Том 3: Глава 206: Откуда сила?

Опция "Закладки" ()

=====================В Зеленой башне==========================

Тьма отступала.

Первый лучик света острым клинком пронзил небеса, озарившим все вокруг и вмиг взорвавшимся, не оставив и следа. На столь ослепительном фоне окружение после взрыва на контрасте между тьмой и светом казалось размытым.

Стену облаков пронзали все новые и новые лучи света: кокон словно разрывало изнутри, а непроглядная ночь начала отступать. Чернильно-черное небо окрасилось в светло-фиолетовый, сиреневый и наконец в голубую лазурь. Стоило слететь вуали из туч — и Темный лес просиял яркой, буквально пульсирующей и переливающейся жизнью зеленью. Пролившийся на землю сквозь листу свет заставил мир вокруг заиграть веками невиданными в этих местах красками, а рассеявшаяся мгла выпустила из плена резные тени.

Пока в лесу торжествовал рассвет, с гор будто сдернули черную вуаль, явив их вновь обретенную плотную свежую поросль, играющую золотом и зеленью.

А свет продолжил свое триумфальное шествие, быстро достигнув крепостных стен Зеленой башни. Воодушевленные, ее защитники мигом стряхнули усталость и приготовились продолжить сражаться с новыми силами.

И тут же замерли на местах. На поле боя воцарилась тишина, в которой лучи света продолжили триумфальный путь по городу, являя миру новую реальность.

Молчали застывшие древние треанты, павшие в неравной схватке с бесчисленными полчищами монстров, статуями возвышаясь в окружении гор трупов волков.

Не издали ни звука и героически держащие оборону Древесные эльфы. Они защищали каждый угол, каждый метр, но многие полегли в бою, а оставшиеся едва держались на ногах от усталости.

Монстры на передовой тоже готовы были рухнуть, но на их место неизменно приходили новые.

Основной бой шел у главного зала. Древесные эльфы с кентаврами сбились со счета, сколько раз они отступали и шли вперед. То сдавая, то отвоевывая шаг за шагом у штормовых волн волков, пока они каким-то чудом удерживали позиции. В бой вступили почти все друиды до единого, и от этого в воздухе скопилось невероятное количество заклинаний. Два мага из Серебряного альянса держали тылы мощнейшими защитными барьерами.

Нордас заморгал, пытаясь сфокусировать зрение. Мышцы затекли, голова раскалывалась, а с накатившей усталостью не могло сравниться ни одно из сражений со времен его службы в Южной ауинской армии. Он, как и все сражавшиеся позади него кентавры, застыл в изумлении при виде льющегося со всех сторон света он.

Наступало утро — рассвет, спасительный для Зеленой башни и смертоносный доя монстров. Вспыхнули все волки разом, словно порох и едва успев коротко завыть в агонии. Не спасли и попытки найти тень: безжалостные лучи света не щадили никого, и очень скоро вся Зеленая башня превратилась в пылающее море. Попавших под прямые лучи словно пронзало насквозь огненными стрелами: в их телах одна за другой появлялись зияющие светом раны, пока монстров не пожирало пламя.

Даже самые храбрые воины почувствовали себя везунчиками, понимая, что если бы не это чудо — Зеленая башня не выстояла бы. Им не пришлось даже переходить в наступление: почти мгновенно все монстры обратились в прах.

Что же за сила такая сейчас пробудилась? Всем до единого приходил на ум лишь один ответ.

— Все по плану: я же говорил, что его ждет успех — с легкой улыбкой подытожил Вильям, оборачиваясь к спутнику.

— Ха, давно пора! Наконец-то в нашем королевстве появился кто-то стоящий. Этот юноша… — просиял Тулман в ответ.

— Мой старый друг Эрик основал Ауин, надеясь на нечто новое, жаждал сделать мир лучше, одолеть тьму, если угодно. Его намерения я полностью разделял и поддерживал, но вот потомки не смогли с честью принять знамя. Слишком долго и слишком многие расшатывали это королевство, и надежды почти не осталось. Интересно, сам Эрик задумывался когда-нибудь, как все в итоге сложится? Надеялся, что в будущем кто-то поднимет его флаг, так долго пролежавший на земле?

— Думаю, да. Жаль, что я не смогу помочь в восстановлении былой славы нашей родины, ведь членам Серебряного альянса это запрещено… — протянул Тулман.

— Зато ты не увидишь ее падения, не так ли? — улыбнулся Вильям одними губами, пока в глазах плескались грусть и вековой опыт, — этот молодой человек — начало новой эры, но знаешь, как оно бывает: чтобы дать будущему дорогу, нужно оставить позади прошлое.

Пока маги обменивались мнениями, друиды с эльфами погрузились в печаль, а на смену эйфории от победы пришла горечь утраты. Выжившие держались из последних сил, но гораздо больше их соратников покинуло этот мир, оставшись лежать на земле. В каждой семье, у каждого друга, у каждого любимого было кого оплакивать. Тихо разрыдались даже не привыкшие выставлять эмоции напоказ долгожители-эльфы.

Нордас с кентаврами держались в сторонке, не сводя сочувствующего взгляда с оплакивающих своих павших эльфов. Сами кентавры относились к смерти на поле боя иначе, считая это честью, а Нордас, уже проливший достаточно слез после битв с Мадара, не чувствовал ничего, кроме тяжести на сердце.

— Думаю, их можно понять, — задумчиво проговорил высокий кентавр, их командующий, — гибель в бою — славный конец, но этот бой принес только скорбь и потери.

Нордас согласно кивнул. В Ауине воины считали так же, но трудно сохранить боевой дух, когда сражаешься либо непонятно за что, либо с настолько грозным противником.

Оглядев эльфов и друидов, он задумался о том, что будет дальше.

=========================Брэндель============================

Каждый уголок огромного зала затопил свет, являя путникам его подлинный размер и тайны. Потолок опирался на не меньше чем сотню расписных колонн.

Но все взгляды неотрывно следили за Огненным семенем. Окутанное божественным свечением, оно излучало чистое белое пламя. На вид для пришельца из другого мира — «божественный огонь» в чистом виде, но на самом деле то были те самые первородные Законы. Порядок, связующий все Элементы и Ману этого мира.

В пораженном молчании они наблюдали за тем, что можно было назвать вторым сотворением мира, а море Хаоса отступало, успокоенное натиском благословения Матери Марши.

Огненное семя излучало спокойствие, безмятежность и чистоту, находя отклик в сердцах каждого.

— Хмммм? — едва слышно пробормотал Брэндель, внезапно осознав разницу между первородным и всеми остальными Огненными семенами. Созданные руками смертных лишь влияли на Законы, иногда меняя их, но творения Марши разделяли Законы, Элементы и Ману, разбирая мир на составляющие и словно стирая с доски все написанные ранее Законы. Оставляя после себя чистый лист, на котором можно было написать новые — любые, что пожелал бы правитель этого мира.

Благодаря разделению Законов, Элементов и Маны в первозданном их виде Хаос не имел на этом чистом листе никакой силы. Все вернулось на круги своя.

Брэндель судорожно соображал, что к чему:

«Но ведь подавляет и силы в радиусе действия Огненного семени! Элементы, Ману! А мы ближе всего, слишком близко к его действию. Мефисто сейчас, наверное, не сильнее рядового бойца… И все это безобразие, по моим подсчетам, продлится не меньше недели. Люди в Зеленой башне наверняка тоже подпали под действие, но вряд ли настолько сильно, да и опасностей там пока больше не предвидится. Сомневаюсь, что им грозит что-то страшнее нашествия волков. В крайнем случае, если поймут, что к чему — разберутся».

А Мать Марша уже исчезла. Бесследно.

Справа послышались шаги, и это заставило Брэнделя нахмуриться и мгновенно обернуться в их направлении. Ожидать можно было только Веронику с Фаэной и пленной Андешей — больше людей в Петле не было.

Неизвестные жители подземного города?

К счастью, показались именно первые.

Вероника последовала по кристаллической цепочке, а когда та вдруг ярко засияла — сделала нужные выводы и поспешила к ним. В итоге до Огненного семени добрались и их спутники.

Первым делом ее взгляд упал на яркое свечение в центре зала. Присутствие здесь Брэнделя с остальными ее сильно удивило, но боевой генерал довольно быстро пришел в себя.

— Первородное Огненное семя?! — неверяще, точно как Мафисто чуть раньше, пробормотала она — легендарное благословение смертным от Матери Марши. Я такое однажды видела в Марусе…

В Марусе, киррлутцском городе с храмом Матери Марши, хранилось еще одно первородное Огненное семя, настолько сильное, что уже много веков монстры не смели приблизиться и на тысячу миль. Вокруг Маруса обо всяких тварях даже слухов не ходило, ни единого за все время с момента основания. Во многом благодаря этому этого город и его окрестности процветал, считаясь одним из богатейших на континенте.

Знакомый с этим феноменом Брэндель тут же понял ее намек, но поглощенная разглядыванием и Андеша не обратила на слова Вероники внимания, лишь воскликнув:

— Первородное Огненное семя?!

Узнать, что это такое, ей не составило труда: сравниться с Повелительницей тлена в знаниях не мог никто из присутствующих, кроме, пожалуй, Брэнделя. Она же мгновенно задумалась об открывающихся перспективах и последствиях.

«Насколько же сильно воздействие этого Семени?! Получается, если все правильно сделать, здесь скоро образуется новая земля обетованная с сильнейшими из всех известных в этом мире Законами. Новая империя, ничуть не уступающая по мощи Киррлутцу. Тот силен во многом благодаря Огненному семени в Марусе, но теперь настал черед встретиться с достойным соперником».

Опасно сверкнув глазами, Андеша задумала рискованную игру. Увенчайся ее план успехом сейчас — Пастве Древа не придется беспокоиться о втором Киррлутце…. И время для действия подходящее, пока все только случилось, земли еще толком не освоены и тем более — не обросли вассальными территориями.

— Андеша, ты что там за схему задумала? — мгновенно заметила странное поведение «военнопленной» Вероника.

Несмотря на серьезные ранения, Андеша уже приняла стойку и приготовилась к бою. Вероника с Мефисто синхронно достали мечи.

— Ха, а повезло мне, не находите? — облизала губы Андеша, так и лучась боевым задором, но не теряя головы, — под действием Огненного семени из сил у нас остались только врожденные, дарованные расой. Пускай я наполовину монстр, ранена, и силы мои подавлены, но кровь в моих жилах намного сильнее вашей, слабаки! У вас, даже всех вместе взятых, против меня нет ни шанса!

Все синхронно вздрогнули. Все, кроме одного человека.

— Андеша, ты серьезно что ли? — доставая Гальран Гайю, насмешливо осведомился Брэндель, — забыла, чем ты меня наградила? Пусть я не совсем типичный аколит, но ты же понимаешь…

В ответ — лишь неловкое и непонимающее молчание.

И все же Андеша сориентировалась быстрее всех, достав обвившую талию плеть. Поначалу никто и не заметил, что она все еще вооружена, а теперь было поздно. Взмах плети — и Вероника с Мефисто отступили, вжимаясь в стены. Брэндель спрыгнул с платформы и попытался атаковать рублеными ударами, но она лишь насколько раз уклонилась, выбирая удобный момент, и вновь перешла в наступление.

Полет плети остановили перчатки с Хваткой Бахамута.

«Прорыв Си-… Нет, не то!»

Брэндель едва не потянул в полную силу, но тут же осекся, остановленный внезапной вспышкой воспоминания, и ослабил хват, уходя в сторону. Ведь именно так Андеша недавно обвела вокруг пальца Морфея: выпустила плеть и позволила инерции довершить остальное.

Опоздал он буквально на секунду, но Повелительнице тлена хватило и ее: та собралась сбежать, справедливо рассудив, что не сумев победить, всегда можно скрыться, дождаться в засаде и напасть из-за угла.

«Нельзя дать этой твари уйти…»

Его размышления прервал грохот. С воплем боли Андеша взмыла в воздух, врезалась в ближайшую колонну, разнеся ее на обломки, и рухнула на пол.

Чью-то силу Огненное семя явно не подавило.

— Невозможно! Дракон… драконья раса?! — одновременно выкрикнули Мефисто с Вероникой.

«Драконья… раса?! Стоп! Здесь что, эта лоли спряталась?! Если она завязала со сталкингом меня любимого и своими шуточками… как она вообще нас выследила? Да у нее времени не хватило бы! Эээ….Скарлетт?! Да что происходит?!»

Широко разинув рот, Брэндель уставился на спутницу, словно увидел системную ошибку.

Оставить комментарий