Глава 823. Секс-королевство / тепло хлеба

Опция "Закладки" ()

В пекарне, пристроенной сбоку от школьной столовой.

Я хожу только на первые два урока.

А потом во время третьего начинаю готовиться в пекарне.

— Ну так что, как получилось?

Я заглянул в окошко промышленной печи.

— Хмм, не очень.

Повторяющаяся работа каждый день.

Но это никогда не становилось скучным.

Может я и делаю всегда одно и то же, но каждый раз есть небольшие отличия.

Или мне лучше сказать, что такое изменение необходимо?

Если делать одно и то же каждый день, то ты постепенно привыкаешь к этому и начинаешь делать это все лучше и лучше.

Но привыкание означает, что процесс становится скучным.

Поэтому хоть я и делаю одно и то же каждый день, но я всегда стараюсь придумывать что-то новое.

Если что и приходит мне на ум, то я сразу пробую это и не важно, насколько малое это изменение.

Ничего страшного если ничего не получится.

Провалы тоже опыт.

У такого идиота, как я, никогда ничего не получится с первого раза.

У меня появляется новая идея, я испытываю ее, нахожу ошибки и исправляю их.

Только такой порядок действий подходит человеку с моими способностями.

Сегодня утром я успел испечь три разных типа хлеба.

Я думал, что это будет более эффективно.

— Думаю это все же провал.

Я чувствовал это, проверяя то, насколько набухал хлеб в печи.

Такой метод выпекания наносит тот еще удар.

Но он не без шансов.

— Я попрошу Кацуко-нээ проверить на вкус и если там тоже провал, то они не появятся на прилавке.

Ну, я не думаю, что все так уж ужасно.

— Ну думаю это нормально. Сегодня ведь было всего три попытки, но мы все еще можем использовать другие вариации.

Да, такое было.

А это я попробую снова на следующей неделе.

Может быть я поэкспериментирую на этих выходных в особняке.

В любом случае надо в начале спросить мнения Кацуко-нээ.

Так я размышлял, глядя на булочки в печи.

Но…

— Что? Ты с некоторого времени начала просто смотреть на меня молча.

— Ну, просто у тебя такое серьезное выражение лица, нии-сан.

Сказала Луна.

— Так что так получилось, что я начала пялиться. Не так ли, Коёми-тян?

Луна обратилась к стоящей рядом с ней Коёми-тян, но…

Та не ответила.

Она подошла поближе к маме Ай, которая сидела рядом с ней.

Она тем временем с озадаченным выражением лица смотрела на мое творение.

— Тебе не наскучило?

— Нет. Это интригует. Не так ли, Коёми-тян?

— ………..

— ………..

Что с этой атмосферой? Так неудобно.

— Нии-сан, может мне тебе помочь?

Предложила Луна, но:

— Нет, не надо. Тут и так скоро станет тесно, как селедке в бочке, да и Кацуко-нээ тоже придет помочь.

Кацуко-нээ сейчас ушла в кабинет директора. Похоже, что появились еще бумаги требующие печати Минахо-нээсан, которые Кацуко-нээ понадобится отнести обратно в особняк.

— Думаю ты можешь пока подождать снаружи и погулять по столовой. Но не выходи на улицу.

Сейчас еще шел четвертый класс.

Так что в столовой никого из учеников не было.

— Все нормально. Я просто хочу понаблюдать пока за тобой, нии-сан.

Сказала Луна.

Мама Ай и Коёми-тян ничего не говорили с того момента как сели тут.

— А, точно. Может мне пока приготовить чай на всех?

Сказала Луна, поднимаясь на ноги, но…

— Не сейчас. Они приготовятся минут через десять, и я начну много передвигаться оп пекарне. Так что не подходи пока к вон тому рабочему столу.

Мне надо будет постоянно выкладывать поддоны наружу.

И будет опасно если Луна начнет ходить в такой момент вокруг, будучи непривычной.

— Но если хочешь сделать чай, то у нас есть в служебной комнате кофе-машина и бойлер, можете пойти пока туда втроем и попить немного.

— Ээээ? Но мне хочется увидеть, как ты работаешь, нии-сан.

Сказала Луна.

— Нет, может ты это и говоришь, но не думаю, что Коёми-сан и Киёхара-сан думают так же. Так что думаю вам троим лучше будет подождать во внутренних помещениях.

Только в такие моменты, когда тут нет отлынивающей Юкино.

Если бы она была тут, то я бы просто отдал этих троих на руки ей.

Это именно та группа, с которой у меня плохая совместимость.

До обеда еще минут десять.

— Но я хочу посмотреть. Коёми-тян, Киёхара-сан, вы ведь тоже этого хотите, да?

Спросила Луна их.

— А, да.

— Думаю да.

Тихо ответили Коёми-тян и мама Ай.

Интересно почему эти трое вообще пришли ко мне в пекарню.

Хотя, наверное, это потому, что сегодня была Пятница.

И отец Ай вернется в Сендай с работы.

Так что надо, чтобы Ай и ее мама вернулись сегодня домой.

Маме Ай уже даже пришло сообщение со словами: «Я приеду как обычно» из Сендай.

Ну, я имел в виду что это единственный сделанный им контакте.

У родителей Ай действительно холодные отношения.

Ее папа выйдет из своего офиса в Сендай и приедет к нам около 9 вечера.

Но даже так нам надо еще почистить дом Ай поскольку они отсутствовали неделю.

И нужно время, чтобы собраться с силами и встретится с отцом Ай.

Поэтому, когда у меня закончится школа, то я сразу поеду к Ай домой.

Мы ведь не можем позволить возвращаться домой Ай и ее маме в одиночку.

В конце концов в особняке в последнее время между ними едва ли был какой-либо контакт.

С точки зрения ее матери, я забрал у нее ребенка, которым она дорожила.

Более того, дочка, которую она хотела оставить ребенком на всю жизнь стала женщиной.

С другой стороны, Ай серьезно тренировали делать различные вещи самостоятельно, пока все остальные наблюдали за тем, как она меняет свою жизнь, в которой раньше она просто оставляла все на свою маму.

Возможно, она просто не знает, как теперь разговаривать с ней…

Если она появится и попросит у нее помощи, то все начнут ругать ее.

— Так, прошу прощения за задержку. Я со своей работой закончила.

Кацуко-нээ вернулась в пекарню с портфелем с документами.

Фух, спасибо тебе, Боже.

Я даже не представляю, что мне делать с этой группой в одиночку.

Но…

— Я пока приготовлю кассовый аппарат. Ты пока тут разберись!

Она помыла руки и вновь ушла в столовую.

Ничего не поделаешь.

Пипипипи…

Это начала сигналить печь о том, что выпекание закончилось.

— Ладно, ну что ж, вперед!

Я открыл печь и начал доставать выпечку.

— Кацуко-нээ, я бы хотел, чтобы ты попробовала немного.

— Хорошо, сейчас подойду.

Наш последний рывок перед обеденной переменой начался.

◇ ◇ ◇

Именно Минахо-нээсан предложила нам показать маме Ай как ее дочь работает в качестве кассира.

Чтобы показать ей ее изменения перед тем как они вернутся домой.

Так что Кацуко-нээ привезла маму Ай до начала обеденного перерыва в школе.

Луна тут находится из-за своей силы Мико.

Она должна следить за психологическим состоянием мамы Ай и если прижмет, чтобы воспользоваться своей силой.

Ёми, конечно, намного лучше, когда дело касается этой части их силы, но…

Теперь они знают о ее силе, так что они лишь начнут нервничать в ее присутствии.

Луна же ежедневно использует свою силу Мико, чтобы натренировать ее, так что она тоже может использовать эту силу, но не в таком масштабе, как Ёми.

Но пара дочери и матери семьи Киёхара думают, что Луна умеет только читать мысли людей, так что это идеальный козырь, которым мы можем воспользоваться при необходимости.

Ну, на самом деле… Ай и ее мама не могут выйти из-под нашего контроля, потому что они находятся под контролем силы Ёми, но просто на всякий случай…

Цукико может свободно использовать оба типа сил, но…

В последнее время вокруг нее начала витать таинственная атмосфера жрицы храма Такакура.

Похоже, что Ай и ее мама не любят с ней контактировать. На таком же уровне, как и с Мисудзу и Рурико.

— Я тут! Оооох! Коёми-тян тоже тут!

Неи сегодня пришла первой.

— Хах, ты снова прогуливаешь, Я-тян?

— Все в порядке, я вернусь в класс до конца седьмого урока.

Она как всегда свободолюбива.

— Есть хочу!

Юкино тоже пришла еще до звонка.

Ну, в случае с ней, то у нее просто нет другого выбора, кроме как втайне приходить сюда до начала обеденного перерыва.

— О, и ты тут?

Юкино не удивилась, что мама Ай была тут потому что она слышала об этом еще утром, но…

Она удивилась присутствию Коёми-тян.

— Ну, а почему бы и нет? Должно быть тебе душно в особняке. Ну, я имею в виду, что в дневное время суток это просто замок блондинистой принцессы.

Агнес?

Марго-сан сейчас в Сша.

У Нагисы есть ее магазин, Кацуко-нээ помогает мне в пекарне.

Минахо-нээсан находится в особняке, но она работает над аналитикой данных от Куромори и Коузуки Сс.

Поэтому в особняке есть Цукико и Мана, которые пока что приглядывают за Агнес, Ёми, Луной, Коёми-тян и Мао-тян.

Мао-тян, конечно, едет в цветочный магазинчик Нагисы на день, но…

Когда это происходит…

Агнес получает контроль над остальными детьми.

Луна очень послушная от природы, а Коёми-тян не привыкла к жизни с нами, так что ее сердце еще закрыто.

— Я подумала, что ей стоит подышать свежим воздухом. Кроме того, Коёми-тян чувствует себя легче, когда она рядом с Киёхарой-сан.

Сказала Кацуко-нээ.

Мама Ай и Коёми-тян всегда вместе в особняке.

Похоже, что они обе ошеломлены таким образом жизни.

И поэтому неосознанно держатся вместе.

Мама Ай хочет, чтобы у нее был ребенок, которого она может защищать, на замену ее дочери.

Коёми-тян ищет человека, к которому она могла бы относиться как к маме.

У каждой из них есть то, чего не хватает другой.

Нет, ну, мы, конечно, не даем им через чур много контактировать, чтобы это не переросло в полноценную зависимость.

Кацуко-нээ и все остальные приглядывают за ними, так что эти двое никогда не остаются наедине.

— Мы тоже вернем ее в дом Киёхары-сан.

Минахо-нээсан упомянула что существование Коёми-тян улучшает психологическое состояние мамы Ай.

Она не сломается пока у нее будет хоть кто-то кого она может защищать.

— Поэтому я тоже тут. Мне показалось, что Коёми-тян будет тут одиноко.

Луна показывает, что она тут якобы только для того, чтобы поиграть с Коёми-тян.

— Ну, мы с Коёми-тян уже прошли пробник вступительного экзамена, но Агнес-тян еще нет.

— Поэтому сегодня она учится в особняке.

Улыбнулась Кацуко-нээ.

— Да, Цукико-онээсама и Ёми-онээсама учат ее.

— Да. Агнес-тян очень любит Луну-тян. Если бы ты была в особняке сегодня, то она бы просто бегала за тобой, поднимая шум.

Луна хочет иногда побыть отдельно от Агнес, так что она пришла к нам, ну по крайней мере такой у нас сеттинг.

— Итак, я готова к бою!

Неи взбодрилась и понесла поддоны, которые я уже вытащил на прилавок.

— Кацуко-нээ, можешь попробовать эти три?

— Хорошо, хорошо.

— Я попытался немного изменить метод в сравнении с обычным, но пока что попытка была не очень удачной.

Пока я объяснял все это, Кацуко-нээ уже начала пробовать второй экземпляр.

До обеда осталось совсем чуть-чуть времени.

В любом случае надо достать из печи все.

Я пока поставлю ее нагреваться, поскольку надо приготовить еще вторую партию в середине обеденного перерыва.

Нужна лишь небольшая чистка печи и приготовить поддоны с тестом.

— Мне помочь?

Похоже, что Луне было интересно, но…

— Прости, но мне надо ставить их внутрь в определенном порядке.

Нужно расставить все, и для чего-то требуется высокая температура, а для чего-то низкая.

А также надо учитывать и время для выпекания.

У каждого поддона есть свое время перед тем, как они отправятся в печь.

— Можешь сегодня просто смотреть. Мы потом научим тебя всему, Луна-тян.

Сказала Кацуко-нээ, доедая мой провалившийся продукт.

— Таак, посмотрим, эти три примера можно поставить на распродажу как более дешевые варианты.

Кацуко-нээ все-таки решила.

— Нет, если они являются провалом, то не стоит их продавать.

Сказал я.

— Если мы вдруг начнем продавать обычный товар со скидкой, то они могут посчитать это подозрительным.

И будет плохо если они не так поймут неожиданный спад в цене.

Обычная стоимость наших продуктов высчитывается с учетом выгоды для нас.

— Если кто-то из покупателей спросит: «А почему сегодня товар дешевле?» Мы можем просто сказать, что у тебя просто не получилось его нормально испечь.

Кацуко-нээ?

— Есть две вещи, которые я хочу, чтобы ты понял. Первая — это то, что ты должен получать выгоду из своего занятия. Это ведь твоя пекарня.

Я не могу просто выкинуть товар, потому что у меня не получилось нормально испечь.

— А вторая — это то, что надо продавать продукты одного уровня качества.

Одного уровня качества…

— Есть люди, которые ждут с нетерпением вкусной версии товара. Поэтому нельзя необдуманно понижать качество товара… Особенно когда ты занимаешься продажей.

Понятно.

— Поэтому не пробуй так больше. Если хочешь что-то опробовать, то делай это с тем, что мы не продаем.

Продажа неудавшихся продуктов на 50 йен дешевле это наказание для меня.

— Хорошо, я понял. Скажите всем, что у меня не получилось нормально сделать эти булочки.

— Вот, ты должен чувствовать за это стыд. И не повторяй больше своих ошибок. Именно так ты и становишься профессионалом.

Стыдиться и становиться лучше.

Поэтому ничего страшного.

— Тут не виновата задумка, проблема в том, что ты решил опробовать ее именно сейчас. На этом все.

Кацуко-нээ улыбалась, но в ее взгляде читалась серьезность.

— Ты права… Прошу прощения.

Я не должен сразу пробовать свои идеи просто потому, что они появились именно в этот момент.

— Ты ведь уже привык делать выпечку, не так ли? В это должно входить и продажа твоей продукции. И из-за отсутствия понимания последнего ты и вытворяешь подобное.

Я думал о том, чтобы изменить свою ежедневную рутину, думая, что так будет лучше, но…

Я не могу так просто менять что-либо.

Мы ведь продаем этот товар другим людям.

— Оджоу-сама когда-то и меня отругала точно за то же самое.

Хах?

Точно, Кацуко-нээ ведь тоже первый раз продает продукты в пекарне.

Но.

— Основной принцип бизнеса — это то, что все является искусством. Когда ты думаешь, что ты к чему-то привык, то надо дать себе предупреждение. В такие моменты надо отложить в сторону мысли наподобие: «А это похоже на меня» или «Я бы сделал это…».

Кацуко-нээ говорит сейчас о своем первом опыте в проституции.

Она тогда была такой же, как и я только что.

Когда ты привыкаешь к работе, то начинаешь пытаться самостоятельно ее изменить и проваливаешься в этом.

Или может Минахо-нээсан отругала Кацуко-нээ еще до того, как та провалилась.

Думаю и такое было.

— Ты все еще находишься на начальном уровне пекаря, так что тебе еще надо научиться и освоить техники для создания различных вариаций.

— Точно.

— Кроме того, у нас уже есть те булочки, которые ты придумал.

— Хах?

— Ты ведь не думал что только тебе пришла в голову эта идея?

Ну…

У меня только появилась идея и ее уже кто-то опробовал и исполнил.

— Вот тебе урок. Прочувствуй сегодняшнее смущение.

— Да, не забывай этого.

Сказала Кацуко-нээ.

— Я тоже не забуду, что я тогда сделала.

Я не должен спрашивать об этом.

— Нужно запомнить этот стыд крепко-накрепко и учиться исходя из него! Существуют и те, кто просто смеются над своими ошибками и потом повторяют их.

Сказала Неи просунув голову в пекарню с улыбкой на лице.

— Да, есть много людей которые не принимают стыд близко к сердцу и продолжают идти вперед.

Точно.

Я должен запомнить это.

— Эй, уже звонок! Йо-тян, теперь тебе надо быть в три раза быстрее!

— А, точно…

Я начал быстрее передвигаться по пекарне.

Кацуко-нээ тоже помогала.

— Будь нежен даже когда ты торопишься.

— Понял, Кацуко-нээ.

Мама Ай продолжали смотреть на меня, пока я работал.

Что?

Луна и Юкино тоже смотрели на меня, но у них был другой взгляд.

В глазах Луны было семейное тепло, но…

Глаза мамы Ай и Коёми-тян были…

Думаю, они были холодными, оценивающими…

— Эй, Йо-тян, не думай ни о чем лишнем сейчас!

— Точно, сконцентрируйся на работе!

— Да!

Я не должен отвлекаться.

Пока что лучше сосредоточиться на работе.

◇ ◇ ◇

— С вас 270 йен.

— Спасибо, приходите еще.

— Угу, вот эти два? Поняла.

— Не срезайте очередь! Вставайте в конец!

Сражение в период обеденного перерыва началось.

Кана-сенпай, Кацуко-нээ и Неи, как и всегда первыми встали за прилавок.

Эдди следила за очередью.

— Йоши-кун, на левом поддоне осталось только 13 и 9.

— Понял, я тогда пока начну вторую партию этих!

Мегу вернулась от прилавка внутрь пекарни и помогла с уборкой.

— Вау, как же это проблемно.

Юкино, просто евшая сейчас свой ланч бокс внутри…

Мама Ай и Коёми-тян…

После того как вторая партия была готова и за прилавком появится свободная минутка, все будут есть по очереди, и эти двое будут обедать вместе с Ай.

Сейчас они ничего не делали.

— Ай…

Мама Ай смотрела на то что происходило за прилавком с ноутбука, который принесла Кацуко-нээ.

Не думаю, что мы можем показывать их остальным ученикам в столовой.

В конце концов мы ведь не сможем объяснить почему с нами сидят родитель и двенадцатилетняя девочка.

Но даже так, внутренняя часть пекарни и прилавок разделены всего лишь одной стеной… Да и дверь открыта обычно, так что легком можно услышать голоса продавцов.

— А, это будет 480 йен.

— Ууу… За все это 370 йен.

Как и всегда Ай просто сидела рядом с Неи и проводила вычисления.

Она нервничала от того, что ее мама находилась в пекарне, но…

Как только началась работа, то она сразу сконцентрировалась на вычислениях.

Мы только недавно обнаружили что у нее такая сильная концентрация.

Люди действительно могут быть не теми, кем они кажутся на первый взгляд.

Все-таки верно говорят: «Не суди книгу по обложке».

— Так, вторая партия на подходе!

— Угу!

Я достал поддоны из печи и выстроил их в линию.

Мегу, Эдди и Неи зашли, чтобы забрать их.

Я же тем временем начал готовить следующую группу.

— Так, вторая партия готова!

— Они просто великолепны в качестве закуски после обеда! Подходи, покупай!

— Свежая выпечка.

Уже была половина первого после полудня.

Так что в столовую пришли ученики, которые ели свой обед у себя в классах и теперь они пришли купить что-нибудь сладкое для закуски.

Количество покупателей не такое большое, как во время пика активности в обеденный перерыв, но все же…

Они все продолжали и продолжали приходить.

— Ладно, Кана-тян, Ай-тян, можете пока отдохнуть.

Сказала Кацуко-нээ.

Ай всегда отдыхает вместе с Неи и Каной-сенпай.

Она не очень комфортно себя чувствует рядом с Мегу или Эдди.

— Ладно, пошли, Ай.

— Уууу, хорошо…

Они вернулись в пекарню.

— А теперь вы тоже пообедайте пожалуйста.

Кана-сенпай достала для всех ланч боксы, включая и для мамы Ай и Коёми-тян.

— Это ведь первый раз, когда я встречаюсь с этой девочкой, Нобу?

А, это ведь ее первая встреча с Коёми-тян.

— Коёми-тян — наша двоюродная сестра.

Объяснила Луна.

— Хмм, понятно. Ну, я в любом случае просто интересовалась…

— К сожалению даже этот идиот ничего с ней не делает.

Юкино криво улыбнулась.

— Похоже, что даже такие демоны как он не могут возбудиться на такую плоскую девочку.

— Ну, наверное. Сколько тебе лет? Ты в четвертом классе?

Спросила Кана-сенпай.

— Коёми-тян одного со мной и Агнес-тян возраста.

Ответила Луна, раз уж Коёми-тян продолжала молчать.

— А? Мне казалось, что это как раз по вкусу для Нобу? Иди сюда. Ай, что ты там делаешь?

Ай тем временем пыталась отдалиться от своей матери.

— У… умм…

Ее мама тоже выглядела озадаченной. Она не знала, что сказать своей дочери.

А, точно.

— Ай, возьми.

Я дал Ай кусочек хлеба с поддона.

Он был свежеиспечен и только из печи.

Но у него была плохая форма.

Подобный товар мы изначально не собирались продавать.

— Хах?

Ай с удивлением смотрела на булочку.

— Дай ее своей маме.

Ай посмотрела на меня и кивнула.

А потом…

— У… Умм, М… Мама…

Ай протянула булочку своей маме.

— А… Ай?

Та прикоснулась к протянутой выпечке.

— Э… Это… Понимаешь, я… Я сама сделала это.

Сказала Ай.

Оставить комментарий