Том 3: Глава 201. Великие состояния обретают и после бедствий…

Опция "Закладки" ()

— Ладно, ладно. Я отправляюсь на разведку на запад, сверну сразу после вон того дворика. Скоро вернусь, а ты пока разберись, что там осталось от Аммана. И не волнуйся, «лорд Брэндель»: будь там что-то стоящее – ты узнаешь первым.

Получив от него нужный ответ, Вероника резко утратила откровенность и перестала делиться планами: на лице осталась лишь загадочная улыбка.

«А с ней ни на минуту не расслабишься – надо постоянно держать ушки на макушке».

У Брэнделя слегка дернулся уголок рта, но больше он ничего не сказал. Вполне хватало того, что по какой-то неведомой причине Вероника весьма терпимо отнеслась к его жадности и даже подыграла, обратив все в шутку. Так что, отставив в сторону ее гражданство и некоторые общие для всех имперских черты, можно было сказать, что ее умение вести дела весьма впечатляло.

К тому же, личные отношения с кем-то ее силы и статуса – несомненное преимуществом. Правда, если в них вмешается политика, они будут вынуждены встать на противоположные стороны и начать действовать друг против друга, так что увы и ах.

«Ладно, мне сейчас нужна лишь небольшая отсрочка, время поднабраться сил. Одного этого достаточно, чтобы на время заключить союз».

До поры до времени они сотрудничество их складывалось весьма успешно и к обоюдному удовольствию, и пока не было причин полагать, что что-то пойдет не так.

Вероника взяла Фаэну под локоть и повела прочь размашистым, но не лишенным элегантности шагом. Следом двинулся, чуть менее галантно таща за собой Андешу, Мефисто. Поравнявшись с ним, Вероника быстро нацарапала что-то мечом на песке и тут же стерла носком сапога – так, чтобы прочитать смог только тот, кому это предназначалось. Судя по быстрому взгляду Пепельного мечника в пол-оборота и еще одному – в сторону Брэнделя, прочитанное его явно порадовало.

Вскоре во дворике остался только последний и его сторонники. Терпеливая не по годам Зифрид спокойно дождалась, пока братик закончит разговор с Вероникой, не выказывая ни признака неудовольствия. Глядя на ее запачканную одежду, чумазое личико и в целом мрачный, но решительный вид, Брэндель забеспокоился вдруг, не вырастет ли из нее кто-то вроде Скарлетт – несгибаемый стоик, не жалующийся, не выказывающий страха и готовый терпеть и сражаться до последнего.

Немного утерев насупленное личико, он задумался о самой Скарлетт: весьма скрытная, скромная и тихая девушка, но полная искреннего энтузиазма в том, во что она верит, явно привлекла бы многих, но одновременно создавала повод для беспокойства.

Сама Скарлетт довольно быстро заметила странный взгляд господина и запаниковала: неужели у нее что-то на лице? Нахмурившись, она потерла щеки рукавом, но почти сразу же остановилась.

«Неужели господин собирался и мне предложить платок или даже… самому вытереть мне лицо? Согласиться? Отказаться? Как быть?»

Но Брэндель почти сразу же отвел взгляд, оставив ее с уже удвоенным смущением утирать лицо.

От тела Аммана ничего не осталось, да и все оружие и спрятанные артефакты, скорее всего, обратилось в пыль. Остаться могли только фрагменты фальшивого гримуара, все еще материалы высшего качества, и именно на них Брэндель и обратил все внимание.

Даже после разрушения фрагменты некоторое время продолжали поглощать все живое вокруг, расширяя оставленный взрывом огромный дымящийся кратер.

Наступившая вокруг тишина заставила Брэнделя поволноваться. Впервые он остался почти один на один с самым лучшим временем для геймера: пора собирать сливки трофеев и добычи от «босса».

Скользнув вниз по кратеру, он обнаружил подвисшие в воздухе черные сферы. Целых три штуки.

«Это производные сильнейших Законов: Хаос, Энтропия и Напор».

Немного смутившись, Брэндель все же подошел к сферам, но почти сразу же остановился под сильнейшим напором энергии.

Даже в игре ему редко доводилось добраться до материалов такого качества. Особенно трудно приходилось с Напором: все его производные попросту разрушали любые вместилища, если, конечно, их не сдерживал мощный артефакт пространства-времени.

«А что… Хватка Бахамута – творение драконьего короля, достойный противовес с как раз подходящими Законами, и с такими перчатками вполне можно попытаться наложить руки на эти сферы… А?»

Брэндель потянулся было к цели, но тут же его брови поползли вверх. Мгновение нерешительности – и тут же полный восторг! Свойства у сфер оказались сродни Жемчужинам Души, что означало, что система позволяла их поглощение в обмен на Хп.

«Вау. Вау, вау! Хп босса, существа на полпути к божественному уровню! Получается, фальшивый гримуар даст еще больше – Хп с него будет еще больше, чем с босса 160 уровня!!»

В этом поколении Андеша вполне могла считаться боссом мирового уровня, хотя и послабее, чем то, чего Брэндель достиг в игре.

Пик, на котором в итоге застревали все геймеры – 160 уровень, но мировые боссы далекого прошлого или будущего возрастом лет под сто, по слухам, достигали и двухсотого.

«Попробовать сразу или для начала отрезвляющий щипок, чтобы прийти в себя? Так, ладно, что я тут стою без дела, идите-ка сюда! Огоооо! Двадцать тысяч Хп вот так вот сразу?! В каждой – не меньше десяти миллионов Хп! Черт, черт, черт! Ну не бывает, чтобы так повезло! В первый раз в жизни попадается что-то настолько крутое!» – оценил Брэндель, только войдя в пары вокруг сфер.

Правда, попытка вобрать все Хп разом не удалась: мешало сильное сопротивление. Пришлось обратиться к силе Элемента и «счищать» понемногу с поверхности, но это грозило занять слишком много времени.

«В одно лицо заполучить все Хп босса! Думается мне, в игре ни одному геймеру такого не удавалось. Ха, что-то я слишком много скалюсь: вот уже челюсть свело, болеть будет – эх, сегодня выспаться не судьба!»

Видимо, сказалась сильнейшая усталость в сочетании со всеми недавними переживаниями, но стоило ему взмахнуть рукой в триумфальном жесте – земля едва не ушла из-под ног. Почти рухнув на колени, он резко передумал продолжать:

«Ч-черт, я слишком устал, нельзя тут зависать. Нужно найти способ сохранить сферы, куда-нибудь их спрятать! Нельзя же все время держать их в руках, а руки в перчатках. Наверное, стоит попросить у Вероники что-то типа Сдерживающей сумки – вдруг есть? В конце концов, Империя вряд ли будет скупиться на экипировку своего генерала в такой поход, а уж чего-чего, а денег там всегда хватало. Или Мефисто – у него явно могло заваляться что-то подобное: охота на имперских требует «мест для хранения» пленников. Да, точно! Все-таки не совсем удобно просить сумку у Вероники, а с Мефисто мы вполне договоримся. Если я приду ему на помощь в восстановлении этих земель, можно надеяться на ответную любезность. Авансом, так сказать… Сферы даже могут стать чем-то вроде «депозита», вклада в будущее «плодотворное сотрудничество».

Только он собрался позвать Мефисто и спросить Сумку, как в голове прожурчал знакомый голос:

[Хммм, фрагмент божественного артефакта? Ты где его взял, мальчик мой?

— Сэр Ортлисс? Вы так долго не отвечали после… И… Вы что там, Заснули?!]

Брэндель уже и не надеялся услышать этот голос вновь, решив было, что Дракон тьмы что-то с ней сделал. В конце концов, подчиненная одного из четверки Святых, заключивших его в темницу – такого повода вполне достаточно для мести, да и сил запечатать ее в кольце Императрицы Ветров ему достанет…

«Ладно, сомнения в сторону. Но что будет, если она узнает, что я принял помощь от Дракона тьмы, его силу? Нет уж, лучше сразу расставить все по местам».

[— Дурачок, я прекрасно знаю, что с тобой случилось! – раздалось самодовольное хмыканье у него в голове.

У Брэнделя задрожали губы.

— Ну ииии…??

— Ты получил его Наследие.]

Злости в голосе Ортлисс не было, и одного этого стало достаточно, чтобы вздохнуть с облегчением. Эльфы Ветра отличались откровенностью и не имели свойства сдерживать эмоции, так что будь она разочарована или недовольна – мигом бы дала понять. К счастью, все обстояло не так, и хранительница явно не возражала против принятия им того самого наследства. Хотя реакция, конечно, озадачивала: с какой стати избранный ею для принятия собственного наследия посягает на чье-то еще? И почему ее устраивает принятие им чего бы то ни было от заклятого врага?

[— Ничего страшного в получении силы нет. Важно другое – то, как получивший ею воспользуется. А тебя я выбрала именно потому, что поверила, именно в тебя! К тому же, это глупое «драконье наследие» – штука весьма интересная…

— А вы, как будто, от него под впечатлением …

— Пфффф!]

Ортлисс явно не избегала разговора, почти сразу же погрузившись в размышления:

[— Противника сильнее него мы не встречали. И характер, и, в конце концов, определенное очарование присутствовали, если можно так сказать. Сила и могущество на пике, и это, несомненно, завораживает! В итоге мы оказались по разные стороны, и «добро и зло», всякое прочее, сам понимаешь…. Сейчас все это дело прошлое, и все мы давно мертвы. Вся наша вражда, вся противостояния – уже давно в прошлом, и единственное, что осталось – взаимное уважение.]

Брэндель погрузился в молчание. Недавние события еще не вполне уложились в голове, да и происходило все слишком быстро: оставалось только наблюдать за развитием со стороны, словно стороннему наблюдателю. Эмоции вызывала разве что обстановка в Ауине, и то сплошь негативные: ничего, кроме отвращения и ярости, поведение раздирающих королевство на части политиканов, не вызывало. Достойна ли королевская фракция хотя бы уважения, не говоря уже о том, чтобы воевать за их идеалы, если те жертвуют людьми ради «высшего блага»? Хотя и оппозиция не лучше – жажда власти ради самой власти…

[— С вами что, Дракон тьмы что-то… сделал? – несколько мучительных мгновений спустя решился наконец Брэндель спросить «вслух».

«Все-таки печально известный персонаж в истории, само воплощение зла, можно сказать…»

— Да даже если – ничего плохого мне уже не «сделать», даже если сильно пожелать, но всего лишь передал мне свое Наследие. Правда, воспользоваться им мне не удавалось довольно долго.

— Передать наследство врагу? Уважение уважением, конечно, но вы же его враг! Или это вас какое-то откровение накрыло, и после смерти моральные стандарты меняются? Ну сами посудите: с какой стороны ни посмотри – странно же! Что этот парень замышляет?

Но Ортлисс явно не выказывала заинтересованности в обсуждении полученного:

— Хмммм….. Этот дракон каким-то образом пробудил твою кровь? Что-то в тебе изменилось, теперь чувствуется что-то знакомое, некое родство… Словно мой ровесник! Прямо-таки младшим братиком тянет тебя назвать, хмммм…

— Аааа?

— Почти точно одно: потенциал твой вырос, и сильно, и теперь можно и попытаться обучить тебя своим техникам. Да, не всем, конечно, но многим, а ты подхватишь с легкостью. Есть тут одно искусство, давай-ка попробуем?

В ответ Брэндель смог издать лишь серию очередных «ааа» и «оооу», но глаза у него засияли ярче некуда.

Оставить комментарий