Том 3: Глава 200. Делим трофеи и планируем возрождение герцогства

Опция "Закладки" ()

Вероника окинула Брэнделя озадаченным взглядом. Мнение об Империи у него явно сложилось крайне негативное. По правде говоря, и отношения Киррлутца с Ауином в целом оставляли желать лучшего, и на то имелись веские причины. На пути у хороших отношений стояли и вражда прошлого, и раздоры настоящего, ничего из этого не объясняло, с чего вдруг проницательный парень вроде Брэнделя ведет настолько дерзкие разговоры и откровенно враждебно настроен без личного повода. Насчет причин его отношения она, конечно, ошиблась: поводу тому только предстояло появиться годы спустя, когда Киррлутц приложит руку к падению Ауина.

В прочем, даже столь странный настрой не помешал Веронике в очередной раз восхититься осведомленностью собеседника. Правда, и тот неверно истолковал ее легкую улыбку, почувствовав себя весьма неуютно.

— Леди Вероника, вам лучше моего известно, что большинство в Имперском Совете ни за что не согласится восстановить Мефисто в правах, не говоря уже о возвращении ему земель. Пускай даже ваш император выступит «за», предложение не пройдет: слишком многие будут возражать… Да и к чему императору потворствовать? Мефисто пытался его убить и лишил империю будущего, элиты! За его голову назначена награда, несколько миллионов Тор, не так ли?

— Хмммм. А, ты, похоже, прекрасно знаком с нашей историей?

— Вовсе нет, это все не более чем слухи и сплетни в дворянских кругах… – поспешно сменил тональность Брэндель, разводя руками. В конце концов, кто знает, как эта женщина себя поведет, если он продолжит хулить ее родину.

— Пфффф, а этот идиот все критикует Империю, как я погляжу! Наверняка имеет какой-то тайный зуб, повод для ненависти – вот и изучает нашу историю, чтобы понять слабости! – перебила Фаэна, театрально закатывая глаза.

«Ого! Пускай со стороны и можно подумать, что наша будущая герцогиня издевается, а вообще-то этот комментарий мне на руку. Низводит все до нелепости, позволяет соскочить с крючка. Одно плохо – это совершенно не в духе ее мерзейшества, аж мурашки по коже от столь милого обращения… Наверняка что-то замыслила!» – Брэндель почти физически почувствовал, как зашевелились на затылке волосы.

Но Вероника, к счастью, лишь кивнула:

— И то правда. Империя на такое никогда не пойдет.

Так и не пришедший в себя от столь быстрого признания Брэндель открыл и уже не смог закрыть рот. Слишком сильное впечатление все это производило, особенно с учетом того, что их вполне мог слышать Мефисто.

«Да эта женщина – прирожденный политик! Нет, даже более чем! До такой толстокожести и невозмутимости самым прожженным политиканам далеко!»

— У тебя в голове кроме цинизма что-нибудь есть? Ну почему у нынешнего поколения в голове только схемы да заговоры? Я – командующий, генерал Империи, и не раздаю обещаний направо и налево! Я совершенно определенно и точно найду способ восстановить территорию Мефисто.

— …Т-так вы ж-же только что со мной согласились… Или нет?

— Да, Империя ни за что не вернет его земли. Зато ты – вполне.

— Я? И каким…?? – и тут Брэндель наконец-то понял, чего она добивается, – и с какой стати мне ему помогать и реставрировать герцогство? Да даже его титул – гиблое дело! И вообще, почему вы меня втягиваете в эту сделку, когда я ее даже не заключал? Это ваше дело!

— Парень, «не заключал» – не значит «не вовлечен»! – четко выговаривая каждое слово констатировала Вероника, не сводя с него многозначительного взгляда, – мы с Мефисто жизнями рисковали, помогая тебе с Андешей, а могли бы просто развернуться и уйти. Думаешь, такая услуга ничего не стоит?

Брэндель поспешно затряс головой:

— Вообще-то Империя задолжала Ауину намного больше за все ваши выкрутасы вековой давности! И к тому же: разве я вам не помог с вашей драгоценной «принцесской»? Так что мы друг другу ровным счетом ничего не должны!

Улыбка Вероники заметно потускнела. Сосунок смеет не признавать их трудов, всех усилий и попыток остановить Андешу? Смеет утверждать, что ничего им не должен?

Разок ткнув его пальцем в лоб и не получив реакции, она потыкала активнее:

— Ничего себе, с какой легкостью ты все порешал! Да и вообще, что плохого в том, чтобы поучаствовать в сделке? Уверена: ты и сам это понимаешь, так что нечего строить святую невинность и хлопать глазками!

— Прошу прощения, миледи, но я не вполне понимаю, на что вы намекаете, – слегка округлив глаза и приоткрыв рот для полноты картины пробормотал Брэндель, изо всех сил изображая удивление и озадаченность.

Вероника не смогла сдержаться, улыбнувшись уголками рта:

— Да нуууу? Ну тогда давай поясню, доступнее некуда. Чуть ранее я просила тебя помочь найти Фаэну, но ты отказался и сообщил, что уже занят и помогаешь друидам, так? Огненное семя Вальхаллы… Мммм, что-то мне подсказывает, что тебе нужна именно она! Легендарная земля… И о статусе рыцаря-первопроходца ты явно позаботился заранее… Так что как только разожжешь Огненное семя – территория твоя, так ведь? Просчитано просто филигранно, прекрасно, но… реально ли?

Ответа от Брэнделя не последовало, так что он решила продолжить:

— Веками никому не удавалось преодолеть ветра в Петле Пассатов, и уж точно почти никому не известно, что здесь осталось первородное Огненное семя! А ведь стоит его разжечь – и весь Темный лес разом преобразится, станет стабильной и пригодной для проживания землей… Сама же Вальхалла не ограничивается Петлей: она захватывает и земли вокруг нее. И по размеру эти земли, скажу тебе, вполне способны потягаться со всем Ауином! Слишком сильное искушение для вашей знати. Никому из них не будет дела до того, получил ты эти земли законным путем или нет, да и само понятие законности, думаю, их волнует весьма условно… Первородное Огненное семя – разве это недостаточный повод для начала гражданской войны?

— А ваше личное мнение на этот счет? – слегка настороженно переспросил Брэндель.

Стоит ей решить забрать эти земли для своей империи – скорее всего, любые его попытки это остановить окажутся безуспешны.

— Мое-то? – едва не рассмеялась Вероника, – и зачем бы Империи сдались земли, до которых не меньше месяца пути? Хотя… Я могла бы поддаться искушению, будь владелец таких земель доверенным лицом…

Надолго задумавшись, Брэндель все же кивнул, поняв, что пыталась сказать Вероника.

«Она хочет, чтобы мы разделили земли с Мефисто! Он получает земли и реставрацию титула, я – сильнейшего союзника, вроде бы к взаимному интересу. Он не позволит ауинской знати покуситься на эти земли, а я как разжегший Огненное семя получаю с них «урожай». Правда, придется отказаться от трети земель – не меньше – в качестве платы за такого «телохранителя…»

Пришлось признать очевидный просчет в планах. Возможность атаки Ранднера он еще предусмотрел, но последствия формирования некоего альянса ауинской знати оказались абсолютно непредсказуемы. А ведь и те вполне могли захотеть свой кусок пирога. И что делать в таком случае? По правилам игры землевладелец мог примкнуть лишь к одной гильдии, но здесь все обстояло по-другому, и единственным «геймером» среди всех этих Нпс оказался он.

«Да и с королевской фракцией вступать в союз пока нельзя: мы пока что практически не знакомы, и первая наша встреча, помнится, вышла не из приятных. Пускай принцесса и подарила мне свою безделушку, но с какой стати ей доверять неизвестно кому, к тому же недавно обретшему настолько огромную территорию? Ведь эти земли размером почти с Ауин! Хотелось бы поставить на то, что она продолжит мне верить, но цена проигрыша в этом пари не просто потеря Вальхаллы: будущего лишится все королевство».

Больше всего раздражало то, как ловко Вероника воспользовалась внезапно образовавшимся преимуществом, и с его помощью без малейших усилий избавилась от одного из сильнейших врагов империи.

«Тьфу, теперь еще и добычей придется делиться! До чего же раздражает эта ее самодовольная улыбочка! Целый долбаный генерал – и балуется такими уловками, лиса хитрющая! Ну уж нет, поборемся! Надо постараться повернуть ход беседы!» – пробурчал он про себя.

— И все же я не могу себе позволить согласиться на ваше предложение. Вместо того, чтобы привязывать ко мне Мефисто – подумайте: он же попросту меня проглотит! Прожует и не поморщится, узурпирует все земли – и дело с концом, только меня и видели!

— Мефисто вовсе не таков.

— Ха! Три раза «ха»! Я тоже не самый жадный человек, но вы сами-то в это верите, командир? – процедил Брэндель сквозь зубы.

Вероника рассмеялась:

— Ну до чего же ты хитер, парень! Что ж, вот тебе мое обещание как командующего Лазурных небес: можешь рассчитывать на нашу помощь и защиту в освоении этих земель. Тайную, естественно. С таким прикрытием, по сути с Империей за спиной, у Мефисто даже мыслей подобных не возникнет.

Брэндель кивнул. Понятно было, что на сколь бы то ни было значимую помощь от Империи надеяться не стоит, но такого обещания было достаточно, чтобы «поставить на паузу» и ауинских дворян, и Мефисто, и кого угодно еще. а принцесса, с другой стороны, придержит за вожжи свою фракцию, чтобы сохранить с ним ровные отношения.

— Возрождение Сазерленда – задача вовсе не простая, даже сама по себе. Уверен, что ни на первых порах, ни тем более потом Мефисто не захочет видеть на своих землях непонятно кого, – продолжил осторожничать Брэндель.

Но Вероника совершенно определенно была настроена на победу и готова на все, чтобы ее план сработал.

— Естественно. Есть некоторые… бывшие подчиненные и жители, ныне оставшиеся на бывших землях Сазерлендов. Если они пожелают переехать – их сюда переправят всеми возможными средствами.

Пока что присутствие Огненного семени Вальхаллы лишь ослабляло монстров в Темном лесу, но этого было недостаточно: оно не превращало его ни в город, ни даже в пригодное для проживания место. Первым делом предстояло вытеснить отсюда монстров, дальше – вырубить деревья и выстроить дома для проживания. Затем – вспашка и удобрение почвы и разработка в карьерах. Впереди ждал огромный труд, и только в конце пути он мог надеяться, что эти места преобразуются в процветающие земли, а город возродится.

Прибытие сторонников и бывших жителей с территорий Мефисто сулило бесплатные рабочие руки.

Что же до друидов – их осталось слишком мало. По оценке Брэнделя нынешние события переживет процентов двадцать от того, что он видел в Зеленой башне, и по большей части останутся старики и молодежь. Трудно рассчитывать на серьезную помощь от них в возрождении Вальхаллы, и потому он собирался организовать переезд сюда жителей Трентайма.

— Леди Вероника, я понимаю, что вы почти моими руками избавляетесь от врага империи, но ваши политические противники могут увидеть в таком поступке повод вас обвинить. Вместо того, чтобы захватить или даже прикончить Мефисто, вы позволите его союзникам и последователям бежать и заново выстроить власть на собственных землях. Вы уверены, что стоит жертвовать всем этим во имя империи?

Вопрос Брэнделя застал Веронику врасплох: та смущенно хмыкнула и захлопала ресницами:

— Ты что, пытаешься посеять раздор между мной и моей родиной? Нет, не дорос еще, мальчик мой: для меня нет награды лучше, чем расширение и процветание Империи. А даже если ты каким-то чудесным образом и умудришься настроить против меня нашу правящую верхушку – в чем выгода? Хочешь заставить меня принести клятву верности каким-то другим силам – не выйдет, силенок не хватит.

Найдя все происходящее смешным, она лукаво рассмеялась и предложила:

— Вместо этого предлагаю присягнуть на верность мне

— Ха, – парировал Брэндель, ничуть не смущенный ее насмешкой, и сверкнул улыбкой в ответ, – сотрудничать с вами – одно удовольствие, миледи, но раз уж мы покончили с притязаниями на территории, предлагаю их осмотреть, и как можно быстрее. Друиды все еще ждут, когда мы разожжем Огненное семя, и отчаянно на нас надеются.

— Все-таки ты – тот еще наглец, – ткнула его напоследок в лоб Вероника, в душе очарованная его уверенностью, – надо полагать, пожитки Аммана ты хочешь забрать себе?

— Ну конечно же! – мигом сориентировался Брэндель, не страдая ложной скромностью, – я же его победил, я разбил последнее заклинание. Эта добыча точно моя!

В нем снова проснулся заядлый геймер.

Оставить комментарий