Том 3: Глава 231: Древесный город Часть 2

Опция "Закладки" ()

Раскинувшаяся во всех направлениях крона Мирового древа-2 словно не подчинялась воле ветра. Сочные зеленые листья не шевелились — лишь поражали количеством, словно дереву не меньше сотни лет. Солнечные лучи золотыми мечами пронзали крону и сплетались с ветвями. Одинокое, выросшее посреди пустоты, с лесом на почтительном расстоянии, оно так и излучало безмятежность.

Брэндель пригляделся к листве: по каждому листочку, словно вены по телу, бежали зеленые руны.

Молчаливая древность в центре магической формации.

Ромайнэ застыла с открытым ртом, словно пытаясь сказать «вау…». Скарлетт округлила глаза, но рот сумела удержать в закрытом состоянии. В ее взгляде читалось непомерное удивление, но не более того: в конце концов, после всего, что они с Брэнделем повидали в походе в Темный лес, ни на что кроме неожиданностей, она уже и не рассчитывала.

Медисса, как и подобает потомку Серебряной линии крови и благородной даме, держала себя в руках, хотя и у нее глаза сверкали интересом.

Фелаэрн оказалась единственной, кто сумел сохранить невозмутимость, ничем не выдав эмоций. Впрочем, за это ей скорее следовало благодарить свой характер и то, что формально она была не живым существом, а частью системы Плейнсволкера. Причем частью, просуществовавшей на этом свете намного дольше той же Медиссы, лишь недавно «посвященной в рыцари» путем помещения в карту. В конце концов, что такое мгновенно выросшее Мировое древо по сравнению с ее бессмертием?

— Б-Брэндель, та штука, что ты забросил в то отверстие — это что было… семечко? — первой заговорила, конечно же, Ромайнэ. Кому, как не ей, с ее неуемным любопытством, начать расспросы? Она не из тех, кто терзается неизвестностью, да и что толку гадать, если Брэндель опять сделал нечто исключительное?

— И как это дерево вылезло, видел?! А почему оно так быстро выросло? Брэндель, я что, сплю? Ну-ка ущипни меня! — стукнула она его по руке.

Тот пришел в себя и уставился на нее, прищурившись и гадая, о чем девчонка думает теперь. За ходом ее мысли было всегда трудно уследить, а поведение зачастую и вовсе не поддавалось пониманию: ну кто будет в разгар столкновения с немертвыми Мадара в Бучче любопытствовать, что те хотят — съесть их или как?

— Вау, Брэндель, удивительно! — продолжила она, не сводя с него любопытного взгляда.

— Господин, — обратилась вдруг Медисса. В ее взгляде засветилась догадка, но делать окончательные выводы эльфийка не спешила, — это дерево… это Мировое Древо из Петли Пассатов?

— Нет, не оно… — покачал головой Брэндель, окинув взглядом огромное дерево. К этому экземпляру пока скорее подходил эпитет «колоссальное».

«Да, напоминает — несомненно, ветви вон так же переплетены, и крона не меньше, чем в Вальхалле — но я бы скорее сказал, что это — мини-версия. Но форма-то, форма: это же самая настоящая крепость! В кроне — большая платформа, скрытая сверху в листве, полностью защищенная прочными ветвями от прострела… есть и поручни, чтобы карабкаться наверх, а на стенах — даже парапеты. С военной точки зрения — полноценная природная крепость».

— Какая красота, словно небольшой замок… — пробормотала наблюдательная Скарлетт, забывшись. На ум ей в это время пришли сказки о принцессах, спящих в лесной чаще в ожидании своего принца. Даже цвет листвы говорил в пользу сказочности этого дерева — где еще встретишь такую буйную зелень? Ей, с младых ногтей воевавшей и не видавшей ничего, кроме боев, настоящей дочери гор, до поры до времени не было дела до всей этой ерунды. Но с недавнего времени что-то изменилось.

«Вместо того, чтобы постоянно сражаться, сейчас я бы скорее осталась обычной девушкой, верящей и умеющей мечтать. Вот бы господин подарил мне замок… я бы жила там, прямо как принцесса…» — ударилась в мечтания она.

Ромайнэ, с другой стороны, развила бурную деятельность, начав кружить вокруг дерева и очевидно собираясь на него взобраться. Глаза у нее горели, словно при виде сундука с сокровищами.

— Брэндель, смотри, тут лестница! — воодушевленно воскликнула, показываясь из-за дерева.

И вправду: позади, скрытая от их глаз, у корней начиналась винтовая лестница. Обвивая ствол, она стремилась ввысь, словно приглашая гостей, или — кто знает — своего хозяина. Выглядела она неожиданно изящно и явно продуманно: высота ступенек — как раз для комфортного подъема, резьба и отделка — явно творение знающего свое дело мастера — словом, с первого взгляда понятно, что взобраться по ней не составит труда никому. К тому же, лестница манила наверх, будто приглашала, излучая тепло и уют, и вовсе не казалась ловушкой.

— Поднимемся? — часто-часто заморгала Ромайнэ, уморительно склонив голову на бок и сверкнув белоснежным лбом под упавшей на бок челки.

Брэндель задумчиво оглянулся на своих людей позади — старая игровая привычка, когда на групповых миссиях спрашиваешь остальных членов команды, хотя из «геймеров» в этом мире теперь был только он. Молчаливая принцесса Серебряных эльфов, весьма занудная, но исполнительная «секретарь» из эльфов Ветра, новоиспеченная «горничная», она же его тень — вторая близняшка, и преданная до конца Скарлетт. Ну и куда без Ромайнэ — она тоже поступит, как он скажет… наверное, если решит, что все серьезно… или что он именно то имел в виду, отдавая приказ.

«Старые привычки отмирают медленно», — с улыбкой покачал он головой.

Медисса, неверно его поняв, с легкой улыбкой попробовала «разубедить»:

— Мы, Серебряные эльфы, очень чувствительны к природе, и от этого дерева исходит тепло, причем не дружественное, а скорее… ощущение дома. Оно нас будто бы приглашает, не стоит волноваться.

— Да, я, по правде говоря, чувствую то же самое, — кивнул Брэндель, умолчав о главном: ему дерево казалось чем-то вроде существа, контролируемого городским ядром. Он чувствовал с ним связь и был почти уверен, что сможет им управлять — всем целиком, да даже этой винтовой лестницей.

«Расступитесь», — мысленно произнес он, проверяя теорию.

Сработало: на их глазах произошло чудо. С легким шелестом, слышным, наверное, только ему, висящая вдоль ствола лоза расступилась, втянувшись на ветви, словно живая, и спокойно на них улеглась.

— Ах ты! — испуганно подскочила Ромайнэ, поспешно шмыгнув к нему за спину.

— Вы можете им командовать? — удивилась Медисса.

Брэндель кивнул. Его и самого очень интересовало, что там, наверху, тем более, что он почти знал ответ. Если все так, их ждет нечто невероятное.

— Посмотрим, — быстро кивнул он.

Сгорали от любопытства буквально все, даже невозмутимая Фелаэрн.

А лоза вновь пришла в движение, собираясь в подобие ступеней, на вид прочных и очень удобных. Дерево словно приглашало, и грех было не воспользоваться его гостеприимством.

Довольно быстро все поднялись наверх, оказавшись в круглом дворике шагов сто в диаметре, надежно скрытом от посторонних глаз густой листвой. Даже больше, чем представлял Брэндель. Еще одним сюрпризом стала конструкция по центру. Казалось бы, откуда здесь взяться чему-то кроме дерева, но перед ними предстал самый настоящий каменный фонтан, установленный на каменных же плитах. Совсем небольшой, но полный чистейшей воды, и со сверкающей на дней галькой. С одной стороны нашлось место отгороженному залу под навесом, по стилю напоминающему эльфийские — сплошь деревянный, с поддерживающими высокую крышу изящными тонкими балками.

— Великий зал, прямо как у эльфов… — неверяще пробормотала Медисса при виде знакомого сооружения, прекрасно понимая, для чего оно предназначено.

— Это дерево… город — сосредоточение Маны?

— Боюсь, ты абсолютно права, — охнул Брэндель, словно огретый по голове чем-то тяжелым.

Поначалу можно было только подозревать, но при виде зала все встало на свои места. Ведь и сама Вальхалла тоже описывалась в игре как живой организм, город на дереве, не построенный, но выросший без человеческого участия. Листья защищали от непогоды, давая кров, а внутреннее обустройство облегчало оборону — это место казалось идеальным.

«Обалдеть как круто!»

Именно о таком «поместье» и мечтал Брэндель, а ни о каком-то там замке. И пускай его новая Вальхалла пока невелика — не больше тридцати метров в ширину — но очертаниями она уже напоминает волшебный город.

Попав внутрь зала, они быстро обнаружили вмурованный в колонну кристалл, излучающий проекцию всего города. Во внутреннем дворике ничего не было, но лестница впереди вела внутрь, в полость ствола, где образовалось порядком комнат, которые можно обжить или даже оставить под склады.

Из зала же вел проход вниз, в три комнаты прямо под ним, где их ждали три естественных бассейна с Маной. Для подпитки каждый соединялся с корнями дерева, что превращало их в бесконечные источники Маны. Некоторые называли их Гнездами Маны: в такие и вправду можно было помещать Гнезда, для выращивания всевозможных созданий. Другим применением могло стать создание кристаллов Маны или алхимическая лаборатория.

— Это что, целых три бассейна Маны? Получается, размером это сосредоточие должно быть с аркадный феод?! — пораженно воскликнула Медисса.

Некоторые механически повторили, не поняв ни слова, и уставились на эльфийскую принцессу.

Оставить комментарий