Глава 1310. Улучшение.

— Не может?

Слова Хань Вэньцина ошеломили всех игроков.

— Тогда… он может лишь сосредоточиться на доведении до совершенства своего текущего стиля. — Чжан Синьцзе завершил анализ Хань Вэньцина.

После этого все замолчали. Почему Мо Фань не может попробовать улучшиться? Это была благодатная тема для обсуждения. Тем не менее, Тирании она была не особо интересна. Им нужно было лишь узнать, каким игроком в будущем станет Мо Фань.

— Когда вернёмся, ещё раз посмотрим этот бой! — решил Чжан Синьцзе.

Во втором матче победа досталась Мо Фаню. Сразу после завершения матча Сун Циин направился в сторону игровой кабинки Счастья.

— Этот малец такой настойчивый? Он даже хуже Чжана Синьцзе! — произнёс Фан Жуй.

— Думаешь, Мо Фань обратит на него внимание? — спросил Вэй Чэнь.

— Мм… это будет зависеть от того, сможет он понять его намерения или нет. Если поймёт, то я не думаю, что он откажется, — ответил Фан Жуй.

В этот момент из своей кабинки вышел Мо Фань. Он даже не посмотрел на другую сторону, сразу направившись в сторону ступенек у края сцены.

— Эй! — Увидев подобное отношение, Сун Циин окликнул Мо Фаня, после чего побежал за ним следом.

Мо Фань окинул его недоумённым взглядом.

Сун Циин не обладал крепким телосложением. Слегка пробежавшись, он уже начал задыхаться.

— Я… Как ты можешь так играть? — обратился он к Мо Фаню.

Мо Фань нахмурился, явно не понимая, о чём тот говорит. В итоге он проигнорировал Сун Циина и продолжил спускаться со сцены.

Сун Циин не стал блокировать ему путь. Вместо этого он отправился за ним следом.

— Что это за темп такой? Почему ты не продолжаешь своё нападение? С твоими навыками, разве это не лучше? — спросил Сун Циин.

На этот раз Мо Фань его понял. Обернувшись на ходу, он бросил короткую фразу:

— Я не могу.

— Почему? — продолжил настаивать Сун Циин.

Почему он не может?

Мо Фань и сам задумывался над этим вопросом, но он не смог сформулировать на него ответ. В итоге он дал Сун Циину раздражающий ответ:

— Потому что не могу.

— Что это значит? Эй, эй, у всего есть причина, не так ли? Потому что ты привык к этому темпу? Что заставляет тебя придерживаться его? — спросил Сун Циин.

Мо Фань ещё сильнее нахмурился. Он не знал, как ему было ответить. Ему хотелось поскорее избавиться от этого раздражающего парня, поэтому он подсознательно ускорил шаг.

— Почему ты замолчал? О, это командный секрет? Мм, мы оппоненты, поэтому я не должен так сильно тебя расспрашивать, но мне кажется, что ты можешь значительно улучшить свой стиль! — воскликнул Сун Циин.

К этому моменту они уже прибыли к зоне Счастливой команды. Мо Фань быстро прошёл на своё место. Сун Циин проследовал за ним. К сожалению, он знал, что он не может усесться на скамью Счастья. Плюс, его последние слова услышали все игроки противоположной команды. До этого те шутили о том, что Сун Циин гонится за Мо Фанем, чтобы пожать ему руку. По их мнению, он был ещё более строгим приверженцем правил, чем Чжан Синьцзе. Ребята не ожидали, что Сун Циин преследовал Мо Фаня для того чтобы поговорить о его игре.

— Малец, — произнёс Е Сю. — Ты прав в том, что его стиль нуждается в улучшении. Но, то же самое можно сказать и о тебе, не так ли? Ты можешь значительно улучшиться.

— Я сделаю всё возможное, но он… — Сун Циин, очевидно, не желал сдаваться.

— Он тоже сделает всё возможное. Я буду ждать вашего следующего матча друг с другом, — улыбнулся Е Сю.

— Старший, спасибо за наставления. — Сун Циин поклонился Е Сю.

— Ах, не нужно… — Е Сю попытался его остановить, но было уже слишком поздно. Стадион взорвался свистом и недовольными криками.

— Видишь… вот почему я не хотел, чтобы ты это делал! — беспомощно произнёс Е Сю. По какой бы причине Сун Циин ему не поклонился, фанаты Тирании всё равно бы пришли в ярость.

— Я всё сделал правильно. — Сун Циин был непоколебим. Реакция зрителей не заставила его пожалеть о своих действиях. После этих слов он вернулся на скамью Тирании. Вместо него начали нервничать ветераны Тирании.

— Что случилось? Что Е Сю тебе сказал? — спросил у него Чжан Синьцзе.

— Не воспринимай слова этого парня близко к сердцу. Это просто трэш болтовня, понял? — серьёзным тоном произнёс Чжан Цзялэ.

— Он просто сказал, что мне ещё есть куда расти, — пояснил Сун Циин.

— Ээ? Почему это звучит так… мило? — Чжан Цзялэ с недоумением посмотрел в сторону Счастья. Заметив его интерес, Е Сю с улыбкой помахал ему рукой.

Чжан Цзялэ решительно отвернулся от него, после чего мрачно произнёс:

— Старайся не общаться с ним, хорошо? Посмотри, какая у него скользкая дьявольская улыбка!

Сун Циин недоумённо обернулся. Почему он не заметил ничего скользкого и дьявольского?

— Ладно, иди отдохни. Слишком не переживай о поражении, — обратился Чжан Синьцзе к Сун Циину.

Кивнув, Сун Циин вернулся на своё место, однако в своих мыслях он всё равно вернулся к матчу. Как ему справиться с подобным темпом? Он начал размышлять над этим вопросом.

В этот момент на сцену направились третьи игроки индивидуальных соревнований. Счастье отправило Су Мученг и её Танцующего Дождя, а Тирания Чжана Цзялэ и его Ослепительную Сотню Цветов.

— Настало время получить нам очко! — заявил Чжан Цзялэ после начала сражения. В итоге он оказался прав. Ему удалось победить Су Мученг и заработать для Тирании первое очко.

После этого Счастье отправило на групповую арену Фан Жуя, Булочку и Танг Ро. Им противостояли Цинь Муюнь, Бай Яньфэй и Хань Вэньцин. Сражение продлилось до пятого раунда, в котором Тирании удалось заполучить победу.

— Нестабильность Бао Жунсина может вызвать головную боль! Когда он в своей стихии, он может творить чудеса, но когда у него не идёт игра, то это полная катастрофа. — Булочка. Именно он был тем, кто решил исход групповой арены. В этом матче он показал неважную игру. Бай Яньфэю удалось с лёгкостью его одолеть. Танг Ро не смогла справиться с несколькими игроками Тирании. В итоге Счастье проиграло, отдав два очка своим оппонентам.

На данный момент Тирания лидировала со счётом 3:2. Командные соревнования должны будут определить победителя встречи.

— Можешь внимательно понаблюдать за игрой Чжана Синьцзе в командных соревнованиях. Если я не забыл, он твой кумир, не так ли? — во время предматчевой подготовки Е Сю обратился к Ань Вэньи.

Юный игрок, продолживший стоять на линии огня, от матча к матчу старался держать здоровье персонажей Счастья на безопасном уровне. В прошлом раунде Счастью удалось всухую обыграть своих оппонентов, но тогда они сделали акцент на сильном нападении в командных соревнованиях. Находящийся в арьергарде Ань Вэньи имел мало возможностей продемонстрировать свои способности. Но сейчас пришло время для настоящей битвы. Тирания… однажды Ань Вэньи был фанатом этой команды. Однако после присоединения к Счастью он постепенно стал воспринимать его своим домом, в то время как его чувства к Тирании несколько охладели. Когда в первой половине сезона они сражались с Тиранией, Ань Вэньи испытывал странные чувства, но на этот раз он был очень спокоен.

Чжан Синьцзе? Ань Вэньи посмотрел в сторону скамьи Тирании. Чжан Синьцзе сидел на месте с закрытыми глазами и идеально прямой спиной, явно давая возможность отдохнуть мозгу.

— Я видел множество его матчей, — ответил Ань Вэньи. Разумеется, чтобы улучшиться, он, в том числе использовал и игры Бога. Ань Вэньи хорошо знал стиль игры Чжана Синьцзе.

— Смотреть записи и учиться в непосредственном бою это разные вещи. Будь внимателен! — произнёс Е Сю.

— Буду. — Ань Вэньи сильнее всего хотел стать лучшим целителем Славы, поэтому он не собирался упускать шанса улучшиться. Он лишь дважды за сезон мог увидеть в настоящем бою способности первого Клерика Славы.

Вскоре пришло время для начала матча.

Счастье представляли: Е Сю, Су Мученг, Фан Жуй, Цяо Ифан и Ань Вэньи. Шестым игроком была Танг Ро. Счастье использовало этот же лайн-ап в своём матче против Самсары.

Честь Тирании отстаивали: Хань Вэньцин, Линь Цзиньгуань, Бай Яньфэй, Цинь Муюнь и Чжан Синьцзе. Шестым игроком был Сун Циин.

— Тирания продолжает менять лайн-апы. Чжан Цзялэ появился лишь в индивидуальном раунде. — Отметил Пан Линь при виде лайн-апа Тирании. В этом сезоне даже Хань Вэньцин перестал быть бессменным ядром команды. Три ветерана Тирании уже давно не появлялись вместе в командных соревнованиях.

Другие команды меняли свои лайн-апы, чтобы законтрить своих оппонентов. Тем не менее, ротации Тирании выглядели как ротации ради самих ротаций. Они уже на протяжении половины сезона придерживались подобной стратегии. Вначале их игра была нестабильна. Многие люди начали высказывать сомнения по поводу их действий. Однако вскоре их игра стабилизировались. В итоге сомневающиеся голоса поутихли. Но даже так игру Тирании в этом сезоне нельзя было сравнить с их игрой в прошлом сезоне. Ротации команды не выглядели стратегическим ходом. Казалось, что таким образом Тирания просто старалась снизить испытываемое старыми ветеранами давление. Это осознание вызывало у людей вздохи и скорбные стоны.

В итоге командные соревнования завершились победой Тирании.

Хотя Чжана Цзялэ не было на поле, его команда была достаточно опытна и хитра. Слабость Ань Вэньи становилась особенно очевидна, когда Счастье встречалось с сильными командами. Особенно заметен был контраст между ним и Клериком Тирании. При взгляде на послематчевые данные, касающиеся игры двух Клериков, можно было увидеть, насколько сильно уступил своему оппоненту Ань Вэньи.

— Эх… — вздохнул Ань Вэньи. Он уже привык к поражениям. Встретившись в этом матче с Чжаном Синьцзе, Ань Вэньи снова начал внутренне себя корить.

Когда две команды пожимали после матча руки, голова Ань Вэньи была опущена. Теперь каждое поражение Счастья лежало на его совести. Вероятно, игроки Тирании считали его «бесполезным игроком». Он не хотел сталкиваться с подобным суждением.

— Ты обладаешь хорошим чувством времени. — Когда Ань Вэньи пожимал очередную руку, до его ушей донеслись эти слова. Они заставили его поднять голову.

— Я наконец-то понял, почему Счастье настояло на том, чтобы оставить тебя, — продолжил Чжан Синьцзе, первый Клерик Славы, человек, которого однажды боготворил Ань Вэньи.

 

Оставить комментарий