Глава 1479 Новая одежда императора.

Большое поражение Синего Дождя! Именно этот заголовок красовался на заглавной странице последнего выпуска еженедельного киберспорта.

Счастье победило в битве, но выпуск был больше сосредоточен на Синем Дожде и его проигрыше в своей домашней игре. Очевидно, это была более интересная тема.

В каждом сражении был победитель и проигравший. Прошлый матч Синий Дождь провёл на домашнем стадионе Счастливой команды. Тогда команде Синего Дождя удалось победить в командных соревнованиях, но в общей встрече она проиграла, причём до ничьей ей не хватило всего одного очка. В своей домашней игре они снова проиграли, но на этот раз в подсчёте очков не было необходимости.

Групповая арена – поражение, командные соревнования – поражение.

Их проигрыш в командных соревнованиях вызывал удивление. Команда была отлично знакома с выбранной картой, но при этом всё равно не смогла завладеть на ней инициативой.

Да, к этому моменту команды уже имели хорошее представление о стиле игры Счастья, но в сражениях существовало слишком много неопределённостей. Как говорится «восемь бессмертных пересекли море, каждый при помощи собственных уникальных сил». Это означало, что у каждого был свой путь для достижения лучшего результата.

При просмотре матча между Счастьем и Синим Дождём у людей создалось впечатление, что когда игроки Счастья начали использовать свои уникальные силы, силы игроков Синего Дождя были подавлены, что и привело их к постепенному поражению.

Атмосфера на стадионе во время матча была неплохой, но впоследствии появилась волна критики.

После появления финального результата все внезапно стали экспертами Славы. Даже малейшие изъяны в игре Синего Дождя стали подвергаться критике.

Будучи проигравшей стороной, Синий Дождь, разумеется, знал, какие проблемы им нужно исправить. Просто многие люди подобно попугаям любили повторять услышанную где-то критику.

Если вы хотите кого-то осудить, то для этого вам потребуется хорошая причина.

Казалось, будто все проигравшие должны были испытывать интенсивный стыд, чтобы подчеркнуть свой статус проигравших.

Обвинительный процесс начался сразу после завершения матча, во время пресс-конференции. Это было больше похоже не на сеанс интервью, а на сеанс нападения. Репортёры записывали в свои записные книжки не вопросы Синему Дождю, а свои страстные мысли по поводу причин поражения команды.

Стратегия, тактика, суждения, исполнение, осознанность…

Казалось, будто игроков Синего Дождя пытались раздеть догола. Они сидели на сцене, а в них летели вербальные кинжалы не знающих жалости репортёров.

Кинжал за кинжалом. Все кинжалы попадали в цель.

Хуан Шаотян не мог себя долго сдерживать. Несколько раз он хотел возразить, но каждый раз его останавливал взгляд Юй Вэньчжоу. Тот хорошо его понимал как на сцене, так и за её пределами. Юй Вэньчжоу знал, какие вопросы репортёров выведут Хуан Шаотяна из себя и благодаря этому знанию заранее предотвращал вспышки последнего.

Помимо контроля Хуан Шаотяна, Юй Вэньчжоу больше ничего не делал. Он сидел на месте и со слабой улыбкой молча слушал репортёров.

Все эти бесконечно болтающие люди перед ними были расстроены неудачей Синего Дождя. Они ненавидели железо за то, что то не смогло превратиться в сталь. Юй Вэньчжоу узнал многих репортёров. Многие из них с предвкушением ожидали эту игру. Они являлись фанатами Синего Дождя и даже сражались ради них в письменной войне.

Им нравился Синий Дождь, поэтому они возлагали на него большие надежды. Чем больше надежда, тем сильнее отчаяние.

Однако…

Юй Вэньчжоу просто слушал, пока толпа, наконец, не успокоилась. Вся критика была высказана. После неё людям больше нечего было сказать.

Репортёры начали переглядываться между собой, в этом спокойствии после волны свирепых атак. Внезапно они остро осознали, что это была пресс-конференция, на которой они должны были в меньшей степени задавать вопросы, а в большей степени выслушивать ответы игроков, а не болтать без умолку.

В этот момент никто не знал, как продолжить. В этой тишине слово наконец-то взял Юй Вэньчжоу.

— Спасибо вам всем за беспокойство и доброту, которую вы проявили к Синему Дождю.

Все слушали в тишине. Тот факт, что капитан Синего Дождя произнёс эти слова, заставил их почувствовать, что их горькие слова обиды не были высказаны напрасно. Даже если они не смогли получить от игроков никакой информации на пресс-конференции, то, что они смогли их пробудить, уже стоило всех усилий, не так ли?

— Вы все переживаете за Синий Дождь и желаете нам добра. Я хорошо это понимаю, — продолжил Юй Вэньчжоу. – Однако… — Он сделал паузу, после чего продолжил. – Даже если это ради нашего блага, простите нас за то, что мы не можем принять всю эту чушь.

— Хахахахахаха! – рассмеялся Хуан Шаотян.

Год усилий ни к чему не привёл, однако в подобный невесёлый момент Хуан Шаотян от души рассмеялся. Его никто не поддержал. Его смех был призван скрыть царящие в его душе чувства горечи и обиды.

Ему давно хотелось спросить: «Да что вы понимаете?! Что даёт вам право нести всю эту чушь?!».

Репортёры пребывали в ошеломлении. Они не думали, что после искренних благодарностей Юй Вэньчжоу назовёт их слова чушью.

Некоторые встали на ноги, приготовившись ответить, но голос Юй Вэньчжоу остановил их.

Начиная с первой критической ремарки, Юй Вэньчжоу начал отвечать на всю критику.

Один за другим.

Пятнадцать.

В целом было пятнадцать репортёров, страстно высказавшихся об игре Синего Дождя. Юй Вэньчжоу не пропустил ни одного из них. Он даже начал отвечать в той последовательности, в которой те говорили. Юй Вэньчжоу чётко, логично и систематично опроверг все их доводы.

Один за другим.

Пятнадцать.

Пятнадцать репортёров почувствовали, как у них запылали уши.

Опровержения Юй Вэньчжоу были такими чувствительными, что репортёры сильно удивились в момент завершения его речи. В этот момент они почувствовали, что они на самом деле ничего не понимают, что они на самом деле несли чушь.

Матч был более сложным и высокоуровневым чем они себе представляли. После анализа Юй Вэньчжоу озвученные ими проблемы начали казаться мелкими и поверхностными.

Казалось, будто они были толпой нубов, подбежавшей к кому-то и закричавшей: «Почему ты не использовал бесформенные фантомные клинки для создания комбинации из ста ударов?». После чего человек, к которому они подбежали, похлопал их по голове и вежливо ответил, что бесформенные фантомные клинки имеют кулдаун, поэтому их нельзя использовать десять раз подряд.

Несмотря на то, что их аргументы были разорваны на части, ни один репортёр не отреагировал агрессивно на слова Юй Вэньчжоу. Тот привёл слишком весомые доводы, к которым нельзя было придраться.

После завершения речи Юй Вэньчжоу на пресс-конференцию снова опустилась тишина.

— Тогда… — Юй Вэньчжоу в последний раз осмотрел толпу. – Всем спасибо. Увидимся в следующем сезоне.

После этого команда Синего Дождя покинула пресс-конференцию.

Ни один репортёр не захотел написать о том, что произошло на послематчевой пресс-конференции. В итоге их отчёты состояли из собрания внешних описаний. Никто не написал об эмоциях и отношении игроков Синего Дождя.

Репортёры позакрывали рты, но не все люди присутствовали на пресс-конференции.

Присутствующие на пресс-конференции репортёры при виде критичных комментариев чувствовали, что вся эта критика была невероятно патетичной, как и они ранее.

Посты с критикой и анализами очень походили на страстные заявления репортёров на пресс-конференции. Ни один человек так и не смог добраться до сути.

Просто навыки людей были недостаточно высоки. Теперь репортёры знали, как вся эта критика выглядела в глазах профессионала.

Она была чушью.

На этот раз на свет вышло слишком много чуши.

Немногие про-игроки после ухода в отставку присоединились к другим отраслям медиа индустрии. Большинство работников СМИ являлись обычными фанатами. Некоторых из них руководство заставило узнать о Славе.

Их так называемые глаза специалистов не дотягивали до профессионального уровня, особенно в плей-оффе. Они не могли понять слишком многого из того, что происходило в матчах.

У про-игроков их уверенные заявления вызывали только смех. Репортёры до вчерашнего дня об этом не знали. Они походили на императора, считающего, что он облачился в новую одежду. Юй Вэньчжоу нежно подтолкнул нескольких из них со словами: «На вас ничего нет. Не бегайте по сторонам, иначе подхватите простуду».

Они на самом деле подхватили простуду!

Причём количество заболевших было немалым!

Этих людей сбила с толку гора разгневанных комментариев. Они не могли выступить с опровержениями, потому что из речи Юй Вэньчжоу они почерпнули всего несколько принципов. Они не облачились в новую одежду, они просто перестали бегать по улице голышом.

Игроки Синего Дождя благодаря мощным словам своего капитана на пресс-конференции оказались глухи к разгневанным комментариям людей.

Они гораздо лучше всех этих людей знали, какие они имеют проблемы. Зачем им было слушать мнение посторонних?

— Сегодня начинается отдых.

Это были первые слова, которые произнёс Юй Вэньчжоу после матча.

— Обо всём остальном поговорим в следующем сезоне, — продолжил он.

— Да! – кивнули игроки.

Хотя поражение расстраивало, это был не первый их проигрыш. Что же касается корня их проблем…

В Синем Дожде не было идиотов. Игроки не воспринимали сказанные их капитаном на пресс-конференции слова как обычное метание бисера перед свиньями.

Тот просто воспользовался самым мощным моментом для озвучивания этих слов. Вспоминание прошедшего матча сразу после его завершения лишь усилило создаваемый эффект.

Синий Дождь специализировался на использовании возможностей, появлялись те на поле боя или за его пределами.

— Увидимся в следующем сезоне! – Ребята попрощались друг с другом. Для них уже начался отдых.

Однако никто из них не ушёл.

— Ты не уходишь? – Юй Вэньчжоу посмотрел на Хуан Шаотяна.

— Я хочу досмотреть до самого конца. Если появится шанс, я собираюсь поджарить этого парня! – твёрдо ответил Хуан Шаотян.

— А если этого шанса не появится? – рассмеялся Юй Вэньчжоу.

— Тогда мне придётся наблюдать за его гордой физиономией до самого конца, — ответил Хуан Шаотян.

Все хотели гордиться до самого конца.

У Синего Дождя больше не было этого шанса. Этим вечером ещё одна команда упустила этот шанс.

Громовой Удар сражался в выездной игре против Маленькой Травы, в итоге проиграв в этом матче. Проиграв в двух играх, они следом за Синим Дождём покинули плей-офф.

Сяо Шицинь вместе с товарищами показали отличную игру в регулярном сезоне, но им не удалось пробраться дальше первого раунда плей-оффа.

Им недоставало индивидуальной силы!

Так говорил внешний мир. В командных соревнованиях Громовой Удар не уступал топовым командам, но в индивидуальных раундах они сильно проседали. В плей-оффе их проблема стала более очевидной.

Однажды, чтобы заполучить более сильных помощников, Сяо Шицинь покинул Громовой Удар, но на этот раз, посреди критикующих голосов…

— Вы слышали? Все они говорят, что нам не хватает индивидуальной силы! Этим летом усердно тренируйтесь. В следующем сезоне мы их хорошенько напугаем в индивидуальных раундах! – произнёс Сяо Шицинь перед уходом на отдых. На этот раз он не считал, что силы его товарищей было недостаточно. Он возвысится вместе с ними. Они вместе заполучат причитающуюся им победу.

— Разрушим 37 последовательных побед! – воскликнула Дай Яньци.

У Сяо Шициня задрожали ноги.

— Следи за собой! – он бросил взгляд на Дай Яньци. В подбадриваниях не было ничего плохого, но они не могли быть абсурдными! Разве обычный человек мог этого достичь?

Оставить комментарий