Том 3: Глава 267: Посвящение в Cвященные рыцари Часть 1

Опция "Закладки" ()

Брэндель и сам понимал, что будет нелегко: это дворянское собрание обещало стать скорее не советом, а местом, где будут сделаны окончательные ставки и заключены союзы. Любой его участник стоял на самом верху в иерархии власти в Ауине.

Шесть герцогов — Аррек, Зайфер, Корвадо, Виейро, Карсук и Гринуар, два лорда Крепости Мечей — командующий Белогривых маркиз Балта и кузен короля маркиз Йокам, и это не считая пяти графов, двух архиепископов Собора Святого Пламени и представителей торговой гильдии Ампер Сеале. Вход на такое сборище без влияния и власти не купишь даже за деньги.

К счастью для Брэнделя назначено оно было не на завтра, а аж на следующую неделю, так что у Сью оставалось время попытаться найти способ попасть внутрь, а у него — заняться более срочными делами. Разместив на постоялом дворе всех Белых львов, он отправился в город в компании Амандины и Скарлетт.

Экипаж высадил их напротив построенного в 227 году первой эры, то есть больше века назад, собора Андерла. Строительство обеспечили материалами местные купцы, а архитектуру доверили мастеру Рогнингу, который превратил собор в главную городскую достопримечательность. Овальной формы, с бессчетными колоннами внутри и главными воротами в форме наконечников стрел, он воплощал собой божественную мощь.

Шагах в ста двадцати от площади прямо из брусчатки бил природный гейзер, а проезд был навсегда перекрыт. В основном — чтобы дать гостям города возможность насладиться великолепным зрелищем.

В этом соборе, единственном во всем Ауине, производили в рыцари Святого собора, но если первый ранг, Паладина, получали все пробудившие силу Элемента, второй, Священного рыцаря, оставался недоступным для простых смертных.

Поначалу ими могли стать лишь монахи Собора Святого Пламени, но позднее возможность получили и дворяне. В игре для посвящения в Священные рыцари нужно было выполнить два условия: доказать чистоту сердца и следовать пути короля Пламени. Последнее легко достигалось прокачкой знаний в области религии (по киррлутцкой шкале), но с первым все обстояло сложнее: нужна было собственноручно написанная рекомендация главы дворянского семейства.

Брэндель обзавелся письмом от Тулмана — после Волчьего бедствия это не составило труда — так что, раз уж представилась такая возможность, первым делом он решил заполучить ранг.

На самом деле старик написал для него целых два письма, и второе, приглашение посетить в любой момент, вручил с хитрющей ухмылкой, сопроводив недвусмысленным намеком, что воспользоваться им можно будет только при крайней необходимости.

Ничуть не удивленный тем, что Тулман не доволен тем, как его по сути обманом втянули в битву, Брэндель лишь неловко улыбнулся, но письмо принял. Строго говоря, у него не было выбора, и пришлось — нет, не солгать, а покривить душой — а как иначе объяснишь, зачем начинать войну за Скрижали раньше времени?

Официальную рекомендацию он передал стражникам у ворот собора. Даже к простым часовым здесь предъявляли строгие требования к благородству происхождения, так что важность этой бумаги они поняли сразу. Не смея задерживать посетителей, один из них кратко расспросил о цели визита и провел его со спутницами в монастырскую часть, к месту отдыха священнослужителей. Даже сам не будучи простолюдином, он прямо-таки физически ощущал, насколько высок их ранг. Ауру настолько сильного воина как у Скарлетт, уже не скроешь, равно как и благородное происхождение Амандины.

По тому принципу Брэндель и выбрал себе спутниц — других причин не было. В их окружении, да еще и с Золотым рангом, его собственное благородное происхождение не требовало доказательств, а свиток с серебряной печатью устранял последние сомнения.

Внутри собор Андерла был разделен надвое: доступный большинству для молитв основной собор и дальний зал, и еще в игре Брэндель успел побывать и там, и там. В закрытых для посещений помещениях проживали, тренировались в трех отдельных залах и медитировали местные рыцари. Как раз в зале для медитации и происходило классовое восхождение.

Сам процесс посвящения в Священные рыцари был на удивление прост: требовалась лишь церемониальная чаша со святой водой и присутствие опытного сановника, в зависимости от ранга которого посвящаемый получал несколько благословений. Чем выше ранг — тем сильнее благословение, эквивалентное в этом мире переходу на новый ранг.

Многих такая перспектива прельщала, отсюда — многочисленные попытки подкупа служителей Собора в надежде заполучить для своего отпрыска на ритуал епископа рангом повыше — но всему был предел: благословления одного из двух архиепископов не удостаивался никто, во избежание коррупции в высшем эшелоне.

Сегодня им навстречу вышел неприметный пожилой епископ, но стоило Брэнделю приглядеться — у него задергался глаз. Старик стоял буквально на ранг ниже архиепископа, того же Аммана или Вуда!

«Надо же, каким влиянием и уважением пользуется Тулман… даже в самом Соборе».

Стражник с почтительным поклоном что-то прошептал епископу на ухо, и, судя по мелькнувшему у того на лице подозрению, Брэндель решил, что это — его краткая биография. Быстренько преподнеся письмо с рекомендациями, он развеял сомнения, но полного доверия сановника так и не дождался.

По правде говоря, сведений о маге было немного: когда-то поддержал придворного Великого мастера Флитвуда, но уже давно покинул двор, и почти не появляется на дворянских собраниях, но имя его до сих пор произносили с почтением.

Официальная его биография гласила, что Тулман родился в Ауине, без уточнений региона, и лишь немногие знали, что он из Буги, где в свое время получили благословения все четверо Мудрецов. Причина, по которой маги Буги сохранили огромную силу и влияние, крылась в том, что они ни разу не вступали в противостояние четырех Соборов, неизменно сохраняя нейтралитет.

— Позволите осведомиться, какие отношения связывают вас с Великим мастером Тулманом? — настороженно осведомился епископ.

Повод осторожничать у него был: о Тулмане многие годы не было вестей, а тут вдруг какой-то молодой человек является с его рекомендацией и намерением стать Священным рыцарем? Содержание письма устраивало, но хотелось собрать побольше информации.

— Личных связей с Великим мастером у меня нет, но он многие годы общается с моей семьей, — ограничился Брэндель кратким ответом, понимая, что никто не отправится это проверять, а даже если — старик его, скорее всего, прикроет.

Епископ понимающе кивнул. Хитросплетения отношений благородных семейств уходили корнями в века и отличались такой запутанностью, что почти никто о них не распространялся, так что не было смысла настаивать на подробностях. В конечном счете, от него требовалось всего лишь проверить письмо на подлинность, что уже сделано, и поднять ранг — а не принять в лоно Святого Собора его подателя.

— Судя по написанному Великим мастером Тулманом, архиепископ должен лично провести вашу церемонию, — продолжил епископ, убирая письмо, — но его, к сожалению, нет на месте. Не могли бы вы зайти чуть позже?

От прозвучавшего стражник переменился в лице. Скольких известных и знатных людей ни прибывало в Ауин, сколько раз они ни обивали архиепископские пороги — никто за последний десяток лет так и не удостоился чести личного посвящения. Последний раз архиепископ лично провел ритуал, почтив предсмертную волю предшественника короля Оберга, причем с целью навести мосты между Собором и Ауином, и чести тогда удостоился главнокомандующий.

Услышанное заставило его посмотреть на Брэнделя новыми глазами.

«Плохо. Очень плохо и очень шумно!» — вовсе не обрадовался такому вниманию явившийся сюда по-тихому подняться в ранге Брэндель, — «… к черту халяву, не могли кого помельче дать?!»

Он уже двадцать раз пожалел, что обратился за рекомендациями именно к Тулману. Да проведи Вуд его церемонию — к завтрашнему утру об этом будет судачить уже весь город, а все кому не лень примутся выяснять, кто он такой! Ну, а в способность хранить такие секреты Брэндель не верил ни секунды — не людской это природе.

Пока что его основным преимуществом оставался покров тайны, в отличие от стоящего в лучах софитов противника, но если так пойдет и дальше — можно смело возвращаться в Трентайм. Чтобы сам архиепископ стал помогать бунтовщику — да тут и доброе имя Тулмана, и репутация всего Собора окажутся под угрозой! От одной мысли о последствиях Брэндель поежился.

Но, видимо, в тот день Марша всемогущая к нему благоволила, и самого Вуда не оказалось на месте.

— Что вы, что вы, не стоит! — поспешил замахать руками Брэндель, — я лишь мечтаю следовать по пути Пламени, и неважно, кто проведет мою церемонию!

— Неплохо, — сверкнул глазами старый епископ, согласно кивая, — в наши дни такие юноши как вы — редкость, в отличие от всех этих… Что ж, раз так — позвольте провести вашу церемонию, — после чего, добавил, окинув взглядом Амандину со Скарлетт, — только вашим спутницам присутствовать нельзя. Подождете нас здесь?

— Конечно, — заверил Брэндель.

Оставить комментарий