Глава 119.2.3

— Он даже не предложил мне серебряника, с какой такой стати я должен передавать его слова? Я не буду этого делать, и что ты с этим сможешь сделать? Вам тоже запрещено болтать всякую чепуху!

Чу Ван не только отказал, но и пригрозил все стражам рядом держать рот на замке!

***

Все гости проследовали за Чу Фэй Яном и столпились у прекрасно украшенной комнаты. Мама Шангуань передала Чу Фэй Яну безмен, намекая снять с невесты вуаль. Он принял его и осторожно приподнял вуаль. Перед его глазами предстало обворожительное лицо.

Юнь Цянь Мэн, наконец, смогла увидеть свет, а за ним мгновенно и Чу Фэй Яна, который неустанно пожирал ее взглядом. Пара его черных глаз, переполненных эмоциями, и совсем не сдерживаемая улыбка… Юнь Цянь Мэн немного покраснела, когда поняла, что со стороны двери за ними наблюдает огромное количество людей! Даже Гу Лаотайцзюнь и Чэнь Лаотайцзюнь, широко улыбаясь, смотрели на них! Щеки Юнь Цянь Мэн заалели сильнее, она не выдержала и отвела взгляд, сосредоточив внимание на чаше с вином перед ней.

— Господин, присядьте. Пора испить брачную чашу вина!

Мама Шангуань заметила неестественное поведение Юнь Цянь Мэн, улыбнулась и позволила Чу Фэй Яну сесть рядом с ней, чтобы тот немного отвлекся. Взяв две чаши с вином, мама Шангуань осторожно передала их.

Со стороны двери послышались сдавленные смешки. Люди не сдержались, но из-за страха, что Чу Фэй Ян прогонит их, они прикрыли рты.

— Выпив вино, вы станете женатой парой, и будете жить в гармонии!

Одновременно с благословением мамы Шангуань, Юнь Цянь Мэн и Чу Фэй Ян перекрестили руки и выпили вино. Хоть это и была чаша легкого китайского вина, но оно вновь добавило очаровательный румянец лицу Юнь Цянь Мэн, тем самым тронув и без того взволнованное сердце Чу Фэй Яна. Как только церемония подошла к концу, они отогнали всех людей, что стояли у двери.

— Эй, кто наступил мне на ногу? – во время небольшой сумятицы, прозвучал мягкий голос Му Чунь.

— Ой, кто ударил меня по голове? – раздался болезненный вскрик Ин Ся.

— Бабушка, осторожнее! – прозвучал шелковый голос Цюй Фэй Цин.

— Си Линь, отправь всех людей в их комнаты отдыхать! – по округе разнесся суровый голос Чу Фэй Яна, после которого раздался громкий звук захлопываемой двери.

Внутри комнаты молодоженов воцарилась полнейшая тишина, единственный потрескивающий звук издавала лишь красная свеча счастья.

Чу Фэй Ян неспешно подошел к кровати и сел рядом с Юнь Цянь Мэн. Нежно приподняв ее опущенную головку, он полным любви взглядом посмотрел на свою жену. Спустя несколько минут он не выдержал и, прикрыв рот рукавом, начал заливисто хохотать.

Юнь Цянь Мэн гневно зыркнула на Чу Фэй Яна, шлепком отбросила его руку и начала вытирать толстый слой макияжа с лица. Она понимала, Чу Фэй Ян смеется именно из-за ее внешнего вида. Просто Цюй Фэй Цин находилась в радостном волнении и воодушевленно накладывала косметику слой за слоем… Она не особо сопротивлялась, теперь же из-за этого над ней кое-кто смеется!

— Позволь мне!

Чу Фэй Ян ласково приподнял подбородок Юнь Цянь Мэн и начал осторожно стирать макияж. Это, и то, что он еще до этого долгое время не сводил с нее глаз, заставило лицо Юнь Цянь Мэн залиться краской, и в этот раз косметика ничего не скрывала…

— Готово! – тихонько сказал Чу Фэй Ян, наслаждаясь покрасневшими щечками и ушками. Наклонившись, он едва ощутимо поцеловал Юнь Цянь Мэн в снежно-белый лоб, а после заключил в объятья.

Спустя длительный промежуток времени Юнь Цянь Мэн услышала довольный вздох.

— Изначально я планировал жениться на тебе в Чу Сянь Фу, но, учитывая текущее положение дел, я мог привести тебя только в Ван Фу деда…

Как вдруг вслед за сдавленным кашлем раздался легкомысленный голос Чу Вана:

— Малыш, ты, наконец, понял преимущество, которое способен дать тебе дед? Я хотел, чтобы ты остался жить в Ван Фу, но ты не послушал меня! А теперь же полагаешься на старика!

Чу Фэй Ян нахмурился, Юнь Цянь Мэн же сжала губы, сдерживая улыбку. Только такой старый проказник как Чу Ван будет стоять у стены во время свадебной ночи своего внука и подслушивать!

— Раз ты знаешь, что уже стар, почему бы тебе не пойти и не лечь спать? В таком возрасте нужно заботиться о здоровье, не стоит делать то, что может навредить! В этот раз, посередине ночи, если бы дедушка услышал что-то, разве это не переполнило бы сердце дедушки завистью?

Юнь Цянь Мэн мгновенно опустила голову, отказываясь встречаться взглядом с Чу Фэй Яном. Снаружи раздался приступ кашля, из-за слов Чу Фэй Яна Чу Ван подавился слюной. Откашлявшись, он начал бормотать:

— Я… я… не могу спать из-за возраста… Просто не могу…

— Си Линь! – внезапно грозно воскликнул Чу Фэй Ян.

— Господин!

Юнь Цянь Мэн казалось, что ее лицо засунули в печку. Ей даже стало немного грустно от количества людей, которые, как оказалось, подслушивают снаружи. Кто сказал, что люди из древних времен старомодны и консервативны? Как по ней, то у них напрочь отсутствуют комплексы и им незнакомо понятие стыда!

— Сегодня нет нужды стоять на страже, иди отдыхай, заодно составь компанию Ван Е!

Чу Фэй Ян внезапно разрешил Си Линю пойти и лечь спать вместе с Чу Ваном! Юнь Цянь Мэн больше не могла сдерживаться, вместе со словами Чу Фэй Яна исчезла всякая застенчивость, она заливисто захохотала.

— Малец, я твой родной дедушка! Как ты можешь позволить такому дуболому, как Си Линь проводить меня? Ты…

Голос Чу Вана начал постепенно удаляться. Си Линь всегда выполнял приказы Чу Фэй Яна, очевидно, он начал оттаскивать Чу Вана…

Сияние свечи освещало безукоризненное лицо Юнь Цянь Мэн делая его еще привлекательнее. В глазах Чу Фэй Яна находилась лишь она одна, его жена! Неожиданно на Чу Фэй Яна нахлынуло ощущение, что он нашел место, где всегда сможет ощутить покой, даже в самую трудную минуту… Теперь рядом с ним до конца жизни будет его вторая половинка. Подобные чувства были слишком великолепны, чтобы пытаться выразить их словами. На губах Чу Фэй Яна сама собой проступила радостная улыбка. Протянув руку, он схватил Юнь Цянь Мэн за тонкую талию и бережно прижал к себе женщину, которая сводила его с ума.

Юнь Цянь Мэн молча прижалась груди Чу Фэй Яна и обняла его. Только после того, как она в полной мере ощутила тепло его тела и услышала сильное сердцебиение, она смогла избавиться от остатков волнений в своем сердце.

— Я переживала, что с тобой может что-нибудь случиться!

Со стороны, может, всем и казалось, что она спокойна, но когда она узнала, что Чу Фэй Ян решил стать первым, опробовавшим новый метод лечения, глубоко в сердце ее волнению не было предела. Ведь небольшая ошибка с ее стороны и…

— К счастью, у нас есть благословение богов, и мы не разлучились! Но, Мэн Эр, глупышка, нельзя быть такой жадной! С Си Линем ты передела только одно письмо, из-за чего я переживал за твою безопасность в столице. Когда я скучал, все, что мне оставалось — это смотреть на вышитый тобой платок. Ты на самом деле бессердечная женщина. Ты серьезно полагала, что мне все равно и я не буду волноваться?

Юнь Цянь Мэн улыбнулась, слова Чу Фэй Яна тронули ее сердце. Внезапно она услышала, как сердце Чу Фэй Яна забилось быстрее, от прежнего, спокойного ритма, не осталось и следа. Покраснев с головы до пят, она обвилась руками вокруг шеи Чу Фэй Яна, приподнялась на цыпочках, и, одновременно выглядя смущенной и озорной, сказала:

— В таком случае чэньну предложит себя вам. Теперь вы довольны, Сянь Е?

Не успела Юнь Цянь Мэн закончить, как Чу Фэй Ян поднял ее на руки, и, улыбаясь, крайне серьезно сказал.

— Тебе запрещено сожалеть.

Закончив, Чу Фэй Ян широким шагом направился в сторону кровати, украшенной красными праздничными узорами…

Оставить комментарий