Том 3: Глава 195. Момент истины (13)

Опция "Закладки" ()

Мгновенно обернувшись на встревоженный крик Скарлетт, Брэндель увидел летящий прямиком в ему в лицо сгусток темной энергии. Времени на раздумья не было, но боевой опыт позволил среагировать, плашмя бросившись на землю. Увы, спину все же задело, хоть и по касательной.

— Дерьмооо! – громко застонал он от взорвавшейся во всем теле боли.

«Там только Амман, но я же его до кости рубанул, Вероника добавила, а потом еще и стрела! Каким образом он еще жив?!»

— Черт тебя побери, что ж ты такой таракан живучий?! – сквозь зубы процедил Брэндель, собираясь с силами и подскакивая на ноги. Профессия епископа не предполагала серьезной защиты, так что трех смертельных ударов должно было хватить, и с лихвой, тем более для немертвой версии.

Еще раз обернувшись, он убедился в своих подозрениях: Амман тоже поднимался с земли, стряхивая с себя пыль и грязь и весьма удивленно на него поглядывая. Скорее всего, не ожидал, что Брэндель сумеет уклониться от атаки.

— Как?! – пробормотал бывший епископ про себя и продолжил уже громче, – да уж, юноша, реакция у тебя быстрее, чем у рыцарей Святого Собора! А ты, похоже, вовсе не простоя ауинский дворянчик, не так ли?

Усиленный магией голос Аммана достиг ушей Брэнделя, несмотря на немалое расстояние, заставив его закатить глаза. Ну естественно простому дворянину нечего делать в таком месте! Вместо ответа Брэндель быстренько проверил в статистике полоску жизни: Хп меньше десяти процентов.

«Хмммм. Но жизнеспособность пострадала в основном из-за кровопотери. Да, конечности онемели, а усталость такая, что клонит ко сну – того гляди упаду. Пора заканчивать, да побыстрее».

Яростно встряхнув головой, чтобы прогнать усталость, он сосредоточенно огляделся по сторонам.

Бой Мефисто с Андешей был в самом разгаре: та почти взлетела, собираясь срочно скрыться, но убраться не смогла: противник наседал, не давая взлететь и терпеливо выжидая, пока в ее защите появится слабое место.

Услышавшая окрик Скарлетт Вероника поспешно бросилась на помощь Брэнделю.

«Искажения в Мане будут нарастать: оскверненные растения уже прут сами по себе, и Андеша прекрасно понимает, что время не на ее стороне, так что точно попробует выбраться. А Паства Древа – сборище фанатиков, способных на что угодно, если прижмет. Так, надо ждать последнего рывка, но матч «Мефисто против Андеши» скоро закончится. Что до Аммана…»

Соображал Брэндель быстро: скорее всего епископ понял, что не уйдет, и заклинание телепортации не поможет, так что решил притвориться мертвым. Вышло настолько достоверно, что повелась даже Андеша.

«Но «ожил» он вовремя, надо сказать. Интересно, правда, с чего вдруг: понял, что Андеша в беде, или есть другие причины? Допустим, второе, но тогда… он что, думает, что сможет убрать всех нас разом, всех троих?! Я бы, конечно, так и поступил, но даже «если» – откуда такая уверенность?!»

Ход его мысли прервала звук шагов Вероники: та мчалась поближе под прикрытием обломков, нахмурившись и скорее всего, разделяя его подозрения. Амман ей не нравился еще до обращения в нежить и во многом – именно из-за того, что он всегда что-то замышлял и строил козни.

Она почти физически чувствовала ловушку.

При виде столь глубокой задумчивости Амман лишь улыбнулся.

— А вы оба, наверное, гадаете, почему я решил показаться, да и вообще как выжил? – бросил Амман, любовно доставая слабо дымящуюся по краям книгу: вне всяких сомнений – источающий зло артефакт, – но до чего же удивительно, невероятно, не так ли? Вальхалла и вправду существует! Что ж, что бы ты мне не сделала – неважно, все равно благодарю!

— Амман, ты о чем?! – удивилась Вероника, нахмурившись еще сильнее.

— Неужели не понимаешь? Вальхалла тысячи лет кряду поддерживала стабильность в Петле Пассатов, и если уничтожить ее Огненное семя – пострадает не только Ауин, но и Киррлутц! Подумать только, я собственноручно приложу руку к уничтожению Империи! А ведь о Вальхалле есть еще один миф, секрет из глубокой древности. Знаешь, я могу даже его показать … перед тем как тебя убить, сама понимаешь.

— Да ты и вправду сошел с ума! – пускай Вероника и не видела в его словах ни грамма смысла, сама идея уничтожения Огненного семени несказанно пугала и шокировала.

— Ты, конечно, можешь сколько угодно продолжать называть нас безумцами, – с ханжеской улыбочкой покачал Амман головой, – но на самом деле у нас много общего. Киррлутцская империя многие века убивает ради завоеваний, и поступки наши отличаются лишь утонченностью и способами убийств. Да вы все – попросту лицемеры!

— Это все словословие и не более того! – нахмурилась Вероника еще сильнее, окончательно сводя брови у переносицы и окатывая противника презрением с ног до головы.

И внезапно размытым движением взмахнула мечом, словно ставшим продолжением руки.

Амман предвидел маневр и уклонился, на ходу открывая книгу в руках. В небо выстрелил луч темной энергии, а место, где он стоял, окружило черное кольцо сотню футов в диаметре. Вероника попробовала ударить мечом – не просто безуспешно, но и получив в ответ выстрел луча света. Выставленный вперед для защиты клинок едва не вырвало из рук, а самой ей пришлось отступить на несколько шагов назад. Зашатавшись в попытке вернуть равновесие, секунду спустя она все же рухнула на колени со стоном боли.

— Словословие или нет – это сейчас неважно, леди Вероника. Так что если есть последнее слово – я вас слушаю очень внимательно, – высоко подняв голову гордо бросил Амман, глядя на нее сверху вниз.

Прозвучало даже не гордо – высокомерно, будто все их жизни у него в руках.

Андеша, все еще вовлеченная в бой с Мефисто, внимательно и настороженно следила за развитием событий, понимая, что их «рабочие отношения» с бывшим епископом не стоят и ломаного гроша. В итоге не выдержав, она проревела:

— Хамир, ты же явно в силах уничтожить противника, зачем притворяться мертвым?! Хватит тратить время и красоваться, убей ублюдков!

Амман, метнув быстрый взгляд в ее сторону, полностью проигнорировал услышанное, и самодовольно продолжил, обращаясь к Веронике:

— Итак, миледи, желаете что-нибудь сказать напоследок?

У Вероники полностью онемели пальцы, и она не могла даже сжать рукоять меча: оставалось просто с ненавистью смотреть на Аммана, гадая, откуда вся эта вновь обретенная мощь и окружившая его темная энергия. Судя по выстрелу в ее сторону, сейчас он не слабее Андеши в драконьей форме, и такая пропасть в силе пугала до мурашек.

Против одного такого монстра едва хватило их объединенных усилий с Мефисто, а если бы не этот случайный парнишка, знающий, как запечатать друидскую магию – пиши пропало. Она попросту не знала, как быть с еще одним столь же грозным противником и готова была отчаяться, когда эти невеселые мысли прервал окрик Брэнделя:

— Пустая брехня! Вся твоя сила в гримуаре, а Стену Хаоса больше трех раз не активировать. Черт, да я готов поспорить, что тебе и на это сил не хватит: раз порушим барьер – восстановить его ты уже не сможешь!

Вероника покосилась с легким недоверием, но, судя по ошеломленному виду Аммана и его едва не вылезшим из орбит глазам, парень был недалек от истины. Выглядел бывший епископ бледно – настолько, что ему на голову будто метеорит рухнул.

Брэндель и в самом деле был абсолютно прав.

Несмотря ни на что, одного у Вероники было не отнять – боевого опыта: с первого взгляда на Аммана она сделала нужные выводы, по крайней мере, по большей части. На ходу составляя план, она взмахнула мечом и бросилась прямиком в атаку.

— Будь ты проклят! – воскликнул тот, придя наконец в себя, но поздно.

Пришлось отступать, сыпля новыми проклятиями и под прикрытием двух поспешно выпушенных из рук в Веронику темных заклинаний. К несчастью для него, физически та оказалась намного сильнее: с легкостью уклонившись от обоих лучей, она замахнулась мечом в сторону Аммана.

Выбора не было – пришлось снова активировать Стену Хаоса – и лазурный клинок врезался в нее на полной скорости.

«Проклятый сопляк! Проклятая баба! Остался всего один заряд!»

И пока Амман судорожно и безуспешно искал способы потянуть время, краем глаза он заметил, что Брэндель снова достает лук.

— Ах ты мерзость! – проревел он.

Время Брэндель выбрал безукоризненно: настолько, что волей-неволей напрашивалась дикая догадка, что они с Вероникой годами тайно сотрудничали и воевали бок о бок. Предположить, что боевого опыта у Брэнделя больше, чем у Вероники и Мефисто вместе взятых, он, конечно, не мог.

Послышался звук спускаемой тетивы, и черная стена вновь рухнула.

— Погодите, еще рано с ним связываться! С гримуаром Мавекарта все не так просто! – поспешно окликнул Брэндель Веронику. Та как раз собралась воспользоваться возможностью и атаковать.

Наученная опытом, она тут же замерла как вкопанная, и не зря: несколько секунд спустя вокруг Аммана взорвалась темная энергия. Огромные камни и развалины мигом разнесло в прах. Подойди она метра на два ближе – та же участь постигла бы и ее.

Незаметно вздрогнув от ужаса и оглядывая засыпанный пылью и обломками дворик, она слегка вздохнула и удивленно покачала головой.

— Рано расслабляться! Амман все еще может сражаться, гримуар еще у него! – предупредил Брэндель на бегу, размытой вспышкой проносясь сквозь пыль и дым. Меч он уже занес, а в голосе звучала неподдельная тревога.

Оставить комментарий