Глава 1489. Безумная Сотня Цветов.

Когда Мо Фань вышел на сцену, все первым делом подумали о его титуле Убийцы Богов. Вторая мысль была о холодном и унылом чате.

Мо Фань не просто мало общался, он вообще не разговаривал. Даже Е Сю был изумлён, потому что когда он впервые встретил его в игре, тот был довольно молчалив, но при этом всё равно разговаривал, в отличие от реальной жизни. Всё указывало на то, что Мо Фань относился к тому типу людей, которые могли общаться с другими людьми в виртуальных мирах, но в реальной жизни не говорили ни слова. После становления про-игроком Мо Фань практически перестал общаться и в игре. Возможно, он настолько погрузился в игру, что больше не мог отличать фантазию от реальности? Е Сю этого не знал. Он не мог просто спросить об этом у Мо Фаня, потому что с этим парнем было по-настоящему трудно общаться!

Вскоре матч начался.

Чжан Цзялэ мог иногда обменяться парочкой слов. В матче с Е Сю помимо «Заходи» и «Выходи», игроки больше не сказали друг другу ни слова. Столкнувшись в этом раунде с неразговорчивым Мо Фанем, Чжан Цзялэ не стал ничего говорить.

— Сегодня игроки на удивление мало общаются! – вздохнул Ли Ибо. Он полагал, что из-за того, что Е Сю и старые генералы Тирании хорошо знают друг друга, в их матчах будет довольно много трэш болтовни. В итоге Е Сю обменялся с Чжаном Цзялэ детскими уколами и на этом всё завершилось.

— Вероятно, в этом раунде не будет много разговоров, — поддержал его Пан Линь. Все знали, что Мо Фань всегда молчит в матчах.

Оба игрока продолжали молчать. Они снова решили направиться по центральной дороге к поместью.

— Все сегодняшние битвы будут проходить в поместье? – пошутил Пан Линь.

Чжан Цзялэ пошёл по тому же маршруту, что и в прошлом раунде. Войдя в поместье через заднюю дверь, он начал блуждать по комнатам первого этажа. По сравнению с прошлым раундом, в этом раунде он уже знал расположение комнат и поэтому передвигался по ним более уверенно.

Что же касается Мо Фаня? Обман не вошёл в поместье через главный вход. На этот раз на поле появился настоящий Ниндзя. При помощи ниндзято Обман умело забрался на крышу.

Чем дальше заходил Чжан Цзялэ, тем осторожнее он становился. Ему нужно было быть готовым в любой момент встретить оппонента. Тем временем Обман быстро перемещался по крыше. Все полагали, что он направится к дыре, проделанной Е Сю в матче с Цинь Муюнем, однако тот направился к задней части поместья. После внимательного изучения обстановки внизу, он бесшумно спрыгнул вниз.

Обман пришёл туда, где изначально находился Ослепительная Сотня Цветов. После этого он вошёл в поместье через заднюю дверь.

Фанаты Тирании на стадионе Сяошань зашумели. Пройти через всё поместье, чтобы зайти оппоненту за спину было слишком подло. Фанаты Тирании с презрением смотрели на подобную игру.

Однако, несмотря на своё презрение, они не могли не забеспокоиться о Чжан Цзялэ, потому что тот не знал, что произошло. Его взгляд был сосредоточен на передней двери, из которой мог появиться Мо Фань.

Тем временем вошедший в поместье Мо Фань начал быстро проверять комнаты. Он медленно приближался к Ослепительной Сотне Цветов.

Фанаты Счастья были взбудоражены.

Скрытая атака! Да, он не сможет убить оппонента с одного удара, но скрытая атака определённо заставит Чжана Цзялэ растеряться. Зрители любили наблюдать за подобными сценами.

Обман продолжал приближаться к своей цели. Чжан Цзялэ об этом не знал. Он искал Мо Фаня, но при этом полностью пренебрёг своим тылом.

Дверь нежно открылась. Чтобы не создавать шума, игроки перемещались очень осторожно. Хотя они пока не обнаружили друг друга, они вели себя так, будто их оппонент находится в соседней комнате. К этому моменту Мо Фань заметил, как Ослепительная Сотня Цветов открывает и закрывает дверь.

Шагнув вперёд, Обман подошёл к закрытой Ослепительной Сотней Цветов двери и нежно её открыл.

Мо Фань был хорошо знаком со структурой поместья. После попадания в эту комнату, Чжан Цзялэ не должен был оглядываться. Комната, в которую он вошёл, имела всего один выход, поэтому он мог двигаться только в одном направлении.

Активировав технику исчезновения тела, Обман вкатился в комнату. Поднявшись после кувырка на ноги, он бесшумно устремился к Ослепительной Сотне Цветов, начал на ходу складывать ручные печати.

Ниндзюцу: мерцающее преследование!

Обман размылся. Лишь в этот момент Чжан Цзялэ заметил, что что-то было не так, но уже было поздно. Обман атаковал Ослепительную Сотню Цветов.

— Ооооох!

Тревога, восторг и сдерживаемое ожидание, родившееся во время захода Обмана в поместье, в один момент вышли наружу!

Скрытые атаки вызывали у зрителей будоражащую дрожь. Подобные ощущения можно было получить только таким образом.

Двойное убийство пустой цикады, огненный разрез, аннигиляция!

Обман последовательно активировал три навыка, подбросив Ослепительную Сотню Цветов в воздух.

В воздухе Чжан Цзялэ получил возможность ответить. Он моментально бросил вниз гранату.

Гранаты были аое атаками. Чжан Цзялэ было достаточно знать примерное положение Обмана для проведения атаки.

Обман? Он рванул вперёд и подпрыгнул, после чего оттолкнулся от стены и вернулся на место. Серия быстрых и текучих движений позволила ему увернуться от гранаты Ослепительной Сотни Цветов.

«Чёрт!» — изумлённо выругался про себя Чжан Цзялэ. Е Сю не переставал его удивлять. В этом раунде его удивил уже другой оппонент, Мо Фань.

Многочисленные вспышки света сопроводили его удивление.

*Пу пу пу пу!*

В момент падения Ослепительной Сотни Цветов Обман прыгнул на него сверху.

После шторма сюрикенов он использовал падение птицы.

Ослепительная Сотня Цветов упал на пол. Казалось, будто вся комната задрожала. Мо Фань хотел воспользоваться импульсом от падения птицы, чтобы отступить. Он выстроил достаточно длинную комбинацию. Теперь пришло время остановиться и выровнять темп.

Но полученный им импульс оказался слишком сильным.

*Бум!*

Обман врезался в потолок, при этом не став сразу падать на пол. Казалось, будто он приклеился к потолку.

Если говорить более предметно – на него давила сила ударной волны.

Он был не единственным, на кого воздействовала эта сила. Мебель в комнате также оказалась разбросана по сторонам. Более хрупкие объекты разлетелись на части.

Взрывная граната!

Чжан Цзялэ в идеальное время бросил взрывную гранату. Она взорвалась в момент падения на пол Ослепительной Сотни Цветов. В этой комнате помимо него все остальные объекты пострадали тем или иным образом.

Мо Фань хотел сбежать, но ударная волна придавила его к потолку. Из-за ограниченного пространства ударная волна от взрывной гранаты не могла найти выхода, поэтому Обман оказался придавлен к потолку.

Этот эффект продлился недолго, но его хватило, чтобы Ослепительная Сотня Цветов выстрелил в Обмана большим количеством пуль.

В рой пуль затесалась граната. Обман был поглощён светом. После этого он упал на пол.

Пока он падал, Ослепительная Сотня Цветов продолжал его обстреливать. На потолке можно было увидеть обугленное чучело. Никто его не заметил, пока оператор не приблизил камеру.

Техника замены!

Хотя Обман смог опуститься на пол, он не смог сбежать от преследования Ослепительной Сотни Цветов.

В комнате было два выхода. Мо Фань лишь мог беспомощно на них смотреть. Он не мог до них добраться. Он не только не мог до них добраться: для снижения урона ему пришлось от них отдалиться.

Он оказался в такой же ситуации, как и Е Сю в прошлом раунде. Цветущая сеть из выстрелов заперла его в углу комнаты.

Е Сю удалось позаимствовать огневую мощь Ослепительной Сотни Цветов для проделывания дыры в стене, но Мо Фань? Что он мог сделать? Чжан Цзялэ не позволит дважды использовать один и тот же трюк. Он не был глупым парнем.

Мо Фань мог рассчитывать лишь на собственные методы.

Обман начал стремительно отступать. Это не была вынужденная мера – он сам так решил.

Чжан Цзялэ быстро скорректировал прицел. Небольшое окно стало открытием для Мо Фаня.

Это открытие позволило ему сложить несколько ручных печатей.

Ниндзюцу: танец теней!

Мо Фань смог мгновенно сложить ручные печати для активации навыка 70 уровня. Один Обман разделился на десять Обманов. Находящийся в углу Обман был поглощён ослепительным светом.

Комната, в которой проходило сражение, не была большой. Страдающие клаустрофобией зрители при виде десяти одинаковых клонов в маленькой комнаты испытали тошноту.

— Он собирается использовать хаос, чтобы сбежать! – воскликнул Пан Линь.

— Использовать высокоуровневый навык для побега? Мо Фань довольно расточителен, — вздохнул Ли Ибо. Для сборщиков остатков на первом месте стояла собственная безопасность. Любой метод, обеспечивавший им безопасность, каким бы затратным он ни был, стоил того, чтобы его использовать.

Десять Обманов. Какой был настоящим? Этого нельзя было сказать, потому что сердце танца теней могло быть в любой момент перемещено. Чжан Цзялэ продолжал защищать два выхода. Другая сторона не собиралась выстраиваться в одну линию, чтобы встретиться со своей смертью! Если Обман использует несколько атак для отвлечения Чжана Цзялэ, то тем самым он облегчит себе побег, не так ли?

Как сложно! Фанаты Тирании представили себя на месте Чжана Цзялэ. Их брови были нахмурены, будто они находились в очень опасной ситуации. В этот момент они увидели, как комната наполнилась светом…

В прошлом раунде никто не увидел безумного стиля Сотни Цветов, но зато в этом раунде продемонстрированный Чжаном Цзялэ стиль Сотни Цветов превзошёл всеобщее воображение.

Вся комната наполнилась светом. Ослепительная Сотня Цветов? Десять Обманов? Зрители могли лишь видеть размытые силуэты.

Проекция могла убирать предметы, заслоняющие обзор зрителям, но она не убирала визуальные эффекты, создаваемые атаками персонажей…

Кого волновало, что в комнате было десять Обманов? Кого волновали два выхода? Кого волновали вражеские атаки?

Чжан Цзялэ атаковал каждый угол комнаты, не оставив Обману пространства для манёвра.

Хотя он вернулся к своим истокам, это не означало, что он забыл о безумии двух с половиной сезонов.

Сжечь всё на своём пути сотней цветов. В то время он верил в это!

Теперь, когда ему потребовалось привнести в игру безумие, он не собирался пренебрегать своим опытом.

Три лета дикого цветения, которое однажды намеревалось сжечь всё, снова расцвело в этой маленькой комнате.

Оставить комментарий