Том 3: Глава 198. Момент истины (15)

Опция "Закладки" ()

— Гррр-ххх-ах! Невозможно! – мерзкий смешок Аммана перерос в крик.

— Чтоооо?! Опять не умер? – воскликнул Брэндель, пребывая в не меньшем шоке.

Гримуар Мавекарта хранился в святилище Объединенной гильдии и должен был появиться намного позже в игровом времени – именно потому Брэндель и был знаком с его силой. Насылающий с его помощью теневые взрывные волны должен был непрерывно контролировать силу своего Элемента – в основном для защиты от пульсаций темной энергии, грозящей сжечь всю жизненную силу без остатка. Чем ближе заклинатель держал гримуар к себе – тем сильнее было воздействие, и Амман не стал исключением. Его и без того отмирающая плоть мгновенно состарилась, придав сходство с разлагающимся трупом. Наверное, он считал, что это того стоило, ведь полученная в обмен сила позволила одним ударом отбросить в далекие дали сильнейшего противника вроде Андеши в драконьей форме.

Нынешнего Аммана было не то что не ранить заряженными энергией атаками – к нему не стоило даже подступаться: темная энергия уничтожала абсолютно все.

Брэнделю удалось поймать момент уязвимости – фазу перезарядки заклинания – и точный выстрел должен был отправить его в мир иной.

«Да что за хрень?! Амман – священник, Жреееец! Это баг! Баг я сказал – иначе и быть не может! Я ж ему прямо в грудь попал!» – заорал Брэндель про себя, и не менее громко и удивленно, чем Амман вслух.

Почти не пострадавший и, судя по голосу, вполне жизнеспособный полусгнивший епископ испуганно ощупал грудь, выпалив в ужасе:

— Мое закли… Нет! Гримуаааар!!! За это я уничтожу вас всех, мерзкие твари!

С этими словами воздух вокруг источника заклинания сотряс взрыв темной энергии. Разрушенный дворик на мгновение затих, погрузившись в воняющий смертью чернильно-черный туман.

Заклинание вне всяких сомнений развеялось.

Но стоило туману немного рассеяться, неподалеку показалась темная фигура Аммана. Бледного как полотно, с сочащейся из уголков рта черной кровью и прожигающего Брэнделя взглядом, полным ненависти, достойной прилюдно хвастающегося убийствами всей его родни.

«Ха. Прямо как один из бывших союзничков в игре, когда я задолжал ему пару сотен тысяч Тор… Так, стоп, а что за…?!»

Поток воспоминаний резко оборвала несостыковка в картине происходящего. Она же привлекла внимание Вероники, причем настолько, что опытный боевой командир приоткрыл рот.

Прямо по центру гримуара зияла черная дыра. Потерев глаза и проморгавшись, Брэндель пораженно ахнул. Даже не верилось, что стрела не только угодила прямиком в книгу, но и пронзила ее насквозь.

«Это же должен быть артефакт абсолютного зла, могущественнейшая черная книга, способная уничтожить почти любой божественный артефакт… и я умудрился просто так ее продырявить?!»

У Аммана задрожали губы.

— Я… Тебя! Убью! – едва не завизжал он, не в силах сдержать приступ ярости.

Зато Брэндель едва не захлопал в ладоши от восторга:

— А, так вот оно что! Тогда все понятно: твой гримуар Мавекарта – фальшивка!

Амман с Вероникой синхронно переменились в лице: первый – пораженно застыв, вторая – выжидающе и озадаченно.

— Фальшика?! – хором воскликнули они.

— … Не совсем. Скорее это проекция настоящего гримуара, хранилище информации. Точнее – реплика! – тут же пояснил Брэндель, – сила та же, но защита намного слабее, чем у оригинала…

— Хватит! – поспешно перебил Амман, несмотря на обращение в немертвого почувствовав холодок.

Немыслимо: непонятно кто, даже не Вероника и не Мефисто, а какой-то юнец, откуда-то узнал один из самых тщательно охраняемых секретов Объединенной гильдии!

«… Но как? … Гримуар Мавекарта не появлялся уже десять тысяч лет! Откуда ему о нем известно?!»

— Пусть даже проекция, но на личинок вроде вас хватит и ее! – скривился Амман, – еще одно заклинание – и…”

— Ясно – довольно прищурилась Вероника, всем своим видом источая яд, – и ты решил, что я позволю тебе сотворить это «еще одно заклинание»?

Обменявшись взглядами, они одновременно пошли в атаку.

Вероника даже на пике силы не могла ни сравниться с Андешей, ни выдержать удара энергии гримуара.

Ни одному смертному не одолеть многосотлетнего монстра или порождение моря Хаоса, но гений вроде нее к этому вплотную приблизился. Боевой генерал империи и возведенная в статус богини воительница достигла максимума человеческих возможностей.

Ее гордость, изумрудный клинок, засиял полумесяцем, готовясь обрушить на врага всю свою мощь. Амман впал в отчаяние.

— Неееет! – яростно завопил он, сжав в объятьях фальшивку, словно та могла спасти ему жизнь, – нет, проклятые глупцы! Вы заплатите, за все! Пусть и ценой жизни – заставлю!

Забормотав, заговариваясь, и пуская кровавую пену, он заметался словно дикий зверь, судорожно листая гримуар. Тот внезапно выплеснул волну темной энергии и взмыл в воздух, обращаясь в пока еще небольшую черную дыру.

«Тут что, гаснет свет? … Ого, как потянуло силой! Черт тебя побери, чокнутый придурок, Раскол погибели в ход пустил!»

Стоило Брэнделю опознать заклинание, как черная дыра пришла в движение, засасывая в себя все вокруг, а самого его окружило непонятно откуда взявшееся свечение. Удивленно поглядев по сторонам и под ноги, он обнаружил плывущий вдоль Гальран Гайи сияющий орнамент. Полупрозрачные линии, прямые и изгибающиеся, сплетающиеся в причудливый узор, медленно ползли из меча навстречу черной дыре. Мощь гримуара высасывала магию?

Брэндель невольно протестующе вскрикнул и разом приуныл. Что противопоставить книге, способной содрать с меча даровавшие силу законы, он не знал. Без магии Гальран Гайя станет не более чем обычным тяжелым мечом.

Первым пострадал сам Амман, оказавшийся не в силах контролировать мощь заклинания: черная дыра поглотила его дюйм за дюймом.

Такое зрелище и крики агонии заставили всех невольно вздрогнуть и поморщиться.

Лазурный клинок Вероники попал под удар следующим. Засияв, он несколько раз сверкнул ослепительной вспышкой и погас. Оружие Фантазийного ранга, ничуть не слабее Гальран Гайи, но и его хватило лишь на мгновение.

Вероника с Брэнделем мгновенно побледнели.

— Гримуар поглощает все! Нужно уничтожить копию! – испуганно выкрикнул Брэндель.

Дальнейшие пояснения Веронике не требовались – она и сама собиралась поступить точно так же. Не дав ему закончить, она выстрелила в дыру несколькими зелеными волнами энергией меча, усиленными силой Ветра. Но ни один залп даже не дошел до цели: все до единого угасли, достигнув лишь края. Более того, стало только хуже: черная дыра увеличилась в размерах, подпитавшись прилетевшей в нее магией. Брэндель обнаружил, что ему становится тяжело удержать равновесие – притяжение многократно усилилось.

— Уйдите, бесполезные идиоты! – раздался позади холодный скрипучий окрик.

Из леса показалась Андеша, уже не в драконьей форме, с трудом передвигающаяся и покрытая кровоподтеками, ранами и сажей. Прикрывавшую ее грудь темную кору сорвало в нескольких местах, но ей было явно не до приличий: человечностью или стыдливостью Повелительница тлена никогда не отличалась.

Ее выстрел лучом света в черную дыру постигла та же участь, что попытку Вероники: тот исчез, как и вся остальная энергия.

— Нет! Прекрати! – только и успел выкрикнуть Брэндель, изменившись в лице и уже понимая, что опоздал.

— Как так?! Она поглощает силу Законов! Что за адская… – испуганно выкрикнула Андеша.

Мысленно выдиравшему на голове последние волосы Брэнделю оставалось только бессильно наблюдать, как черная дыра растет еще дальше. Очень сильно хотелось как следует треснуть Андеше по тупой башке, оказавшейся явно не в состоянии понять, насколько сила Раскола превосходит силу ее Элемента. Хаос в чистом виде поглощал все, до чего мог дотянуться – до такого не дотянет никакой Тлен.

Притяжение усилилось, настолько, что даже Веронике пришлось вонзить в землю меч, чтобы удержать равновесие.

«Плохо, очень плохо. Теперь не уйти – эта идиотка влила туда слишком много силы!»

Брэндель припал к земле, напрягая все мускулы, и взмыл в воздух в направлении черной дыры, на лету замахиваясь Гальран Гайей. Объединенные силы толчка и притяжения сделали полет невероятно быстрым – быстрее стрелы.

— Брэндель!

— Господин!

— Братец Брэндель! – слились воедино взволнованные крики.

В отчаянном порыве Брэндель подчерпнул все резервы: по максимум собрал силу Элемента, покрываясь в полете толстым слоем льда, активировал Прорыв Силы, набрал скорость – и обрушил меч прямо в сердце Раскола.

С оглушающим грохотом и в сопровождении вспышек Гальран Гайя вонзился в цель. Брэндель ахнул, выпуская из легких весь воздух.

«Словно в стену врезался!»

Ладони мигом вспотели, кожа на них полопалась от невероятной силы удара, но меч он удержал. Клинок застонал, дрожа и вибрируя, словно проходя через мясорубку. Лязг металл оглушал, но каким-то непостижимым образом оружие выдержало.

[Гальран Гайя: получен статус «Нерушимый»] – едва разглядел Брэндель мелькнувшую на сетчатке зеленую надпись, чувствуя, что проваливается во мрак.

Слишком сильное давление, слишком велико напряжение – не удавалось даже вдохнуть.

Но и меч, и его самого все еще затягивало в черную дыру – дюйм за дюймом он погружался во мрак.

Хватаясь за остатки сознания, Брэндель еще успел уловить, что чем глубже меч заходит в Раскол – тем больше тот покрывается трещинами.

Несколько секунд спустя раздался тихий протяжный треск, почти бесконечный.

И тут черная дыра исчезла в оглушающем взрыве, разлетаясь на бессчетные фрагменты.

Оставить комментарий