Глава 1418. Знакомый Своксаар.

В воздухе замерцали проклятые руны, быстро формируя тюрьму. Лу Ханьвэнь поспешил со своим преследованием. К моменту появления предупреждения от Юй Вэньчжоу, было уже слишком поздно. Текущее Облако был заперт в тюрьму-гексаграмму.

Обнаружив, что его атака оказалась удачной, Вэй Чэнь облегчённо вздохнул. В конце концов, существовала причина, по которой Лу Ханьвэнь попал в звёздный рейтинг в столь юном возрасте. Если бы Вэй Чэнь не воспользовался особенностями карты, то ему бы не удалось избавиться от этого парня.

Тюрьма-гексаграмма была лучшим запирающим навыком. При максимальной прокачке она запирала цель на девять секунд. Более того, это проклятье нельзя было снять. Тюрьма-гексаграмма не считалась статусным навыком, поэтому такие навыки как: очищение, изгнание, фокус и т.д. не могли развеять её эффект. То же самое касалось духа и сопротивления. Какие бы высокие защитные параметры не имел персонаж, он не мог раньше времени выбраться из тюрьмы-гексаграммы.

Существовал лишь один способ выбраться из неё: убить её создателя. Но сейчас подобное вряд ли могло произойти. Текущему Облаку придётся просидеть все девять секунд внутри тюрьмы-гексаграммы.

Для Вэй Чэня эти девять секунд были невероятно ценным ресурсом. По меньшей мере, в течение этого времени его больше не сможет преследовать свирепый юнец. Но ему явно не собирались дать отдохнуть, потому что Своксаар уже начал двигаться.

Восемь лет.

Прошло уже восемь лет с того момента, как Вэй Чэнь в последний раз играл Своксааром.

За восемь лет Своксаар вырос с 55 до 75 уровня. Новое снаряжение, новые навыки. Вэй Чэнь не должен был узнать текущего Своксаара, однако он его узнал.

Потому что этот персонаж был частью Славы, которая была наиболее ему дорога. Несмотря на то, что Вэй Чэнь восемь лет не играл Своксааром, он следил за его ростом. В каждом его матче он замечал произошедшие с персонажем изменения, какими бы незначительными они ни были. Вэй Чэнь наблюдал за тем, как новый владелец Своксаара медленно стирает оставленные им следы, заменяя их собственными отпечатками.

— Идиот!

Любое проводимое со Своксааром изменение заставляло Вэй Чэня презрительно ругаться. Он часто поворачивался к сидящим рядом с ним парням и рассказывал им о том, что подобные изменения могли производить только нубы, не разбирающиеся в Чернокнижниках.

Его маленькие последователи вращались вокруг него, поэтому они верили всему, что он говорил.

Но что насчёт него самого?

Когда его окружало много людей, он ругался напоказ, но когда вокруг никого не было, он мог лишь горько улыбаться.

В своём сердце он хорошо всё понимал, просто ему было больно смотреть за тем, как оставленные им на Своксааре следы медленно стираются со временем.

В конце даже оружие Своксаара было заменено.

Проклятье разрушения?

Название нового скипетра звучало одновременно высокомерно и культурно. После смены оружия последний след, оставленный Вэй Чэном на Своксааре, был стёрт. Для Вэй Чэня это была последняя капля. Он больше не мог сидеть сложа руки. Так у Ветреного Создания появилась рука смерти.

Рука смерти. Это было оружие, которое Своксаар использовал вначале. Вэй Чэнь возродил его.

Он подобрал отвергнутое Своксааром оружие. Для многих людей Ветреное Создание стал дешёвой копией Своксаара.

Но Вэй Чэню было плевать на чужое мнение. Если бы имя Своксаара не было занято другим персонажем, он бы назвал своего Чернокнижника этим именем.

Вэй Чэнь и сам не понимал, почему ему нужно действовать именно так. Вероятно, он просто чувствовал неудовлетворённость!

Вэй Чэнь хорошо знал, что с его текущим состоянием и навыками, он не сможет появиться во всех напряжённых матчах плей-оффа.

Возможно, в этом матче против Синего Дождя он в последний раз появился на сцене. В этом сражении он должен показать всю свою силу.

Потому что он понимал Своксаара.

Несмотря на то, что от старого Своксаара в нём осталось только имя, он всё равно понимал его лучше, чем кто-либо ещё.

Своксаар начал кастовать.

Это были проклятые стрелы.

Своксаар имел прибавку к скорости каста в 34 единицы. Благодаря этому низкоуровневый навык был скастован практически мгновенно.

Так быстро!

Но это было не всё.

Если бы это были обычные проклятые стрелы, то Своксаар скастовал бы их ещё быстрее.

Небольшая задержка произошла из-за зарядки навыка. Проклятые стрелы можно было заряжать. Чем дольше шла зарядка, тем больше стрел вылетало.

Проклятые стрелы без зарядки выпускали 13 стрел. При полной зарядке их количество увеличивалось до 26. Небольшая пауза позволила Своксаару увеличить количество стрел до 15.

Вэй Чэнь хорошо всё это знал. Ветреное Создание спокойно увернулся от атаки Своксаара. Даже текущий владелец Своксаара, Юй Вэньчжоу, был немного удивлён.

Потому что его оппонент был слишком спокоен.

Обычно небольшое изменение в две стрелы было легко просмотреть. Если бы Вэй Чэнь увидел две дополнительные стрелы, то перед его уклонением произошла бы небольшая задержка, однако никакой задержки не было. Это означало, что Вэй Чэнь с самого начала знал, что стрел будет пятнадцать.

«Он раскусил меня!».

По траектории уклонения Ветреного Создания Юй Вэньчжоу смог прийти к подобному выводу. Все зрители, включая Пан Линя и Ли Ибо, не заметили, что в проклятых стрелах была скрыта ловушка. Комментаторы лишь восхитились высокой скорость каста Своксаара, не сумев заметить небольшой паузы, означавшей зарядку.

Атака оказалась неудачной. Своксаар перестал двигаться.

Юй Вэньчжоу всё ещё имел сомнения в сердце. Он не знал, в чём заключается план Счастья; также он не мог понять намерений Вэй Чэня. Тот на самом деле пытался в одиночку задержать двух игроков? Не то чтобы он не уважал Вэй Чэня, но это был простой факт: тот не мог этого сделать.

Тюрьма-гексаграмма заперла Лу Ханьвэня на девять секунд, но что это дало Счастью? Без огневой поддержки от других игроков, Текущее Облако не получит урона. После окончания девяти секунд он целым и невредимым выберется на свободу.

Юй Вэньчжоу решил ещё понаблюдать за ситуацией.

«Как и ожидалось, такой спокойный».

Вэй Чэнь в течение восьми лет наблюдал за ростом Своксаара. Неизбежно он лучше понял и игрока, который им играл. В прошлом он пересекался с Юй Вэньчжоу. Он не забыл тот обычный день в тренировочном лагере, во время которого тот его победил.

Этот спокойный юный парень стал основой будущего Синего Дождя.

С того самого дня Вэй Чэнь принял эту истину. Реальность доказала, что он не ошибся. Хотя Хуан Шаотян был топовым атакующим игроком Синего Дождя, стратегия команды, её стиль и ритм определялись Юй Вэньчжоу.

Возможно из-за того, что Юй Вэньчжоу всегда сохранял ясность ума, стиль Хуан Шаотяна стал таким утончённым и восторгающим умы людей? Благодаря заложённой Юй Вэньчжоу основе, Хуан Шаотян мог уверенно идти по краю лезвия.

В этот момент Хуан Шаотян уже возглавлял наступление, Лу Ханьвэнь был заперт в тюрьме-гексаграмме, однако Юй Вэньчжоу продолжал неторопливо анализировать ситуацию. Пока он в ней не разберётся, он не станет предпринимать резких движений.

Проклятые стрелы!

Вэй Чэнь контратаковал при помощи аналогичного навыка. Его Ветреное Создание не мог так же быстро скастовать этот навык, как Своксаар, но каст низкоуровневых навыков не занимал много времени. Он не стал его заряжать. Рука смерти качнулась вперёд, создав в воздухе фиолетовую сферу света, на которой стали появляться проклятые стрелы.

— Техника Вэй Чэня раскрывает его опыт! – воскликнул Ли Ибо. Может старые генералы и не могли сравниться с молодёжью в рамках скорости рук, но в рамках контроля они давали им прикурить.

На самом деле Вэй Чэня нельзя было назвать старым генералом в обычном смысле этого слова. Он много лет назад ушёл в отставку, чтобы сейчас вернуться. Между его уходом и возвращением прошло слишком много времени. Будет правильнее назвать его новичком, а не ветераном.

Ему пришлось подстраиваться под ритм про-лиги, как настоящему новичку. Все знали, что в регулярном сезоне он очень редко появлялся на сцене. Лишь в конце сезона эта ситуация изменилась. Хотя он нечасто появлялся на сцене, этого было достаточно.

Потому что старому генералу не нужно было подстраиваться под ритм. Ему просто нужно было заново его открыть.

Заново открыть ритм, открыть победу!

— Красиво! – поддержал коллегу Пан Линь. Проклятые стрелы раскрылись в форме веера, напоминающего хвост павлина. Текущие Чернокнижники не могли идеально выполнить этот трюк.

Но был ли он на самом деле идеальным?

В глазах зрителей – да, но в глазах Юй Вэньчжоу…

Существовало открытие!

В момент формирования стрел в фиолетовой сфере Юй Вэньчжоу обнаружил открытие.

Проклятые стрелы были ровно распределены по дуге, но ритм был нарушен. Левая и правая сторона веера была симметричны, но что насчёт переда и зада?

Между передом и задом существовало открытие, через которое можно было пройти.

Разворот, движение по горизонтали!

Юй Вэньчжоу не мог двигаться быстро, но он всегда двигался точно.

Казалось, будто его должны будут поразить проклятые стрелы, однако в итоге он прошёл мимо них. Ни одна стрела, находящаяся в красивом веерном построении, не смогла по нему попасть.

— Он увернулся от них? – поражённо пробормотал Ли Ибо.

Да, он увернулся от них, но этот уворот касался только проклятых стрел.

Ветреное Создание уже начал новый каст. Вокруг его руки смерти стала закручиваться магическая энергия.

Врата смерти?

Юй Вэньчжоу был ошеломлён. Вэй Чэнь хотел использовать врата смерти прямо перед ним?

Даже если бы он имел скорость каста Своксаара, ему бы не хватило времени!

Юй Вэньчжоу нужно было прервать этот навык. Своксаар отправил вперёд разрез души. Тем не менее, Юй Вэньчжоу не собирался расслабляться. Вэй Чэнь не должен был так играть.

Повернув камеру, он обнаружил ещё одного Ветреного Создания, кастующего заклинание.

Это была техника теневого клона!

Юй Вэньчжоу моментально всё понял. Перед ним находился клон. Когда Своксаар повернул голову во время уворота от проклятых стрел, Ветреное Создание использовал навык Ниндзя.

Ему нужно было прервать каст второго Ветреного Создания, но он имел… недостаточную дальность!

Ветреное Создание имел огромную дальность каста, которая даже превосходила дальность каста Своксаара. Чтобы прервать каст Ветреного Создания, Своксаару нужно было подойти ближе.

Но уже было слишком поздно.

Дистанция в три метра определила успешность скастованного навыка.

Оставить комментарий