Глава 112.1

Опция "Закладки" ()

— Четвертую сестру любят бабушка, дядя и тетя настолько сильно, что Мэн Эр на самом деле завидует, — Юнь Цянь Мэн посмотрела на Юнь Сюань Мо, встретившись с ним взглядом, ей показалось, что по сравнению с прошлым разом, когда они виделись в городе Су, ей стало тяжелее предугадать его действия.

Юнь Сюань Мо, в свою очередь, рассмеялся и оценивающим взглядом осмотрел Юнь Цянь Мэн. Он вспомнил разговор со старшим сыном о прежней, и нынешней Юнь Цянь Мэн.

— Маме невероятно повезло, что у нее такая выдающаяся внучка. Если бы И И обладала хотя бы половиной способностей Мэн Эр, нам бы вообще не пришлось беспокоиться за ее будущее.

— Четвертая сестра – драгоценная жемчужина для дяди и тети. Пусть она в последнее время и жила в Сянь Фу, никому и в голову не могло прийти навредить ей. Дяде и тете не о чем беспокоиться, Мэн Эр постарается выполнить долг старшей сестры и позаботиться о сестре, — улыбнувшись в ответ, сдержанно ответила Юнь Цянь Мэн.

Слова Юнь Цянь Мэн несказанно обрадовали Юнь Сюань Мо и Ли Ши, последняя еще сильнее сжала руки Юнь Цянь Мэн и взволнованно сказала:

— Я не видела Мэн Эр столько времени… Кстати, прими мои искренние поздравления! Тебе удалось войти в Чу Сянь Фу. Похоже, среди всех детей Мэн Эр повезло больше всех. В будущем ты станешь Чу Ван Фэй. Возможно, нам придется побеспокоить Мэн Эр ради брака И И…

Ли Ши быстро посмотрела на Мадам и Юнь И И, однако на их лицах прослеживалась грусть. Взгляд Мадам выглядел настолько пронзительно, что создавалось впечатление, будто она готова проделать дырку в теле Юнь Цянь Мэн. Ли Ши еще нежнее взялась за руки Юнь Цянь Мэн.

Юнь Цянь Мэн проигнорировала зыркание Мадам и улыбнулась Ли Ши.

— Тетушка, о чем Вы? Брак четвертой сестры находится в руках старших, а после его должны одобрить оба брата. Мэн Эр – всего лишь кузина, как я могу перепрыгнуть всех и единолично взять на себя ответственность за столь серьезный вопрос? Кроме того, мне недостает опыта, что если я ошибусь, и четвертая сестра пострадает? Мэн Эр не в состоянии вынести такую ответственность, прошу, простите меня.

Как только стало понятно, что Юнь Цянь Мэн не так-то легко одурачить, улыбка на лице Ли Ши потускнела, а из глаз пропал былой энтузиазм. Она быстро отпустила руки Юнь Цянь Мэн и отошла в сторону, чтобы сделать несколько глотков чая.

— Сестра, когда ты станешь Чу Ван Фэй, организуй для меня хороший брак. В этом нет ничего сложного, зачем ты отказываешь, сестра? Может ли быть, что ты не способна вытерпеть того, что мой брак окажется лучше, чем твой? — резко высказалась Юнь И И, видя, что Юнь Цянь Мэн постоянно открещивается от нее.

Юнь Сюань Мо и Ли Ши смогли сохранить спокойствие, но вот на лицах остальных трех прослеживалась открытая ненависть.

— И И, ты слишком бесцеремонна! Как ты смеешь говорить подобным тоном со старшей сестрой? Старшая сестра тебе словно мать, в будущем тебе обязательно понадобиться ее помощь. Только не говори мне, что ты надеешься, что всю жизнь бабушка и родители смогут тебе помогать? Слова твоей старшей сестры – правда. Думай и набирайся опыта как можно быстрее, иначе люди начнут тебя избегать!

Юнь Сюань Мо резко осадил Юнь И И, Юнь Цянь Мэн даже восхитилась его навыками. Если бы он на самом деле хотел отругать Юнь И И, зачем ждал, пока та договорит? Юнь Сюань Мо ловко воспользовался ситуацией так, чтобы в конечном итоге выглядеть хорошим полицейским. Представление, конечно, хорошее, но наивное…

Юнь Цянь Мэн села в кресло и сделала несколько неспешных глотков чая.

— Верно. Четвертая сестра, некоторые слова нельзя произносить. Сейчас здоровье Чу Вана превосходно, но если о словах четвертой сестры узнают посторонние, их могут истолковать, как проклятие. Это может нанести серьезный удар по Сянь Фу и навредить будущим карьерам кузенов. Четвертая сестра все еще молода и неопытна, но есть черта, которую нельзя пересекать. Не нужно злиться, когда другим не под силу то, о чем ты просишь. Из-за этого ты выглядишь слишком узколобой. Бабушка великодушна и сдержанна, ты была с ней с самого детства, я думала, что ты все-таки научилась некоторым вещам…

Взгляд Юнь Цянь Мэн был холодным, словно снег, а черные глаза опасно засверкали. Присутствующим в комнате даже показалось, что ее окружила едва заметная убийственная аура, заставляя раскрыть глаза от удивления, а сердца задрожать.

— И И холили и лелеяли с самого детства, конечно, она не может сравниться с сяоцзе из столицы. Она все еще слишком юна и неспособна к замысловатым разговорам, прошу, кузина, не вини ее.

Юнь Цянь Мэн посмотрела на обычно молчавшего Юнь И Хэна. Во-первых, он указал на то, что она извращает смысл слов, а по природе добрая и честная Юнь И И не в состоянии их понять. Во-вторых, он косвенно упомянул, что Юнь Цянь Мэн росла без матери, и, по сравнению с Юнь И И, она более коварна и хитроумна.

Юнь Цянь Мэн бесчисленное количество раз говорили, что она росла без матери. Ей это настолько сильно надоело, что у нее совсем не было настроения спорить еще и с Юнь И Хэном… Пальцы Юнь Цянь Мэн, которыми она держала небольшое блюдце, ослабли.

Звук разбивающегося стекла прозвучал настолько резко и неожиданно, что сердца присутствующих моментально подпрыгнули к горлу. Все уставились на Юнь Цянь Мэн, ее губы были поджаты, а два бездонных омута глаз сияли так, словно какая-то ранее невиданная тайна вот-вот раскроется.

— Мадам, прибыл Сянь Е.

Напряженную тишину разорвал голос мамы Жуй, вслед за которым в зал вошел Юнь Сюань Чжи, по-прежнему одетый в одежды премьер-министра. Все, кроме Мадам, сразу же встали.

Как только Юнь Сюань Чжи увидел, что у Юнь Цянь Мэн все хорошо, его взволнованное сердце самую малость успокоилось. Он повернулся к брату, которого не видел более десяти лет и эмоционально воскликнул:

— Брат!

— Старший брат!

На глазах Юнь Сюань Мо проступили слезы, он незамедлительно взял Ли Ши под руку, чтобы подойти и поздороваться, но Юнь Сюань Чжи остановил их.

— К чему это? Мы братья, как я могу заставить вас кланяться? Твое здоровье не очень хорошее, быстрее вставай и садись, не нужно всех этих церемоний.

Юнь Сюань Чжи уверенно положил руки на плечи пытающегося поклониться Юнь Сюань Мо, а после подошел к Мадам и поклонился сам.

— Сын пришел навестить мать. В последнее время на меня свалилось слишком много работы, надеюсь, мама не будет слишком плохо обо мне думать из-за моих редких визитов.

Когда ожидаемая ссора не произошла, напряжение постепенно покинуло Мадам. Раз Юнь Сюань Чжи сегодня ведет себя учтиво, она окажет ему честь.

— Благополучие государства важнее. У меня есть И Хэн, его брат и сестра. Они регулярно составляют мне компанию, что уж говорить об обилии слуг. Не нужно беспокоиться, я знаю, ты ужасно занят из-за предстоящего осеннего экзамена. Однако тебе стоит помнить о своем здоровье, твои дети все еще молоды и зависят от тебя.

Юнь Цянь Мэн быстро поднесла чашку к губам, чтобы скрыть улыбку. Мадам никогда не успокоится, смешала заботу о сыне и намек на будущее Юнь И Хэна и его брата… Юнь Цянь Мэн считала находящихся перед ней людей невероятными. Они явно ненавидели друг друга, но были способны разговаривать настолько радостно и непринужденно! Подобные навыки не могли не заслуживать похвалы.

— Благодарю матушку за беспокойство, есть вещи, которые просто нужно делать. Ведь если работать спустя рукава, то у семьи могут возникнуть неприятности. Как я могу расслабиться? С другой стороны, у моего брата намного больше свободного времени. Он и его жена могут жить, словно идеальная пара в городе Су. В результате передо мной стоят выдающиеся братья. Если честно, я немного завидую…

Так как Юнь Сюань Чжи в мягкой и ненавязчивой манере сообщил, что поднятая Мадам тема не подлежит обсуждению, ей оставалось лишь нахмуриться. Но в то же время Юнь Сюань Мо ценил отношения между матерью и сыном. Он не мог видеть, как мать грустит, поэтому решил сгладить атмосферу:

— Старший брат, ты стал еще мудрее! В отличие от твоего младшего брата, который постоянно находится дома… Мне уже много зим, но мой опыт и знания не сильно продвинулись вперед. Неудивительно, что Император уважает старшего брата настолько, что назначил тебя наблюдателем на осеннем экзамене. И Хэн и И Цзе, вы оба должны учиться у вашего дяди. Когда в будущем станете чиновниками, вам нужно равняться на дядю и приложить максимум усилий, чтобы принести как можно больше пользы стране.

— Да, отец, — одновременно сказали Юнь И Хэн и Юнь и Цзе.

Слушая Юнь Сюань Мо, Юнь Сюань Чжи почувствовал раздражение. Пусть на его лице и сохранялась улыбка, сердце Юнь Сюань Чжи разъедала ярость.

— Теперь, когда вся семья твоего младшего брата в сборе, ты должен позволить наложнице Лю подготовить для них один из внутренних дворов. Иначе, могут пойти нелепые слухи…

Почувствовав поддержку младшего сына, Мадам забыла, что такое страх. Кроме того, младший сын уже находился в Сянь Фу, Юнь Сюань Чжи же не станет посмешищем в глазах окружающих и не прогонит их обратно в город Су?

Юнь Сюань Чжи рассмеялся и сразу же с теплом и заботой в голосе ответил:

— Мама права, я как раз думал об этом несколько дней назад. Младший брат находился вдали от семьи много лет, если бы он прибыл в столицу в гости, не возникло бы никаких проблем в том, что он остановится в Сянь Фу. Но, как и сказала мама, младший брат привез с собой всю семью, длительное нахождение в Сянь Фу будет самую малость неудобно. Я прикажу наложнице Лю убраться в одном из поместий в северной части столицы. Младший брат и его жена могут оставаться там столько, сколько они захотят. А как только они найдут подходящий дом, то смогут без проблем съехать. Брат, мама, что вы на это скажете?

— Ты!

Мадам и подумать не могла, что Юнь Сюань Чжи выгонит ее младшего сына! Во взгляде Мадам появилось невероятное количество злобы и гнева, казалось, она хочет, чтобы Юнь Сюань Чжи умер на месте!

— Старший брат более мудр и зрит дальше меня. Как только я прибыл в столицу, то думал исключительно о И Хэне и И Цзе… Я не предположил, что могут причинить неудобство старшему брату. Теперь так как ты нашел способ выйти из этой неловкой ситуации, мне на самом деле стало легче, и я чувствую в разы меньше смущения. Мама, как ты считаешь, этот вариант вроде неплох?

На лице Юнь Сюань Мо не виднелось и тени недовольства, на самом деле он выглядел так, будто рад предложению Юнь Сюань Чжи! Он даже успокоил Мадам в надежде, что она согласиться.

Мадам отвела взгляд от Юнь Сюань Чжи и посмотрела на улыбающегося младшего сына. Спустя десяток секунд она взяла себя в руки.

— В таком случае ты можешь передать купчую на дом и землю младшему брату и невестке в качестве подарка. Им повезло не так, как тебе. Они не живут роскошной жизнью чиновника при дворе. Все эти годы они полагались на аренду, чтобы заработать на жизнь. При этом они еще и заботились обо мне, им пришлось ох как нелегко.

Оставить комментарий