Том 3: Глава 216: Подготовка к войне Часть 5

Опция "Закладки" ()

Дойдя в Девяти соратниках до седьмого уровня, Брэндель приостановился, решив пока ограничиться этим. Скилл и так требовал более 250 000 Тп, и полученных из останков гримуара Хп едва хватало на продолжение банкета.

На этом этапе он мог выдать восемь иллюзий и выдержать до 50% урона основному телу, и до максимального числа клонов оставался буквально последний шаг.

К тому же, по его наблюдениям, срок действия иллюзии с уровнем тоже рос: начав с едва ли секунды, с каждым уровнем он прибавлял по десятой доле.

«Хммм. Обычно физическую силу я черпаю из очков Выносливости, но иллюзии подпитываются от Мп, от магии! Ускорение, к примеру, — 6 Мп, Пронзающие удары — 20 Мп. Я воин, и Мп у меня намного меньше, чем Выносливости. Всего пока в запасе только 250 Мп, и на одновременное использование всех восьми иллюзий с Ускорением и Пронзающими ударами уйдет почти все разом».

Поэкспериментировал он и с наложением одним из клонов заклинаний.

«Слишком мало по времени держится иллюзия: толком и не сотворишь ничего. Нет, лучше буду использовать их в обороне. Дубовая кожа… Добавляет +1 к броне, требует 50 Мп с меня и целых 100 Мп с клона — эх, удвоенный расход».

Для продолжения «опытов» он вызвал Кодана.

Оказалось, что иллюзии не только не успевают сотворить заклинания, но и не желают без отдельной команды меняться местами с основным телом, даже если оно в опасности.

Потратив на тренировочные бои почти весь день, Кодан завозмущался и потребовал свободы. С этим странным новым искусством фехтования Брэндель оказался слишком силен для него, да и техники выглядели ни на что не похожими. В итоге привыкший к превосходству Золотого ранга старик устал от роли груши для битья и наотрез отказался продолжать.

Как и любому нормальному человеку, на следующий день Кодану потребовалась передышка, и за добавкой он предпочел не являться.

Зато, оказалось, Брэнделя искал Мефисто. Он понятия не имел, услышал ли тот о его поисках противника для спарринга, или чего-то хочет, но решил не ходить вокруг да около и с порога предложил дуэль «для разминки». К его удивлению, Пепельный мечник согласился.

«А вообще интересно, зачем ему это. Мне нечему его научить — не с его уровнем, да и искусстве фехтования он на голову выше. Скорее уж урок, а не поединок получится».

Но отказываться от такой помощи, да еще и добровольной, Брэндель не стал, а Мефисто проявил неожиданный педагогический талант.

Более того, он даже здорово ограничил применение силы и терпеливо старался держаться на одном с ним уровне. Знаний и опыта у Мефисто было даже больше, чем у Кодана, и при виде древней техники он слегка прищурился от удивления.

— Не пойму, что за техника, но клоны используют современные приемы. Твое… военное ауинское, кажется? Кое-что не помешало бы улучшить, — предложил Мефисто.

«Меньшего я и не ожидал. Владение имперской техникой у него на высоте, просто нечто. Отличия от ауинской школы, конечно, есть, но они все равно сродни. Я будто на 17й уровень выхожу, пусть его и не существует. А жаль, что не получится получить левел-ап как у деда или Кодана!»

Брэнделя так и одолевали вопросы и новые идеи: словно череп чесался изнутри от обилия новой информации: эффект от техники после 15 уровня просто ошеломлял, причем чем выше поднимался уровень — тем большими обрастал бонусами.

«Интересно, если отыскать каждого Святого мечника на континенте и переучиться у всех них — получится выйти за предел возможного? Наверное, все-таки нет. Их больше десятка, и каждый со своими странностями, есть и вовсе откровенно злобные создания. Мефисто, надо сказать, на фоне некоторых еще нормальный».

Передружиться со всеми ними точно не выйдет, хотя Вероника, помнится, даже предлагала обучить его своему искусству в обмен на принятие имперского гражданства. На такое он, естественно, пойти не мог.

И тут Брэнделя довольно резко выдернул из мира фантазий громкий лязг. Настолько громкий, что даже заложило уши. Следом прилетела отдача, да такая, что меч едва не выдернуло из рук. Мефисто пошел в атаку, так что пришлось спешно выдвинуть вперед трех клонов, а самому под их прикрытием отступить.

Проследив за исчезновением всех трех иллюзий, Мефисто вместо того, чтобы продолжить наступление, опустил меч и окинул уже задыхающегося Брэнделя недовольным взглядом.

— Концентрация ушла? — спросил он.

Брэндель кивнул, все еще переводя дух.

— Бывает. Тогда закончим на сегодня, — прилетел лаконичный ответ.

Брэндель снова кивнул, но тут же выпалил, не сдержав любопытство:

— Герцог Сазерленд, мы знакомы недолго, всего пятнадцать дней, но я почти уверен, что мне удалось вас узнать. Вы ни за что не склонитесь и не пойдете на уступки — не в вашем это характере, не так ли?

Мефисто ответил молчанием, явно обдумывая услышанное.

— И мой характер, думаю, вы тоже успели изучить. Я люблю и пошутить иногда, но не в серьезных делах, и привык отвечать за свои слова. А еще я ни разу с момента нашего уговора с леди Вероникой не пожалел, что связал себя обещанием восстановить ваше герцогство, и тянуть с его исполнением не намерен.

И добавил после небольшой паузы:

— А еще мои догадки часто сбываются, и сдается мне, сегодня вы решили обучить меня какой-то технике… Не так ли?

— Когда вы выдвигаетесь?

«И это вместо ответа, хам столетний».

— Друиды собрали все необходимое, вы готовы к войне. Эльфы и люди уже снарядились и в принципе готовы выдвигаться, но у вас проблемы с транспортировкой провианта на время пути в Фюрбург — слишком всего много, и даже с помощью местных вам не хватит лошадей, так что быстро добраться самим и доставить груз до места не получится.

Брэндель нахмурился: Мефисто с ходу поднял самый болезненный вопрос, и решения у него пока не было.

Выдвинуться пехотой — тоже не вариант, тогда на дорогу уйдет не меньше месяца.

— Ладно, вернемся к вашему вопросу. Отъезд меньше чем через неделю, в любом случае. Я возьму часть армии и поскачу вперед налегке, чтобы побыстрее вернуться в Фюрбург.

Мефисто кивнул:

— Да, я слышал, что на твои земли готовится нападение. Есть уверенность в победе?

«Аааа, так вот оно что! Ты поражения моего боишься?»

Брэндель наконец-то понял, зачем Мефисто взялся его обучать. Задумавшись для виду и выдержав приличествующую случаю паузу, он ответил:

— Герцог Сазерленд, уже давно хочу задать вам вопрос. Не уверен, какая у вас договоренность с леди Вероникой, но насчет себя расскажу: вы знаете, что у меня враги по всему Ауину? Возможно, союз со мной — не лучший выбор.

Еще один испытующий взгляд в ответ. Парень действительно здорово напоминал ему Веронику в молодости: неудивительно, что та так восхищается его талантами.

— Врагов у вас, капитан Брэндель, несомненно много. А у меня вот всего один. Как думаете, кому больше повезло?

Проморгавшись, Брэндель расхохотался.

Враг у Пепельного мечника и вправду с самого начала был лишь один: Киррлутц. И если уж Мефисто не дрогнул и не отступил перед колоссальной мощью империи, с какой стати ему, а вместе с ним — и Брэнделю, его союзнику, пасовать перед горсткой ауинских помещиков?

— Так чем же я могу быть полезен, сэр Мефисто? — спросил он наконец.

Тот выпрямился, едва не встав по стойке «смирно» и со всей торжественностью заявил:

— Я хочу, чтобы ты стал моим преемником, и обучился моей технике.

— А?

На мгновение Брэндель замер на месте, борясь с желанием поискать зеркало и проверить, не изменилось ли чего в отражении. С чего вдруг все такие добрые и так и норовят его обучать? Хотя… раз героический дух уже вызвался в наставники чуть раньше, и все такое «из ряда вон» он уже повидал, желание Мефисто удивило чуть меньше.

«Погоди-ка, спокойно. Возможно, он хочет добиться личной привязанности, чтобы я гарантированно ему помог. Он-то обязан костьми лечь ради своего герцогства, и восстановить Сазерленд — его долг, но он вовсе не дурак. Пускай и на редкость хороший для нынешних времен человек, но далеко не душа нараспашку. Да, сделает все для защиты своих земель, но душу в это вкладывать не станет. По натуре он не государственный деятель и не политик: истинная его страсть — искусство фехтования и боевые техники».

И тут у Брэнделя дернулся уголок рта.

«Зато меня он, как и многие, наверное, воспринимает скорее как лорда, чем как бойца. Что-то мне подсказывает, что меня запоминают скорее за фокусы с картами и магические трюки, чем за искусство фехтования. Да и страсти такой как у того же Кодана я явно не демонстрирую — не то чтобы это мое. Будь у меня больше игрового опыта в шкуре мага — скорее стал бы им, а не мечником. Кто знает, возможно, магические способности намного больше, чем техники фехтования, пригодились бы в деле спасения Ауина…»

Отчасти из-за этого Мефисто и находил в Брэнделе так много схожего с Вероникой: та тоже в первую очередь была герцогиней и киррлутцским генералом, а уже потом — сильнейшим фехтовальщиком, и «Лазурь» в имени ее армии гремела громче, чем ее собственные титулы. Пожалуй, в этом и крылась причина разделявшей их с Мефисто пропасти в силе и технике, и потому свое звание Святой в искусстве владения мечом Вероника заработала намного позже, чем Пепельный мечник.

Поняв это, Брэндель мигом остыл и собрался с мыслями.

Техника Мефисто, скорее всего — нечто совершенно стихийное и бессистемное, но при этом качества не ниже среднего, как бы не высочайшего. Иметь такого союзника, а тем более наставника — само по себе огромное достижение.

Правда, только для его современников. Пускай Ортлисс, у которой он уже обучился, благодаря своему возрасту и опыту могла не «обижаться» на наследие Дракона тьмы, уважая старого противника, но кто знает, как она посмотрит на новый багаж в виде техники Мефисто? К тому же он, несомненно выдающийся для своего поколения боец, и рядом не стоял с кем-то вроде Ортлисс, и выбор его техники в качестве одной из базовых мог оказаться не лучшим решением.

Очень хотелось для начала узнать ее мнение, и, к счастью, в этот момент дух не только не спал, но и первым вышел на связь.

— Предлагаю согласиться, — удовлетворенно пропела Ортлисс, порадовавшись, что к ее мнению прислушиваются.

Брэндель с самого начала относился к ней не просто как к запертой в кольце сущности, считая ее настоящим наставником, даже и не надеясь на ответную привязанность. На поверку оказалось, что и сама Ортлисс невероятно довольна настолько талантливым учеником и преемником, хотя этого и не показывает.

[- Техника Мефисто уникальна, у него совершенно особый стиль. Знаешь, мои познания устарели на несколько тысяч лет, а с тех пор многое успело произойти. К тому же, мой старый знакомый успел всучить тебе свое наследие, и это немного-немало его линия крови. Можно сказать, от Дракона тьмы вышло больше пользы, чем от меня. Так что смелее, вперед, и не стоит каждый раз на меня оглядываться: если младший братик станет сильнее — буду только рада!

— Спасибо, — мысленно шепнул Брэндель, растроганный до глубины души.]

Ее забота и вправду напоминала сестринскую опеку.

Впрочем, соглашаться немедленно он не стал:

— Благодарю за добрые намерения, сэр Мефисто, но прошу день на раздумье.

Во взгладе Мефисто мелькнула радость и уважение. Сам прекрасно зная цену своему искусству владения мечом, он понимал, что большинство на месте Брэнделя от перспективы заполучить его технику и стать преемником рухнуло бы в обморок на месте. Но не Брэндель, не только сумевший сдержаться, но и взвешенно подошедший к делу. Что ж, так тому и быть — будь парень хоть лордом, хоть воином, умение держать себя в руках пригодится в любом случае.

— Что ж, выбирай с умом, но знай: я хочу обучить тебя не потому, что ты дворянин с большим будущим, и даже не потому, что нуждаюсь в твоей помощи для восстановления земель. Нет, дело в том, что я в тебя верю. Верю, что ты достоин наследовать мое искусство. Пускай мы недолго знакомы… Но я доверяю суждению Вероники, — добавил он после недолгой паузы.

— И как долго вы знакомы с Вероникой? — выпалил Брэндель на автомате, тут де пожалев о сказанном.

Слишком уж любопытно прозвучало, словно он какой-то сплетник досужий. Что ж, видимо, геймерские привычки отмирают с трудом, и на то, чтобы не вести себя не как на форуме, потребуется некоторое время — слишком мало времени он провел в этом мире, среди здешних людей.

Совершенно неожиданно Мефисто кивнул, не став возражать такой постановке вопроса:

— Герцогство Сазерденд испокон веков было частью Киррлутцской империи. Мы вместе учились в имперской академии, и Вероника жила в соседней комнате.

— Черт побери, да ладно! — вырвалось у Брэнделя.

Что ж, определенно над геймерской натурой еще предстояло поработать.

С другой стороны, такую сплетню кроме как сенсационной было не назвать. Подумать только: о Мефисто он знал лишь то, что тот — смертельный враг империи, много раз встречавшийся с Вероникой в бою, зато об их прошлом не знала ни единая геймерская душа!

Дальнейшие расспросы Мефисто решительно пресек, несмотря на явный интерес.

— Так вот, я спрашивал, когда ты выдвигаешь с армией.

— Даааа, иии…? — недоумевающе переспросил Брэндель.

Мефисто словно окаменел: на лице — ни единой эмоции.

— И проблемка твоя, на самом деле, не стоит и выеденного яйца. Здесь же аж два мага из Серебряного Альянса, Великий мастер Тулман, который, надо сказать, мне кое-что задолжал, и второй, как его там… Словом, вполне можно расчитывать на их помощь.

— Магия массовой телепортации! — воскликнул Брэндель, непроизвольно подпрыгнув.

Возможно, сама идея телепортации нескольких тысяч человек казалась несколько… безумной, но с несколькими сотнями определенно стоило попробовать. А остальная часть армии побыстрее выдвинется из Зеленой башни — вот вам и решение!

Он даже задержался с выступлением, чтобы правильно все организовать, но друидам явно не хватило ни сил, ни времени собрать нужное количество транспорта. Да и откуда взяться припасам, если они только что пережили нашествие волков?

Но стоило энтузиазму от неожиданно предложенного выхода пойти на спад, Брэндель засомневался и даже решил поделиться опасениями:

— Но Тулман — член Серебряного Альянса, и они поклялись не вмешиваться в дела простых смертных.

Мефисто просто прижал палец к губам и заговорчески подмигнул, словно намекая «А мы никому не расскажем».

Едва не уронил челюсть на пол.

«Обман?! Это же жульничество в чистом виде… Ну шельмец!»

Оставить комментарий