Том 3: Глава 281: О рыцарcтве

Опция "Закладки" ()

«Вау, не просто тело, а весьма симпатичное…» — подметил Брэндель про себя, вглядевшись в темноте.

То ли белая, то ли бледная в лунном свете шелковая ночная пижама, элегантно опирается на остатки колонны, встав, держится прямо … а дальше — сплошные контрасты. Обсидианово-черные волнистые волосы, ярко-фиолетовые, прямо-таки аместистовые глаза, алые губы — крепко сжаты, острый подбородок — вздернут, черные брови — скептическим домиком. Как будто ставит под сомнение буквально все в иx разношерстной компании, начиная с вида и заканчивая происхождением, но вслух сказать стесняется.

«Странно… чертами лица смахивает на Серебряных эльфов, симпатичный прямо как Налаэтар. Ого, да я прямо-таки завидую — какими красавцами некоторым посчастливилось родиться не хуже эльфов! A, ну точно!»

Убрав прядь за ухо, паренек продемонстрировал весьма характерно удлиненно-заостренные ушки. Зависть мигом испарилась: раз он наполовину эльф — нет повода сокрушаться на мировую несправедливость.

— Милорд, вы как, в порядке? — с почтительным поклоном спросил Ронан.

Граф Пассеро молча кивнул, признавая, кто такой, а Брэндель едва заметно хмыкнул.

«Надо же, лет пятнадцать от силы — и целый граф?»

Пока он разглядывал юного графа, тот со своей стороны занимался точно тем же, и в глазах его отчетливо читалось непонимание. Мало того, что сам Брэндель, скажем так, странновато выглядел, так и магическая маскировка у всех остальных… Большинство заклинаний автоматически рассеивалось со временем, но не клубящийся вокруг их тел черный туман, и тот наводил на мысли культе. Правда, служители культы зла на дьявола, своего союзника, не напали бы…

Потому паренек и не выказывал ни страха, ни подозрений.

Откуда-то из руин лестницы послышались торопливые шаги и грохот как от расчищаемых завалов.

Рыцарь! Причем женщина, но настолько крупная и с тяжелой поступью, что сразу и не скажешь, тем более если в полной амуниции. Недовольно покосившись на паренька, она огляделась вокруг и вздрогнула от удивления.

— Ронан, что за … — и не допускающим возражений голосом потребовала ответа, — а это кто?!

Брэндель недовольно скривился: а вот и еще один Золотой ранг.

«Наверное, даже симпатичная», — пришлось признать следом, приглядевшись к статной фигуре, а особенно — внушительному бюсту. Настолько внушительному, что наводило на мысли о пластической хирургии. На вид — лет двадцати, максимум с маленьким хвостиком, и если уже Золотой ранг — явно будущая воинская элита… А пока крайне заспанная и недовольная валькирия, не успевшая толком одеться.

— Куда уставился? — недовольно окрикнула она, перехватив его взгляд.

И, немного покраснев, поспешно застегнула последнюю пуговицу на груди левой рукой.

— Ниа, погоди, — жестом остановил ее граф, оборачиваясь к Брэнделю.

— Лорд Пассеро? — обратился Брэндель.

— Да. Дерфаль де Одинар Пассеро, наследник Дома Белого Грифона, — представился тот как подобает, лишь немного устало и добавил, — единственный.

И без единого следа паники, даже без испуга, несмотря на призыв дьявола, добавил с легким поклоном:

— Позвольте поблагодарить за… сдерживание Повелителя Бездны.

— Не стоит. Лучше ответьте, как так вышло, что дворянин дошел до столь неблаговидного поступка как сделка с дьяволом?

— Какая наглость! — взревела женщина-телохранитель.

И пока паренек молчал, впав в задумчивость, взмыла в воздух, замахиваясь мечом с какой-то эмблемой. Брэндель вяло отмахнулся Гальран Гайей, парируя удар.

Хватило простой силы: в этом случае он превзошел противника, отдачей отправив Нию в обратный полет к обломкам лестницы. Очередной треск — и очередной урон и без того наполовину разрушенному особняку.

«Мужик переодетый что ли? Да нет, непохоже… Ну и силища — прямо-таки берсерк, а не рыцарь!» — стиснул Брэндель зубы.

Транс пока действовал, так что все показатели по сути удвоились, а от удара у него все равно занемели пальцы.

«Берсерк» же наконец-то поднялся на ноги, весь в пыли, но готовый продолжить бой и не скрывающий зубовного скрежета от злости. К счастью, ее остановил юный граф — наверное, понял, что его людям с Брэнделем не справиться, ну или забеспокоился о сохранности поместья.

— Сир, я не знаю, кто вы и откуда, но попрошу помощи в одном деле… — многозначительно начал Дерфаль, кое-куда покосившись.

Брэндель немного удивился столь странной просьбе и даже было нахмурился, но тут издалека послышался шум. Галоп по влажному песку, конское ржание, лязг металла — все это прозвучало до боли знакомо: он так уже попадал. К ним несся конный отряд!

«Ну точно кто-то из официального гарнизона Ампер Сеале».

Метнувшись к ближайшему уцелевшему окну, он принялся наблюдать за дорогой.

— Стража из города? — нахмурился Ронан следом.

Брэндель обернулся к Дерфалю: понятно, собрался просить его помощи с сокрытием вызова дьявола.

— А кое-что попрошу кое-что взамен, лорд Пассеро, — задумчиво потер он лоб.

— Говорите, — закусил губу парень, — но чтите: согласиться я смогу только если это не навредит интересам Дома Пассеро.

— …… Погодите, вы же сказали, что вы — единственный наследник. Почему так? — внезапно сменил тему Брэндель.

Дерфаль ответил полным сомнений взглядом, явно не понимая, откуда такой интерес к его Дому, но сказать ничего не успел: вмешался Ронан.

«Гости из столицы» добралась уже до границы поместья, но там их остановила местная охрана.

— Сир, прошу, говорите же, нет времени! — Дерфалю оставалось только надеяться, что этот странный молодой человек — им не враг, и это заставляло его здорово нервничать.

— Милорд! — запротестовала было телохранительница, но тот лишь покачал головой.

Брэндель прекрасно понимал, в каком положении оказался Дерфаль: даже титул не спасал от сурового наказания за заключение сделки с дьяволом. Да, в отличе от простых смертных, дворян за такое не казнили, но Дом лишался всех привилегий на три поколения. Мало кто осмеливался так рисковать — и отсюда вопрос: к чему все это Дерфалю?

Зато уже видно, что он паникует — вон как ресницы дрожат — и такой возможностью нельзя не воспользоваться.

— Я хочу занять ваше место на ближайшем дворянском собрании в Ампер Сеале, — выдал он как есть, без прикрас.

— Невозможно! — тут же вскинулся Дерфаль, очаровательно хмуря бровки, — как вы тогда сможете гарантировать, что интересы моего Дома не пострадают? Оскорбите кого угодно, тем более герцога — и Пассеро лишится будущего!

— Могу поклясться честью и именем Матери Марши, что не причиню вреда вашему Дому, — последовал спокойный ответ.

— Да никакая клятва, даже самая сильная, не гарантирует… Как знать, чем все это обернется? — поджал губы Дерфаль, — знаете что, сир: продолжите настаивать — пойдем на дно вместе!

Обменявшись испытующими взглядами, оба убедились, что оппонент настроен серьезно и не отступит.

«Что же такое случилось с домом Пассеро, и почему этот паренек — единственный наследник?»

Брэндель уже едва и не бил кулаком по лбу, пытаясь вспомнить хоть что-то об их судьбе. Должно же было быть хоть что-то, хоть одно событие! Увы, похоже, их земли даже не вошли в географию игры — отсюда и зияющая дыра вместо воспоминаний.

— …… лорд Пассеро. Есть один весьма высокопоставленный дворянин, которому я не нравлюсь, но уверяю: общаться с ним я не намерен. С другой стороны, в случае невыполнения моей просьбы Дому Пассеро гарантирован весьма печальный исход, — медленно и доходчиво разъяснил Брэндель.

Снаружи уже завязалась перепалка: по одну сторону ворот требовали немедленного доступа на территорию имения, а не получив ответа — начали ломать ворота, но по другую пока держали оборону.

«Боя не было — значит, Ромайнэ и остальных, что спрятались в лесу, не обнаружили, уфф!» — от одного этого Брэндель с огромным облегчением перевел дух. Гарнизон Ампер Сеале был печально известен своей безжалостностью и умением добиваться цели… ну или добивать — тут уж как пойдет. Продолжи Дерфаль отказываться — придется срочно убираться, и весь план пойдет прахом.

— Чего именно вы добиваетесь … зачем вам на дворянское собрание? — поспешно спросил Дерфаль.

Над губой и на лбу у него уже выступил пот: рыцари почти вскрыли ворота.

— Выступлю против нескольких фракций. Но буду очень стараться, чтобы вас во все это не затянуть, — не стал врать Брэндель.

Почему-то ему не хотелось обманывать этого паренька, тем более, что он, похоже, почти «дожал».

Дерфаль смерил его очередным недовольным взглядом.

Рыцари, наконец-то прорвавшись через ворота, уже ломились в парадную дверь.

То, насколько серьезно пострадал особняк, у кого угодно вызвало бы вопросы — одни дыры в крыше и между вторым и первым этажом чего стоят — но, к счастью, пока они не нашли, кому их задать. Во всем доме погас свет, и затаившиеся на первом этаже остались необнаруженными.

— Я не могу позволить вам меня представлять, но могу взять с собой как свиту, — взволновано шепнул Дерфаль наконец.

Этот странный молодой человек его напрягал: не похоже, что он привык подчиняться, но как иначе его урезонить?

— Договорились, — к его облегчению, Брэндель согласно кивнул, но не тут-то было: из его поясной сумки показался небольшой хрустальный шарик, — если что, запись велась с момента, как я увидел дьявола.

— Достойно презрения, — едва слышно процедил граф с досадой.

Иронично ухмыльнувшись, Брэндель приказал Сиэлю наложить маскирующее заклинание, исказившее их облик.

Дерфаль покосился на место, где должны были лежать останки дьявола, но Фелаэрн свое дело знала и уничтожила почти все следы.

А Брэндель в это время во все глаза разглядывал тех, кто показался за дверью вместо стражников из Ампер Сеале. К его величайшему удивлению, группа рыцарей оказалась облачена в серебряную броню и красные плащи, а вооружена характерными для столицы длинными мечами весьма искусной работы.

«… Какого здесь забыли королевские рыцари?!» — поразился Брэндель и тут же позвал на связь Медиссу, — «Срочно: узнай у Сью, как далеко мы сейчас от усадьбы Хоарфрост».

— Граф Дерфаль, надо полагать? — синхронные приветственные поклоны в адрес Дерфаля им удались — здесь вышло без неожиданностей — только вот дальше, когда стали подниматься забрала, из-под одного из них раздался женский голос.

— Расскажете, что здесь произошло?

В полном облачении Королевской академии, с несколькими мечами на поясе, словно готовая к бою в какой-то причудливой технике, тренированная, но не огрубевшая в походах вояка. Голос — чистый и нежный, струящийся, словно горная река… у Брэнделя по коже побежали мурашки.

Не в силах отвести взгляда от знакомого каштанового хвостика и теплых карих глаз, он неотрывно следил за каждым движением ждущей ответа за дверью будущей Богини Войны.

«Какого?! И зачем ей столько мечей — Фрейя же обучалась в ауинской военной…»

Оставить комментарий