Том 3: Глава 269: Поcвящение в Священные рыцари Часть 3

Опция "Закладки" ()

Появление Вуда шокировало епископа. Тут же остановив церемонию, он поднял вопросительный взгляд на старшего по званию.

— Епископ Зойя, у меня есть к этому юноше вопрос. Не возражаете оставить нас наедине? — не терпящим возражений тоном обратился тот, не сводя взгляда с Брэнделя.

На мгновение поколебавшись, пожилой епископ все же с поклоном согласился:

— Конечно, как пожелаете, господин архиепископ.

Про себя он в это время гадал, что же их связывает за секрет, но поскольку формально его это не касалось, оставалось лишь выйти за дверь.

Архиепископ молчал, так и не сводя с Брэнделя испытующего взгляда.

«Плохо дело. Раз сам лично явился — не думаю, что пригласить на чашку чая».

— Брэндель, не так ли? — заговорил тот наконец, сразу давая понять, что в Ауине есть он и все остальные, чернь и серая масса.

— А? — непонимающе поднял голову Брэндель.

— Понятно, настороже, и вполне достоверно изображаешь, но я уже обо всем в курсе, спасибо Тулману, — и тут внезапно суровое лицо архиепископа озарила лукавая улыбка, — он разве не рассказывал, что мы с ним — старые приятели?

Брэндель все так же настороженно молчал, но молчание это нельзя было затягивать: какой смысл, раз старик уже все знает? Откровенно говоря, над ним издевались, и это пугало.

«Срань господня! Как я мог забыть, что они еще в Киррлутце познакомились? Пускай Тулман и ушел в подполье, но это не значит, что он еще и все связи оборвал. Да они наверняка так и состояли в переписке!»

Отношение Тулмана одновременно давало надежду и пугало: после встречи в Петле Пассатов они, конечно, расстались с хорошим впечатлением друг о друге, но…

«Я же только рекомендацию просил — кто ж мог подумать, что старик ради меня поднимет такие связи?! Да мне пары строк хватило бы, — зачем просить друга об услуге ради такой мелкой сошки как я? Слишком уж хорошо, чтобы быть правдой…»

Но не успел Брэндель понять, какие этих двоих на самом деле связывают отношения, и при чем тут он, Вуд, словно прочитав его мысли, заверил:

— Ты бы сильно не волновался на этот счет. Моему другу ты пришелся по душе — настолько, что он впервые за много лет после возвращения в это королевство выглядел полным энтузиазма. Знаешь, что он мне сказал?

Очевидно, Брэндель не знал, но сильно любопытствовал. С какой стати великий маг, по сути лидер Серебряного Альянса, так к нему расположился, а главное — что ему за это будет.

— Не знаю, архиепископ, — ответил он просто, поднимая на Вуда кристально честный взгляд.

Настал черед Вуда удивляться:

— Молодой человек, раз вы явно знаете, кто я такой, неужели вы решили что я, полномочный представитель Собора Святого Пламени, могу вас, бунтовщика, отпустить?

Говоря все это он приосанился, так и излучая достоинство, карающую справедливость и непоколебимую уверенность в собственной правоте. Выглядело, конечно, зрелищно и показательно — обычный человек от такого бы со страху в штаны наложил — но с Брэнделем вышла заминка.

— Понятия не имею, но полагаю, причина есть, раз уж вы решили потратить на меня время? — бесстрашно продолжил тот.

— Мой друг считает, что ты — ключ к спасению Ауина, способный вытащить его из этого болота.

Брэндель вздрогнул. Такого ответа он явно не ожидал.

С трудом переведя дух, он набирался храбрости ответить, но пока не знал, как: не хотелось показаться высокомерным.

«Не думаю, что с момента… перерождения сделал хоть что-то, что могло бы повлиять на историю, изменить исход по сравнению с игрой. Если что и делал — то только для себя, вел себя как эгоист, и сейчас чувствую вину… Даже если моей вины в будущих событиях и нет — надо попытаться исправить ошибки. Пускай мне многое известно, но пока что я ровным счетом ничего не добился, а пора бы и начать. Нужно сделать все зависящее…

Потому я сейчас и здесь, и первый шаг — попытаться выйти на связь с принцессой».

Пока что их разделяла если не пропасть, то туман с туманными же перспективами быть развеянным. Пока он действовал крайне осторожно, буквально по шажку, но сейчас настало время рисковать. Раз нашелся кто-то, хоть один-единственный голос, который сказал это вслух — нельзя не оправдать такие ожидания.

Тем более, что принадлежит этот голос не простому человеку, а лидеру Серебряного Альянса, величайшему ученому Ауина и почитаемому магу, сильнее которого поискать. Вряд ли такие как он бросают слова на ветер.

В итоге так и не найдя подходящих слов, Брэндель все хранил молчание, хоть и понимая, что оно затянулось.

С другой стороны, к кому прислушиваться, если не к Тулману? Вполне может статься, что острому взору великого мага что-то в нем и открылось, но он не мог не опасаться, что может и не оправдать ожиданий. Одно точно: оспаривать слова Тулмана — небывалое неуважение. Наконец он кивнул:

— Думаю, любой молодой гражданин не может не ненавидеть происходящее сейчас в королевстве… как оно загнивает. Наверняка я не один: есть еще сражающиеся, не может не быть! А я делал и продолжу делать, что могу.

— А все, что ты натворил в Трентайме — это и есть то самое «что могу»?

Брэндель снова кивнул.

Приблизившись, Вуд знаком дал ему понять, чтобы встал на колени, и продолжил:

— Ты в курсе угрозы с севера? Зверолюды-львы, слышал о них?

До Брэнделя не сразу дошло, что церемония его посвящения в рыцари уже началась, да и мотивы архиепископа были неясны. В игре его прозвали «Железной маской» за непоколебимую верность Собору и его целям, и множество праведных поступков во имя веры. Геймеры его уважали.

Вздрогнув, Брэндель собрался и быстро встал на колени.

«Пусть так, а если все раскроется — что-нибудь придумаю! Возможность настолько редкая, что не стоит отказываться, поплыву по течению!»

— Понимаю, — прошептал он, склоняя голову.

— Собор Святого Пламени не допустит беспорядков в Ауине, ни в какой форме.

С этими словами архиепископ положил руку ему на плечо и нараспев произнес:

— Именем Короля Пламени Гателя, клянешься ли ты не посрамить его имя? Не помнить лишь прошлые победы, а хранить верность его духу и следовать заветам? Клянешься с честью нести и передать следующим поколениям его наследие, веру и честь и чтить их до самой смерти?

— Клянусь.

Волнения у зверолюдов Брэнделя не беспокоили, тем более, что он уже знал, чем там все кончится, но нашелся другой повод для волнения — сами слова архиепископа. Он дал обет придерживаться морального кодекса далекого прошлого и буквально следовать давно позабытым клятвам со страниц летописей.

— Тогда требую: не смей изменять идеалам, что бы ни случилось! А нарушив этот обет хоть раз — помни, не смей отступать, не смей забывать, вернись на путь истины!

— Клянусь.

И тут в наступившей тишине в зале для медитации началось землетрясение. Уже произнося «клянусь» в первый раз Брэндель почувствовал, что под сводами копится какая-то сила. Потусторонняя, словно из другого измерения, она волной ворвалась в его тело, неся с собой просвещение… Точнее — силу Священного Рыцаря.

[Уведомление системы:

— Получена новая профессия, Священный Рыцарь.

— Получен новый навык: «Приветствие при встрече»

— Получен новый навык: «Кровь Солнца»

— Получен новый навык: «Корона Шипов»]

«Благословение архиепископа — это нечто! Разом плюс пятнадцать уровней и профессия! И навыки: первый — не нужно представляться, теперь сразу понятно, кто я, а другие два — и вовсе ключевые!»

Оставить комментарий