Том 3: Глава 278: Захват

Опция "Закладки" ()

За шестнадцать проработанных в этом особняке лет Боуэн успел понять, насколько здешняя охрана далека от совершенства, и с самого начала ожидал, что знатный арендатор вряд ли станет полагаться на них. А раз он приведет своих людей — тем лучше для нег: ему-то останется только заниматься привычными делами и не вмешиваться. Особых карьерных амбиций он не имел, и просто хотел зарабатывать на жизнь. К счастью, в пригородах Ампер Сеале цены были много ниже, чем в центре, так что иногда можно было себе позволить и чарку-другую горного самогона. Почему бы и нет, в свободное-то время? Да даже если и не в свободное: сейчас-то и вовсе можно прямо на работе! А что, за дворянскими-то конями следят отдельные люди, а его, Боуэна, работа сейчас буквально приглядывать за стойлами, когда больше никого нет.

Как раз и этой ночью: в принципе, можно бы и вовсе затаиться, но при виде возвращающихся рыцарей арендатора он зачем-то поспешно вытер губы, припрятал початую флягу и вскочил на ноги. Много пить он не смел: пойми кто, что он пьян — можно и работы лишиться. Хоть в Ампер Сеале с этим проблем нет, но какое может быть сравнение с нынешним щедро оплачиваемым бездельем?

Не смея поднять головы на целого рыцаря, он лишь поспешно склонился и замер в этой позе.

Рыцари его как обычно проигнорировали, отправившись прямиком в стойла.

«Вот ведь грубияны, одно и тоже, хоть бы раз удосужились …»

Последовавшие далее мысли оказались абсолютно непечатными: своим главным талантом, искусством брани, он овладел в совершенстве едва ли еще в материнском чреве.

Но все изменил презрительный женский хмык.

Боуэн немного опешил. За годы работы охранником, а по сути — сторожем, он обзавелся как минимум бдительностью, и сейчас сразу же почувствовал неладное. Но среагировать не успел: горло уже почувствовало холод металла. Клинок!

«Я что, умер? Что…. Прямо-таки принцесса!»

Ощущая, как почти остановилось сердце, он мигом покрылся холодным потом и задрожал. Невероятной красоты лицо прямо напротив скривилось в недовольной гримаске.

— Кто разрешал на меня смотреть, недостойный? — голосом на миллион Тор провозгласила Андреа.

Решив, что эта знатная дама отличается непростым характером, Боуэн лишь опустил взгляд. К счастью для него Брэндель быстренько остановил вампиршу, со вздохом покачав головой.

Ответа на вопрос, какой смысл в этом действии, у него не было, но вампиры, как известно, обожают бессмысленные поступки. Понятно же, что местные сторожа — такие себе охранники, но все равно надо зачем-то накинуться и угрожать, хотя намного проще сразу внушить что надо…

Ответив решительным взглядом, Андреа подняла подбородок несчастного пальчиком. Его взгляд почти сражу же опустел: все вампиры прекрасно умели зачаровывать, хоть в случае с Андреа и вышло небольшое исключение. Как выяснилось, они намного лучше управлялась с проклятиями и черной магией, а внушение недолюбливали. Хотя с простым гипнозом кого-то даже не дотягивающего до Железного ранга справилась и она.

Брэндель в очередной раз закатил глаза: а что, сразу зачаровать было нельзя? Какой смысл устраивать кошки-мышки? Эх, а ему-то казалось, что Андреа не переносит все эти глупости… Ан нет, туда же.

«Погоди-ка, если так подумать… зато у Морфея-то всех этих замашек нет! Ведет себя совсем не как другие вампиры, даже, можно сказать, сама невинность… Можно сказать, очаровательная…»

— Прикажи-ка ему постучаться с парадного входа… — со вздохом безразлично выдал Брэндель, — и пусть скажет, что бейнольдский конь, тот, о котором говорил Андеко, как-то плохо выглядит, и лучше бы им поднять задницы да самим посмотреть, и поживее.

Про себя он в очередной раз посетовал на богатство чертовых знатных засранцев. Боевых коней Бейнольдской породы разводили на севере Киррлутца и на границе с Гласом, то есть за тысячи миль отсюда. Мало того, что сами они стоили доброе состояние, так еще и доставка: даже до соседней страны довезти — и цена удвоится, не говоря уже об отдаленном Ауине! В наличии у любого дворянина коня какого-нибудь вычурного скакуна не было ничего необычного, не говоря уже о графе, так что при виде одной из самых дорогих пород в здешнем стойле он даже не сильно удивился.

Андреа тихонько хмыкнула. Андеко звали одного из пойманных патрульных — тех, которых они связали, заткнули кляпами рты и бросили в лесу.

— Слышал? — надменно переспросила вампирша, даже не удосужившись повторить.

Зачарованный и не думал сопротивляться — лишь с энтузиазмом закивал.

— А он точно сможет изобразить? С таким-то пустым лицом… — переспросил Брэндель для перестраховки, — они там ничего не заподозрят?

В игре он, конечно, насмотрелся разных заклинаний в действии, но… мало ли, как оно выглядит в реальной жизни?

— Хммм, вообще-то он так себя ведет только когда рядом со мной — способен только выполнять указания. Но стоит остаться одному — вернется к привычному поведению! — отчеканила Андреа, словно перед ней невежественный крестьянин.

Брэндель всегда отличался любознательностью, да и привычка ради дела находить общий язык с любыми Нпс никуда не делась, так что он не имел ровным счетом ничего против ее манер.

— Вот ведь жуть: получается, мы даже сами в себе не можем быть уверенны… Вдруг и среди нас кто-то зачарован? — задумчиво протянул он.

— Не все так просто, — метнула в него острый взгляд снизу вверх Андреа, — хммм, странно: на тебя такие трюки уже не должны действовать. Не чувствуешь ничего странного в его речи? Любой более-менее стоящий маг должен с первого взгляда обнаружить гипноз… да даже ученики могут, но только с дополнительным заклинанием! И еще один признак: приказы должны быть простыми, иначе возможны… неожиданности. Например, знакомые заметят что-то неладное… Но, как я уже сказала, все-таки это так, трюк, а не…

— Трюк?!

— Заговор-то на самом деле слабенький: я вообще утрудилась его выучить только из интереса… Любому начиная с Серебряного ранга не составит труда устоять — силы воли вполне хватит.

Наконец-то Брэндель получил ответы на все вопросы. Сторож к тому времени уже ушел, а от конюшни до особняка рукой подать. Шагов сто — с его Золотым рангом и упавшую булавку слышно — так что он, можно сказать, подслушивал лично.

Боуэн подошел к ведущей в кухню задней двери и постучал. Видимо, на третий стук ему открыли — послышался раздраженный голос:

— Что еще?

Открывшего он узнал: один из рыцарей арендатора-дворянина. Правда, видел он его всего раз, да и не общался лично, так что оставалось только низко поклониться и пролепетать:

— Бейнольдский жеребец, о котором говорил Андеко… С ним что-то явно не то… Позовите кого-нибудь, пусть поднимут задницы да посмотрят, и побыстрее.

Незаинтересованный тон Брэнделя он скопировал в точности, да и реплику повторил прямо-таки с девяностопроцентной точностью. Едва не подавившись слюной, Брэндель недовольно скосил взгляд на застывшую в фейспалме Андреа.

— Идиоооот! — выдавила она наконец, яростно раздувая ноздри. И, кажется, даже слегка покраснела от смущения за идиота-слугу.

Но, надо отдать ей должное, в итоге сумела собраться и коротко бросила:

— Туйёз!

— Это что сейчас было?

— Ничего особенного… Заклинание, заставляющее людей верить в ложь: любая ерунда начинает казаться правдоподобной. Ведьмовское — тебе, похоже, их колдовство нравится — но эффект не то чтобы… Остается только надеяться и ждать.

Брэндель обернулся на спутников: все застыли, готовые в любой момент броситься в бой, а Сиэль даже достал гримуар. Все нервно косились на дверь, но рыцарь, похоже, и вправду купился и не заметил в его словах ничего подозрительного.

— Чтоооо?! Что этот дурень Андеко сделал? Загубил лордова коня, а теперь и нас пытается притянуть?! — взревел он во весь голос.

Все до единого в имении, естественно, знали, что конь принадлежал лично графу, а его свита — еще и то, что он был его главным любимцем.

Быстро открыв дверь, рыцарь огляделся и рявкнул:

— Держи язык за зубами и пока никому об этом! Жди, пока я схожу-посмотрю!

Боуэн поспешно кивнул.

Все еще не замечая ничего подозрительного, рыцарь схватил кинжал и выбежал в сторону конюшен, даже не прихватив остальную амуницию.

И, стоило зайти внутрь, получил приставленный к горлу меч.

— Чт-то? — недоуменно пробормотал он, не сразу разглядев в темноте Брэнделя и остальных, к тому моменту уже избавившихся от маскировки.

И, конечно же, решил поднять тревогу криком. Впрочем, тут же усилившийся нажим холодной стали заставил его передумать: все слова мигом застряли в горле.

— Кто вы такие? И где Андеко? Вы знаете, с кем связались? — спросил рыцарь надтреснутым голосом, наконец-то поняв, что происходит.

— Завязывай, — отрезал Брэндель, дав отмашку Морфею его придержать, — выбора у тебя всего два: либо проводишь нас в особняк, либо… ну ты понял.

Естественно, понял: на смену бледности пришел нездоровый румянец, а следом — нездоровый пепельно-серый.

— Просто так запустить всех внутрь я не смогу, — решился он после секундного колебания, — нужен предлог, а иначе моя жизнь ничего не будет стоить: с таким же успехом можете убить меня на месте.

— Хорошо соображаешь, — похвалил Брэндель, — а предлог простой, он у тебя уже есть.

— Есть? — непонимающе заморгал тот, но почти сразу же сообразил, что к чему и хмуро добавил, — тогда обещаете сохранить мне жизнь?

Брэндель не сходя с места поклялся Матерью Маршой: намерения убивать в этой вылазке у него точно не было. В лучшем случае они должны были просто и главное — тихо захватить графа, ведь даже капля пролитой крови привела бы к хаосу. Открытое нападение на дворянина, прибывшего на собрание, да еще и с участием представителей Собора Святого Пламени, попирало не только гражданские, но и церковные законы, и грозило самыми серьезными последствиями.

В курсе дела были только призванные создания да Амандина и еще пара доверенных спутников вроде Скарлетт с Мефисто, и ни единого Белого льва, даже Карглиса. Как знать, станут ли они добровольно рисковать жизнями?

Такой клятве волей-неволей поверишь: вышел целый священный обет, который никто не осмелится нарушить, страшась кары Матери Марши. В итоге с оханьем и аханьем, но рыцарь завел всех внутрь.

«Андреа говорит, лжи не чувствует — значит, все должно быть в порядке, ну, а если передумает и решит поднять тревогу — Морфей быстренько заставит его замолчать, причем навсегда».

Быстро заткнуть бойца Серебряного ранга под силу и Золотому, не говоря уже о вампире с его невероятной скоростью. За первой дверью ждала кухня, обитель челяди и пункт приема продуктов.

Внутри их форма патрульных становилась бесполезной: тем в особняк вход был заказан.

Их отряд крадучись проследовал за рыцарем по длинному коридору, закончившемуся неприметной дверью в какую-то комнату.

— Сир Ронан? — постучал в дверь их сопровождающий.

Брэндель уже успел расспросить об обитателях особняка и приготовился к встрече с бойцом золотого ранга, одним из трех капитанов стражи.

— Что такое? — раздалось из-за двери голосом, как будто принадлежащим мужчине средних лет.

Задержав дыхание, Брэндель выразительно округлил глаза, давая заложнику понять, чтобы отвечал.

— Видите ли, сир Ронан, Андеко и остальные обнаружили, что с боевым конем проблема…

— С каким именно?

— С Огненным лисом…

Несколько мгновений оглушающей тишины — и стало понятно, что за дверью прекрасно знают цену бейнольдской породы.

— С Огненным лисом?! — прозвучало смертельно серьезно, — так что же этот прохвост сам не явился?! Как будто не знает, что это графский любимец!

Оставить комментарий