Том 3: Глава 237: Катакомбы

Опция "Закладки" ()

Вход в катакомбы нашелся почти в нижней точке долины. Из плотного кустарника едва выглядывало несколько сломанных колонн, настолько обвитых лозой, что казались обычными валунами, если не приглядываться, конечно.

Первым делом Брэндель осмотрел расчищенный наемниками проход и одобрительно кивнул. Ему и самому в прошлом, в самом начале игры, частенько приходилось рыть тоннели — весь физический труд в миссиях поручали военным профессиям. В итоге он поднаторел в махании лопатой и киркой, а заодно — набрался опыта, позволившего оценить работу профессионалов.

Скользнув взглядом по колоннам, он задумался:

«Какая глубокая коррозия…. Из чего же вы сделаны? И что за подобие орнамента — это слова или руны? Точно не киррлутцский и не эльфийский. Быть может, язык древних горцев? В конце концов, они обжили эти места задолго до короля Эрика и, если уж на то пошло, Серебряных эльфов. Если этот обломок истории окажется со времен Священной войны — гробница и вправду очень старая».

Брэндель включил систему на сетчатке, но вместо расшифровки всплыли лишь зеленые знаки вопроса. Увы, опыта в побочной профессии Ученого ему не хватало — вот она, цена притворства дворянином. Тогда казалось, что важнее всего выдать себя за знатного лорда, в развитие Ученого — пустая трата скилла.

Работавшие с Алистэром маги наколдовали несколько светящихся сфер, и в их свете группа направилась в темноту. Несмотря на то, что затхлые подземелья проветривались с момента начала раскопок, запах тлена не уходил. В тусклом освещении они продвигались все глубже, минуя все новые скелеты и обломки костей.

Наемники сообщили, что карту нашли в одной из погребальных ниш. Других карт Брэндель пока не улавливал, хотя та, что он держал в руке, излучала ману сильнее обычного.

Чувствуя, что «подпись» Маны усиливается, Брэндель двигался дальше. Сиэль не отставал ни на шаг, а Скарлетт с Джаной двигались на полшага позади.

Последняя не снимала руки с рукояти меча. Отражавшееся в ее изумрудных глазах тусклое сияние сфер создавало иллюзию, будто те горят огнем.

Запах разложения усиливался, заставляя всех дышать через раз. Ромайнэ крепко сжала руку Брэнделя, пытаясь успокоиться, но ее глаза светились живым интересом к происходящему, а головка непрерывно вертелась во все стороны, оценивая обстановку.

Поначалу преграждавшие путь кучи песчаника и обломки камней уже разобрали, явив миру загадочно сияющий рунными письменами барьер. По центру — плотный, по углам — чуть тоньше, на вид явно магический. Правда, непонятно как созданный.

— На барьер, говорите, натолкнулись? Этот? — спросил Брэндель.

— Да, господин, и, как ни странно, сколько мы ни пытались его убрать — никакого результата! — поспешил ответить Алистэр.

«Неудивительно. Кристальный барьер Хаоса, заклинание Шестого круга, сотворенное магом не слабее 40 уровня. Странно было бы, если бы у вас что-то вышло».

— Сможешь снять? — спросил он Сиэля уже вслух.

— Легко, — расслабленно протянул тот, — сейчас?

Ответный кивок — и маг вытянул руку вперед, слегка прикоснувшись к барьеру, и приступил к чтению заклинания. По центру, где его пальцы касались барьера, тут же образовалась стремительно растущая черная дыра. Несколько секунд — и барьера не стало.

На мгновение наступила тишина.

— Простенькая задачка: заклинатель — маг Шестого круга, не больше, — прокомментировал Сиэль.

Сам он сейчас находился на Седьмом, и по силе эти два круга отличались как небо и земля.

— Мне показалось или заклинание служило не для защиты, а для запечатывания? — предположил Брэндель.

— С чего вдруг? — не понял Сиэль.

— Кристальный барьер Хаоса — мощное защитное заклинание. Это поставили, чтобы никто не проник внутрь. Обычно такие защищают именно гробницы или нечто опасное.

Сиэль явно не был в курсе, сколько подземелий и гробниц Брэндель повидал на своем веку.

— Откуда такая осведомленность в подобных заклинаниях, господин?

— Ну я же горный рыцарь — из Карсука, естественно, — невозмутимо напомнил Брэндель.

В этот раз с трудом сдержался уже Сиэль, прекрасно знавший, что тот ни разу не рыцарь и даже не маг.

Зато остальные охотно поверили. Кому как не рыцарю-дворянину полагается сквайр-волшебник, и кому как не Высокогорному рыцарю обладать настолько обширными знаниями о магии и заклинаниях?

Дальше Брэндель вышел вперед, немного оторвавшись от отряда, и в этот раз он двигался намного осторожнее. Защитный барьер — штука непростая сама по себе, а то, что он запечатывает что-то ждущее впереди, означает, что там притаилась опасность.

«Обычно такие барьеры означают и то, что место полностью не исследовано, остались какие-то загадки. В Ауине почти не осталось запечатанных духов, а самые неприятные, насколько я знаю, в Ампер Сеале, и тоже в катакомбах… Что-то мне подсказывает, что нас ждут грандиозные неприятности».

За барьером оказался гигантский погребальный зал. Подпирая едва освещенный темный свод, десять монолитных колонн образовывали нечто вроде молчаливого круга с нагромождением гробов по центру. Еще больше расположилось в нишах по стенам.

«Как пыльно, по всем закоулкам нетронутая паутина… Хотя поначалу это место явно использовалось по назначению, а позднее его, видимо, „законсервировали“. Хммм… По варварской традиции здесь похоронены люди статусом повыше, чем снаружи».

Проверка на присутствие Маны выдала четыре источника, но ни одной Карты.

Ладно, не карты — так шерсти клок, даже в низкоуровневых подземельях обычно есть поживиться. Указав ученикам магов на четыре слегка светящиеся источника Маны, он собрался дождаться окончания поисков, но тут один из них опрокинул вазу.

Повсюду разнесся усиленный эхом премерзкий скрежет.

Еще пара мгновений — и крышки гробов зашевелились, расползаясь по сторонам, и оттуда показались темные фигуры.

— Зомби! — испуганно выкрикнул один из магов-учеников, заметно побледнев.

Точнее, не зомби, а могильные гули, мутанты 27 уровня, по силе близкие к Серебряному рангу с неприятной особенностью: убитые ими превращались в нежить. Что-то наподобие главной боевой единицы противника в низкоуровневых подземельях.

Явно не разделяя страха испуганно жмущихся друг к другу учеников, Брэндель попытался припомнить свое первое приключение в подобном месте. Подземелья и гробницы в игре с самого начала прорисовывали на славу, порой даже слишком реалистично: некоторые из его друзей при виде этих тварей ни на шутку струхнули и дали стрекача.

Припомнив их сверкающие пятки, Брэндель хихикнул. Сиэль воспринял это на свой счет и надулся: эти недоучки — можно сказать, его подчиненные, и получается, что именно его сейчас обвиняют в их бестолковости!

— Что за паника?! — не выдержав, рявкнул маг, — что застыли и вопим, смерть призываете?!

К моменту, когда ученики кое-как очнулись от ступора, гули уже вскарабкались по колоннам и рассыпались по сводчатому потолку. Тусклого света сфер не хватало на всю площадь, так что твари успешно избегали взглядов, прячась в тени.

Почти одновременно вверх полетели Воздушная стена, Каменная броня, Водяной щит и Барьер отражений.

— Сферы! Больше сфер к потолку! — первым сообразил Алистэр.

К потолку мгновенно взмыло еще несколько поспешно сотворенных сфер. Могильные гули обожали устраивать засады и нападать из темных углов, а открытые освещенные пространства ненавидели. Раздался протестующий вой: внезапная иллюминация их разозлила.

— Шесть… Семь… Восемь! Их восемь!

Ученики тут же бросились творить заклинания, но гули двигались слишком быстро, не давая как следует прицелиться. Часть обрушилась на группу людей сверху, внося сумятицу и раскидывая их по сторонам. Острые клыки и когти, к счастью, не нанесли вреда — их пока сдерживала магическая защита.

Под сводами раздались испуганные крики.

Окинув эту суматоху гневным взглядом, Скарлетт метнула копье, разом пригвоздив троих гулей к стене, а Джана уже бежала в гущу боя, собираясь помочь избавиться от остальных. Для крепкого середнячка Серебряного ранга вроде нее такая нежить не представляла серьезной угрозы, и уже несколько секунд спустя ее меч направо и налево разил гулей, сбрасывая их с перепуганных магов.

Последние две твари поспешно отступили, но воодушевленные ученики Сиэля не собирались их упускать. Вслед полетели разноцветные лучи заклинаний: лед, пламя, электричество и магические стрелы не оставили монстрам ни шанса.

От такого фейерверка даже Брэндель удивленно приоткрыл рот.

Сиэль вытер пот со лба: ладно, похоже, его парни не подвели.

Быстро разгоревшийся бой столь же быстро закончился: от поднявшихся следом за гулями хилых скелетов избавились еще быстрее.

Брэндель ностальгировал: как же трудно ему пришлось с такой вот примитивной тварью в первый раз в этом мире! Зато сейчас — совсем другое дело: теперь и слабейший из его бойцов спокойно избавится от всех разом.

Стоило заварушке сойти на нет, поиски продолжились, и даже весьма успешно. Правда, не для уровня Брэнделя: в тайниках обнаружилось лишь четыре талисмана. Ничего особенного, из тех, что по силам обычному алхимику, так что находки достались ученикам, к их величайшему восторгу.

Порадовала только последняя: магический меч, к удивлению Брэнделя — крайне редкого красного цвета, с сияющим словно драгоценным камень клинком, усыпанным рунами и рукоятью с парой огненных воронов. С первого взгляда понятно, что им досталось редкое сокровище.

«Язык Огненного ворона что ли? Всего на уровень ниже „Легендарного“! К тому же, выдает что-то вроде заклинания огненной плетки — невероятная редкость для начала игры!»

Брэндель перехватил меч с рукояти на клинок и протянул его Джане.

— Господин? — немного озадаченно переспросила та.

Недоумение продлилось ровно до момента, когда ее руки коснулись рукояти. На рынке встречалось полно низкоуровневых магических мечей — она и сама порядком таких перепробовала — но все они и в подметки не годились этому оружию. Брэнделю с его Гальран Гайей, конечно, от него пользы никакой, но почему бы не отдать меч кому-то из ближнего круга?

Подарок оказался по-настоящему неожиданным, тем более врученный вот так, мгновенно и без малейших колебаний. Нежно проведя по клинку пальцами, Джана полюбовалась прекрасной работой: вещица не могла оставить равнодушным ни одного фехтовальщика.

— Милорд, благодарю, буду хранить как самое дорогое сокровище, — как никогда торжественно пообещала она.

Сам Брэндель особенно не задумывался о своем поступке: ему и этот меч, и прочие «Латунные» оружия уже казались обычными артефактами. Естественно, меч лучше подарить — так почему не Джане? Да будь он даже «легендарным» –без колебаний отдал бы и его, раз уж так подошел.

Вскоре к ним присоединился один из магов-учеников, отправленный на разведку:

— Господин, впереди еще помещение! — доложил он, едва переведя дух.

Сиэль неодобрительно цокнул языком и отвернулся, притворившись, что не видит этого неудачника. Ну что за материал такой — утомляются мгновенно, каждый бой как последний — наверное, надо было их муштровать посильнее… Решение пришло мгновенно: как только вернется в город — возьмется за них всерьез.

— Помещение, говоришь? — переспросил Брэндель, не обращая внимания на взмыленный вид парня.

В первый свой поход в подземелье он, помнится, пребывал в намного худшей форме, и сейчас вполне сочувствовал носящимся потерянными зайчиками новобранцам.

— Да, мы все проверили, и оттуда проходов уже нет, дальше все, г-господин!

— Что «все», конец катакомбам? — немного удивился Брэндель.

«Странно, вот бы не подумал, то они окажутся такими мелкими… Ладно, в игре мини-подземелий тоже хватало. В конце концов, это же катакомбы, а не бесконечный лабиринт».

Самыми большими в игре считались катакомбы Ампер Сеале — вот их прохождение любой мог смело записывать себе в достижения.

— И что там внутри?

— Большущий гроб и много, очень много карт из тех, что вы ищете.

Оставить комментарий