защитить этих девушек, ему придется сражаться со своими студентами, и, скорее всего…

Это было невозможно. Он не мог ничего сделать. Он не мог выбрать кого-либо в данной ситуации, и был очень…

Чеееерт!.. Те, кто не знает их, должны убивать ради людей, которые знают, но не могут навредить?! Черт, я такой лицемер!

Однако не глядя на перегруженного Глена, Альберт что-то прошептал.

— …Я сказал тебе, что все будет так. Я выполню свою работу и не пойду легким путем.

— !

— Все еще не окончено. Мы уже подготовились… к такому уровню проблем… Просто верь. — Мощные слова Альберта, пришедшие из ниоткуда.

— Т-ты… — Глен инстинктивно отпустил руку Альберта, и в этот момент…

Студенты поднялись как волна и рухнули на группу Глена…

В этот же момент рука Альберта двинулась настолько быстро, что оставила лишь размытое пятно, и нож вылетел из нее.

Нож рассекал воздух, но в неправильном направлении, пролетая над головой студентов на огромной скорости…

Пьюю!..

Высокий визг пронзил их барабанные перепонки.

Встроенный в нож… свисток?! Для связи?!

Глен понял реальное предназначение ножа, и в этот же момент…

— Фуму? Йош, Это где-то в этом месте? Хорошо, держитесь.

Джакин!!! И откуда-то послышался звук упавшего молота…

— Теперь~, если музыкальное выступление этого куска дерьма разъедает подсознание и не дает использовать магию, не должно быть никаких проблем с [Магией которая была подготовлена перед прослушиванием его выступления]?!

Джакин… Джакин… Джакин… Джакин…

От входа в танцевальный зал, 4 раза разносился звук взрыва пороха.

Зун! Студенты, окружившие Глена с четырех сторон, мгновенно упали на колени, словно на их плечах оказался тяжелый груз.

Затем послышался звук удара мушкета о пол.

— Ч-?!

Люди, толпившиеся рядом с Гленом, заблокировали его движения и линию обзора, но когда они упали на колени, он мельком увидел фигуры у входа.

И они были…

— Старик?! Кристоф?! Риэль?!

— Теперь, Глен! Иди сюда! Беги сейчас же! Пока специальная [Пуля гравитационного барьера], которую я сделал, все еще работает!

— …Подожди, нет, тот, кто создал [Пулю гравитационного барьера] был я… — рядом с Бернардом, держащим ружье с самоудовлетворенным видом, Кристоф вздохнул.

Его магия гравитационного барьера чаще всего использовалась для подавления бунтов. Он создавал барьер с центром в точке удара, и все, что находится внутри, вынуждено было подчиниться плотной гравитационной войне. Этой способностью нельзя убить… но этого было достаточно, чтобы ограничить движения студентов.

— Подождите, мы заключены внутри гравитационного барьера?! Если это мы, тренировавшиеся под сильной гравитацией, то это одно, но Белая Кошка и Румия…

— Со мной все хорошо, учитель! Для подготовки к этому, перед тем, как прийти сюда, я использовала магию для манипуляции гравитацией, поэтому сейчас мое тело весит в десять раз меньше, чем обычно! Но Румия… — выкрикнула Систина.

Риэль устремилась через гравитационное поле.

— Помощь в пути, Румия!

— Ах…

Риэль схватила Румию, и, таща ее на боку, развернулась.

— Ияяяяя!..

С кричащей девушкой, она побежала к входу за гравитационным полем. Она не использовала никаких трюков. Это был прорыв грубой силой.

Систина, сбросившая вес с помощью магии, побежала вслед за Риэль.

— …Ха-ха-ха, разве они не великолепны… — произнес Глен с напряженным смехом.

— Назад, Глен. «Рука Демона» Заид… собирается начать снова.

— А-ах…

Вылезая из гравитационного поля… Подконтрольные студенты, пытались схватиться за Глена и Альберта, пока те бежали, используя магию укрепления тела…

— Хмм… Они выбрались?

Словно кот, наслаждающийся погоней за мышью, Заид оставил достаточно места в комнате, чтобы позволить им сбежать.

— Но выхода нет… теперь, когда все собрались, вся эта область находится под моим контролем.

Подняв палочку над головой, Заид начал свою «охоту».

Участники оркестра начали идти за Заидом словно рабы… и затем они снова заиграли свое проклятое выступление…

Оставить комментарий