Глава 19: Сертификат Промежуточного Заводчика Монстров

Опция "Закладки" ()

Скелет Покойной Обезьяны молча смотрел на свои руки. В его пустых глазницах было невозможно разглядеть какие-либо эмоции.

Затем он поднял голову и посмотрел на Гао Пэна, который просто безучастно стоял и смотрел на него.

[Имя монстра]: Скелет Покойной Обезьяны

[Уровень монстра]: 11 уровень (элитный ранг)

[Класс монстра]: идеальный

[Атрибут монстра]: Нежить

[Состояние монстра]: слабость (взволнованный)

[Слабость монстра]: Свет

[Требования для повышения до эпического класса]: …

Монстр идеального класса, который по достижению 20 уровня сразу же сможет достигнуть ранга командира.

Можно уверенно говорить, что данный монстр без сомнений станет командиром. Было бы преувеличением сказать, что он стоит целого города, но правда была недалека от этого. Он определённо стоит целое состояние. К тому же, Скелет Покойной Обезьяны являлся редким, так как абсолютно все монстры с атрибутом нежить относились к таковым. Если бы о нем узнали ценители, то они наверняка бы потратили миллионы, чтобы приобрести его.

Но это всё больше не имело к Гао Пэну ровным счетом никакого отношения. Этот монстр был предоставлен Ассоциацией Заводчиков Монстров. Да даже рабочее место и используемые для развития материалы были куплены не им лично. У него не было никаких причин, чтобы ожидать, что этот Скелет Покойной Обезьяны станет принадлежать ему.

В любом случае, это было лишь небольшая демонстрация возможностей юноши. С его способностью, до тех пор, пока у него будет достаточно материалов, он сможет в промышленных масштабах производить монстров идеального класса.

Когда Гао Пэн развернулся, собираясь уйти, Скелет Покойной Обезьяны внезапно вытянул руку вперед и схватил его за край рубашки, тихо хныкнув.

«Да ладно тебе, твой класс уже повышен, чем ты не доволен?» — Гао Пэн улыбнулся и ослабил хватку Скелета Покойной Обезьяны на своей рубашке.

Скелет Покойной Обезьяны безучастно уставился на юношу. Он выглядел как брошенный ребенок. Даже пламя в его глазницах потускнело.

«Это… это похоже на неизвестный ранее новый вид,» — сказал старший сотрудник ассоциации, сжимая грудь так, как будто он только что увидел чертовски редкое сокровище невиданной красоты.

Затем его горящий взгляд уставился на Гао Пэна. Нет, настоящим сокровищем является не новый вид, а тот, кому удалось его сотворить.

Возраст юноши еще больше шокировал мужчину. Невероятный талант! Гений!

Больше не было никаких сомнений в том, что этот ребёнок заслужил поощрения.

«Ха-ха, этот монстр, кажется, очень к тебе привязался, — громко рассмеявшись, сказал старший сотрудник ассоциации. — Раз так, то можешь оставить его себе.»

«Но, директор,» — не мог не вмешаться представитель обслуживающего персонала. Казалось, он не хотел упускать этого монстра.

У остальных сотрудников тоже были трудночитаемые выражения.

Успешно эволюционировавшими монстрами обычно награждались сотрудники с лучшей выслугой. Это была своего рода награда, предоставляемая Ассоциацией Заводчиков Монстров для своих рабочих.

Внезапная потеря возможной награды, естественно, заставила некоторых из них испытать горечь.

Гао Пэн в шоке смотрел на мужчину лет тридцати, который, по-видимому, был главным представителем этого отделения.

«Сколько раз над Обезьяной Красной Реки уже проводились эксперименты, а? Вы действительно думали, что я не знаю? В соответствии с правилами ассоциации, сколько раз монстру допускается быть подопытным, прежде чем стать отстранённым?» — лицо директора стало холодным. «Повезло, что у этого парня есть талант. Любой другой бы точно провалился и могли пойти слухи, что Ассоциация Заводчиков Монстров г.Чанъань не может себе позволить здоровых монстров. Это мне приходится вытирать ваши задницы после того, как вы должным образом не выполняете свою работу!»

Многие сотрудники опустили свои головы и больше ничего не говорили.

Даже претенденты, стоящие вокруг, не могли не почувствовать себя неловко. Несмотря на то, что это, скорее всего, была правда, не было никакой необходимости излагать все так прямо.

Что же касается директора, то эти сотрудники были всего лишь напросто его подчинёнными. Недостатка в них у него было меньше всего. Он мог просто дать объявление и желающие устроиться на работу выстроились бы в очередь вплоть до Большой Пагоды Диких Гусей. Их было легко заменить.

Но с Гао Пэном всё по-другому. Он впервые встретил настолько талантливого человека, как этот парень.

Мужчине уже доводилось слышать истории о гениях, но до этого момента ему так и не посчастливилось видеть их вживую. Он никогда и не думал, что в такой обычный день у него выпадет шанс познакомиться с кем-то из них лично.

Директор был человеком, который никогда не верил в удачу. Измерение пропорций материалов и их применение должно было быть предельно точным. Даже при одних и тех же материалах, любая допущенная в пропорциях ошибка может привести к провалу.

«Мой юный друг, если ты не возражаешь, то не мог бы ты объяснить мне ход своих мыслей и позволить старику Чэню узнать несколько новых вещей?» — со смехом сказал мужчина.

Эта просьба была сформулирована таким образом, чтобы позволить Гао Пэну выйти из неловкого положения.

Многие люди на экзаменационной площадке вдруг навострили уши.

Юноша на мгновение заколебался и тяжело вздохнул. Поскольку он больше не мог оставаться в тени, то теперь он должен действовать полностью наоборот.

В конце концов, после сегодняшних событий, ему, что весьма вероятно, не удастся поддерживать низкий профиль.

Обычно расслабленное выражение лица Гао Пэна стало серьезным. Некоторое время он молчал, пытаясь настроиться на нужный лад.

«Прошлые кандидаты, которым досталась эта Обезьяна Красной Реки, были абсолютными неучами,» — совсем не стесняясь в своих выражениях, холодно начал юноша.

«Хотя в имени Обезьяны Красной Реки и присутствует слово «река», её атрибут не имеет с водой вообще ничего общего. Название вида происходит от Красной Реки, возле которой они обитают.»

«Однако, какой-то идиот все-таки решил накормить Обезьяну Красной Реки большим количеством материалов с атрибутом Воды и атрибутом Инь, только из-за слова «река» в названии вида. И ладно бы, если бы использовались только материалы водного типа, но ведь слабостью Обезьяны Красной Реки на самом деле является атрибут Инь,» — Гао Пэн сделал паузу, а затем продолжил: «Такой ход мыслей не ограничился одним идиотом, так как одного или двух провальных экспериментов было бы недостаточно, чтобы Обезьяна Красной Реки оказалась в таком плачевном состоянии.»

«О, ты хочешь сказать, что слабость Обезьяны Красной Реки — это атрибут Инь?» — Директор Чэнь был слегка удивлен.» — Разве ее слабостью не должен являться атрибут Дерева?»

«Согласно взаимодействию между пятью элементами, дерево должно быть частью земли, так ведь?» — высказал свои подозрения кто-то из слушателей.

«Для ответа на такой простой вопрос достаточно небольшой проверки. Обезьян Красной Реки не так много, но их не должно быть трудно поймать, не так ли?» — небрежно спросил Гао Пэн.

«Атрибут монстра не всегда согласуется с взаимодействиями пяти элементов. Эта закономерность характерна для большинства, но не для всех. Есть исключения, которые отклоняются от правила», — продолжил Гао Пэн. Об этом знал и сам директор Чэнь.

«Энергия Воды и Инь проникла настолько глубоко в тело Обезьяны Красной Реки, что распространилась даже на костный мозг. Попытавшись полностью удалить её из тела обезьяны, я бы потерял слишком много времени и ресурсов, поэтому пришлось работать в противоположном направлении.»

«В течение предыдущих трех дней я давал ей чёрную восковую траву, чтобы максимально стимулировать организм, а затем использовал атрибут Инь в качестве основы, а также материалы и кристаллическое ядро с атрибутом нежити, чтобы стимулировать эволюцию.» — Гао Пэн максимально кратко объяснил эту часть. Смысла скрывать использованные материалы не было. Кто угодно смог бы узнать о них, если бы попытался.

Суть процесса развития заключалась в пропорциях и порядке использования необходимых ингредиентов.

Гао Пэн не был дураком. Он не запрашивал нужные ему материалы в необходимых пропорциях. Для каждого материала он запросил чуть больше, чем было нужно.

Если кто-нибудь попытается повторить его успех с тем же количеством материалов, что и он, то эксперимент, несомненно, провалится.

Если бы кому-то вдруг захотелось определить точные пропорции, использованные юношей, то ему бы пришлось израсходовать астрономическое количество ресурсов и времени.

«Устрашающий юноша,» — кивнув, про себя подумал директор Чэнь, после чего сказал: «Максимум, что я могу тебе сейчас предоставить и при этом не превысить рамки своих полномочий — это сертификат заводчика монстров промежуточного уровня. Тебе придется посетить штаб-квартиру в Яньцзине и пройти там экзамен, если захочешь получить продвинутый сертификат. Учитывая твои способности, обладание всего лишь сертификатом начинающего заводчика монстров было бы несправедливостью.»

«Мне просто повезло», — скромно ответил юноша.

«Это не может быть обыкновенным везением,» — засмеялся директор Чэнь.

Абсолютно вся толпа позеленела от зависти. Они проливали свои кровь, пот и слезы для получения базового сертификата, а этот парень сразу же получил промежуточный.

Но, несмотря на зависть, все присутствующие хорошо знали свои способности и не стали, словно глупцы, поднимать шумиху. Лучше потратить свободное время на улучшение своих знаний и приблизиться к базовому сертификату, чем заниматься чем-то столь бесполезным…

Наблюдающие за произошедшим экзаменуемые вскоре разошлись. Эти события являлись для них хорошей мотивацией.

В мгновение ока, при помощи директора Чэня, Скелету Покойной Обезьяны было создано удостоверение личности. Каждый фамильяр обязан был быть зарегистрированным в правительственной базе данных. Таков закон.

Без удостоверения личности фамильяр считался вне закона. Только имея удостоверение, фамильяр может участвовать в различных турнирах и соревнованиях.

Однако, все эти добрые поступки не могли были быть сделаны просто так. В конце концов, директор Чэнь обратился к нему с просьбой. Он надеялся, что юноша сможет представлять город Чанъань на Всемирном Турнире Заводчиков Монстров в следующем году.

Мужчина не стал полагаться на данные им Гао Пэну преимущества, стараясь того уговорить, он лишь искренне попросил: «В Чанъане очень мало талантливых заводчиков. Ты самый талантливый из всех, кого я когда-либо встречал, поэтому я надеюсь, что ты сможешь представлять нас на Всемирном Турнире Заводчиков Монстров.»

Всемирный Турнир Заводчиков Монстров не имел возрастных ограничений. Поскольку после катаклизма прошло всего лишь три года, то будь-то старики, люди среднего возраста или молодые, все они находились в одинаковых стартовых условиях.

Поначалу Гао Пэн не особо заинтересовался. Он считал это дело слишком муторным, к тому же он не был тем, кто любил находится в центре внимания.

Однако директор Чэнь продолжил: «Если ты войдёшь в первую тысячу, то получишь награду. Чем выше занимаемая позиция, тем лучше награда. Если ты попадёшь в первую десятку, то получишь не менее 10.000 кредитов альянса…»

«С большой силой приходит большая ответственность. Я сделаю это, директор Чэнь; ни слова больше,» — спокойно ответил Гао Пэн.

Покинув Ассоциацию Заводчиков, Гао Пэн посмотрел на Скелет Покойной Обезьяны, стоящий рядом с ним. Это казалось невероятным, но, как ни посмотри, юноша сумел получить нового фамильяра после успешно пройденного экзамена.

Конечно, поскольку силы души у парня было недостаточно, в данный момент он не мог заключить с ним Кровный Контракт. Поэтому, если быть более точным, тот ещё не являлся его фамильяром.

Но разница невелика. Недоставало лишь Кровного Контракта.

Заключение контракта требовало от монстра и человека взаимного согласия, так что юноша мог не беспокоиться, что кто-нибудь сможет отнять у него эту бестолковую обезьяну.

Слава богу, что монстр был нежитью и ему не нужна пища, иначе расходы на еду снова б повысились. С такой мыслью в голове Гао Пэн вышел из ассоциации вместе уже со своим Скелетом Покойной Обезьяны, который заставлял оборачиваться 100% всех прохожих.

Оставить комментарий