Том 3: Глава 287: Принцесса и рыцарь

Опция "Закладки" ()

=============== Брэндель===============

С громким звоном разлетелись выбитые стекла. В окружении летящих во все стороны, словно стая бабочек, осколков, в зал хлынули Темные еретики. Кто-то в черных робах наподобие облачений боевых монахов, кто-то — в униформе с эмблемой знатного дома, но объединяло всех кое-что общее: лишенные человеческих эмоций лица и холодный блеск клинков.

Много веков назад, когда Ауин еще только шел к своему расцвету, стоявшие у его истоков дворяне готовы были идти за королем Эриком до конца. Но прошли годы, и нынешние потомки тех отважных мужчин и женщин, сильнейших бойцов и патриотов, могли продемонстрировать превосходство лишь в пирушках с обильными возлияниями, иногда перемежающихся оргиями.

Вот и на нынешнем собрании, стоило фанатикам попасть внутрь, ожидаемо раздались вопли страха, а большинство попятилось к стенам. Правда, стоило схлынуть волне испуганно отпрянувших тел, показался и риф: не дрогнувшая принцесса Гриффин с ее людьми.

Теряя последние остатки достоинства, при отступлении их лишь огибали, стремясь побыстрее скрыться с глаз. Да, на месте остались и герцоги, благодаря чему островок посреди моря хаоса немного подрос, но на этом все закончилось. Их было позорно мало.

С исказившимся от ярости лицом принцесса смотрела, как последние верные сторонники ее отца отчаянно бьются и получают раны, защищая ее из последних сил. Виня за бездействие и неспособность защитить гостей Собор Святого Пламени, но понимая, что почти наверняка не сможет ответить. Зато ответить напавшим есть что.

— Сир Обербек, — сжала наконец его руку Гриффин.

— Ваше высочество! — неожиданно вклинился Флитвуд, — я знаю, какой приказ вы хотите отдать, но умоляю этого не делать! Безопаснее отступить — здесь нам слишком многое угрожает. Собрание организовал Собор, и архиепископ Вуд обязан будет лично перед вами объясниться, а сейчас нам незачем делать все за них!

— Но наших подданных убивают у нас на глазах, при чем тут политика?! И с каких пор Киррлутц стал вмешиваться во внутренние дела Ауина?! — гневно возразила Гриффин.

Слова ее, словно вынутый из ножен меч, заставили всех умолкнуть, прямо как от приставленного к горлу клинка.

«Меньшего от принцессы я и не ожидал. Насколько же обманчив бывает облик…» — пронеслось в голове у побледневшего Макарова, а команда к тому времени уже прозвучала:

— Сир Обербек, разогнать этот сброд!

Приняв меч у стражи, Гриффин быстрым выверенным движением собрала длинные волосы в хвост, а ее люди к тому времени разогнали с дороги последних мешающихся и вопящих ряженых.

Заметившие движение в их стороне еретики бросились в атаку.

«Плохо, очень плохо: Серебряные ранги и даже несколько Золотых!» — печально воскликнул Обербек про себя, наблюдая за ходом боя.

Его людей теснили, и вскоре отступление стало невозможным.

Макаров бился изо всех сил, поражая молниеносными реакциями — сказывалось прошлое командира наемников.

— Обербек, уводи принцессу и оставь это нам! — проревел он наконец, поняв, насколько все серьезно.

И тут прямо перед глазами у него пронесся, блокируя вражеский выпад, широкий черный клинок.

«От-тткуда?!» — только и успел подумать тот, как увидел, чья рука держит меч.

Он настолько пристально наблюдал за Брэнделем, что был абсолютно уверен в его безоружности, а иначе и близко не подпустил бы к принцессе. Появление этого клинка прямо-таки заставило его усомниться в собственном зрении.

Брэндель же, не озаботившись объяснениями, бросился вперед, защищая принцессу от едва уловимого даже не выпада… запаха, буквально движения воздуха. Еще доля секунды — и воздух перед ними как будто исказился, открывая изумленным взорам убийцу в серой мантии.

Тот даже замешкался, не понимая, как его обнаружили.

— Заклинание невидимости! — тревожно выкрикнул Макаров.

Флитвуд нахмурился, подмечая про себя, что это даже не заклинание, а уникальная способность. У него же прямо на теле припрятано сразу несколько магических амулетов-детекторов, причем и магии, и маны, но убийца все равно проскользнул необнаруженным…

«Так как же парень его засек?»

Не тратя времени, Брэндель взмахнул рукой. Просто провел клинок вперед — ни следа техники, одна грубая сила — но убийца не ожидал, насколько эта сила окажется велика. Еще миг — и от его тела осталось два рухнувших на пол обрубка. И вот уже полилась кровь, вывалились внутренние органы, а меч с лязгом упал рядом — и только тогда толпа вышла из ступора.

«Какие там еретики? Убийцы! Точнее, асассины!»

Брэндель отчаянно боролся с желанием по старой привычке потереть лоб… к черту, до дыр затереть! Захотелось — и мигом расхотелось под сияющими торжеством взглядами Обербека с его людьми.

Увы, признанием проблему не решить: будь это простые асассины — дело одно, но по их душу пришел конкретный печально известный отряд. Уроженцы вассальной земли на окраине Киррлутца, смертоносные и неуловимые, они прославились тем, что не оставляли после себя живых свидетелей. И если сейчас начать перебирать способных их нанять… первым подозреваемым будет сам Собор Святого Пламени.

Макаров с Бугой сдулись, словно два шарика. Они же совсем недавно видели и примерно представляли пределы его ауинской военной школы… Да, потом, понаблюдав за его ученицей Фрейей, можно было ожидать и большего прогресса, но увиденное сейчас просто поражало. Жестокость, ярость и безотказность — никакой пощады, убийственно и эффективно.

— Брэндель — тот самый, из Трентайма, да? — тут же догадалась принцесса.

Меч вроде Гальран Гайи ни с чем не спутаешь, а та самая техника довершила картину. Посему прозвучало скорее не вопросительно, а утвердительно.

Опешив от звука собственного имени, Брэндель обернулся, ожидая чего угодно, только не… Сколько же в обращенном на него взгляде ожидания, даже надежды! Отбросив последние сомнения, он кивнул.

Гриффин на мгновение застыла. Да, писавший ей рыцарь обещал, что будет в Ампер Сеале и сделает все для ее защиты, но тогда, на бумаге, казалось, что скорее чтобы добиться ее расположения. Но неожиданно обещание было исполнено.

— … и правда приехал…

— Раз пообещал — обязан был! — улыбнулся Брэндель уже вполоборота, размахиваясь мечом и подсекая не в меру ретивых «еретиков» из рядовых.

Первую волну они отбили, наступал черед более серьезного противника.

— Неужели из-за меня? — едва слышно шепнула Гриффин.

Впрочем, ничуть не смущаясь: что в Ауине, что в Киррлутце — да где угодно — ни одно поколение принцесс выросло на историях про верных рыцарей, спешащих на помощь в час нужды. В своих чарах эта конкретная принцесса ничуть не сомневалась, так что события разворачивались, можно сказать, по законам жанра.

Флитвуд с Макаровым одновременно нахмурились.

— … И поэтому тоже, ну, а вообще — ради будущего Ауина, — выдал Брэндель главный мотив.

— Будущего Ауина? — явно недопоняла принцесса.

— Больше никому и ни в кого я не верю. Ну, а эти… — добавил он, занося меч для нового удара и обводя презрительным взглядом жмущуюся к стенам толпу, — не этим свиньям нести флаг короля Эрика: не поднимут. И тяжеловато, и светит ярковато, не находите?

Не согласиться Гриффин не могла, а потому — ответила ослепительной улыбкой.

— Продолжим попозже? — предложил Брэндель, оглядывая происходящее в зале.

Несколько «еретиков» теснили стражу, явно двигаясь в их направлении. Странно, но почти не напирая со стороны Аррека и Зайфера с их людьми, а прицельно атакуя именно королевский «островок»…

Брэндель ухмыльнулся: повезло, что он здесь, иначе принцессе, пожалуй, грозила бы серьезная опасность. Во всей этой суете от магов толку ноль — заклинанием не прицелишься, и в итоге достанется и своим, и чужим. Значит, от Флитвуда помощи не жди, и остается один Макаров.

С каждой минутой происходящее все больше и больше напоминало тщательно спланированное покушение. Настолько в духе соборных интриг, что в какой-то момент он даже заподозрил архиепископа Вуда, но тут взгляд упал на лица Аррека с Зайфером.

«Ах вот оно что, когда только сговориться успели! Ладно, поиграть хотели — давайте поиграем».

Хоть и непонятно, что именно в этой истории изменилось по сравнению с игрой, но последствия, как говорится, налицо.

Под крышей особняка сейчас собралось аж восемь бойцов Золотого ранга — как ни крути, внушительная сила. Пожалуй, сравнимая с половиной всей боевой элиты тех из дворян, что задумали смену династии. Несколько пока нейтрально настроенных со стороны уже обратили внимание, что основной удар напавших нацелен именно на королевскую фракцию, даже на принцессу лично, и почти никто из них не сомневался, что те не выстоят.

— Брэндель, если дашь мне немного времени — могу призвать ту… вчерашнюю вещь, — шепнула вдруг Дерфаль, потянув его за рукав.

— Собор Святого Пламени за него такое устроит, ты что! — с некоторым сожалением отказался Брэндель, представив грандиозный масштаб возможного шоу.

— Да ничего, можно призвать кого-нибудь другого, из других миров — иначе нас поубивают…

— Не вздумай!

— Посох я с собой не взял, зачем только доверился охране Собора! Но если дадите старику пару минут кое-что приготовить — легко с ними разберусь, — предложил тем временем Флитвуд, досадуя на свою непредусмотрительность.

— Пару минут? Исключено! — отрезал Макаров, — слишком много Золотого ранга…

И тут же уставился на Брэнделя, да настолько пристально, что игнорировать было нельзя. Только вот вместо ожидаемого предложения задержать наступление, чтобы они могли увести принцессу, он вдруг со вздохом спросил:

— Как там Скарлетт?

— Хорошо… Она тоже здесь, — выдал Брэндель, от неожиданности все как есть.

— Не надо было ее сюда привозить, — неодобрительно покачал головой Макаров — не да ладно, кто я такой, чтобы тебя отчитывать. Пускай мы едва знакомы, но вверяю ее высочество тебе. Уводи их с графом Дерфалем, да побыстрее, а мы прикроем.

От такого поворота Брэндель опешил было еще сильнее. Правда, почти сразу же понял, почему старый лис решил именно так: заинтересовался «молодым дарованием». Тем более, что первый шаг к сближению он уже сделал, так почему бы не привлечь на свою сторону двадцатилетнего бойца Золотого ранга? Блестящее будущее таким гарантировано, тем более, что за ними обычно стоят серьезные силы.

«Ха! А будь я кем-то вроде твоих прошлых наемников — бросил бы как пешку на съедение, не задумываясь».

И все же, несмотря на достойные презрения поступки, Макаров верен принцессе, и даже решил пожертвовать собой ради будущего королевской фракции — настоящая преданность даже перед лицом смерти.

Немного тронутый, Брэндель вспомнил о товарищах из игры, сражавшихся за Ауин, и почувствовал толику того самого «плеча»: единения и боевого куража.

— Нет нужды, сэр Макаров, — с тенью улыбки кивнул он.

— Что? — не понял тот.

И тут перед ним материализовались две светящиеся двери.

— Андреа, Морфей, избавьтесь от них! — приказал Брэндель, указывая направление уже взмахом Гальран Гайи по широкой дуге.

По воздуху пронеслась прозрачная рябь.

Сила Элемента!

Одно дело — боец Золотого ранга, и совсем другое — такие, как он, способных преодолеть невидимый барьер и понять эту силу.

Такие по нынешним временам наперечет.

А вышедшие из портала тем временем успели переломить ход схватки.

Оставить комментарий