Глава 1492. Гармония.

Чжан Цзялэ вышел из игровой кабинки. Несмотря на радующихся его поражению фанатов Счастья, он остался спокоен. Это поражение было слишком незначительным для него. В Славе не было более жалкого лузера, чем он.

Чжан Цзялэ медленно спустился со сцены. Среди радостных криков можно было услышать несколько недовольных гудений, направленных в его сторону. После возвращения на про-сцену популярность Чжан Цзялэ значительно снизилась.

На ноги поднялся третий игрок Тирании. На большом экране стадиона показали изображение игрока и его персонажа.

Линь Цзиньгуань, Хулиган, Тёмный Гром.

Он уже два года находился в Тирании, но каждый раз, когда Линь Цзиньгуань видел рядом со своим именем ник Тёмного Грома, он испытывал чувство отчуждённости.

Три Удара. В итоге он так и не смог забыть ник Хулигана, прошедшего с ним семилетний путь через ветра и дожди. Хотя они никогда не достигали каких-то впечатляющих результатов, Линь Цзиньгуань всегда испытывал спокойствие при управлении Тремя Ударами.

Два года назад это спокойствие было нарушено.

На закате своей карьеры Линь Цзиньгуань стал дрейфующим листом, нашедшим пристанище в Тирании.

Он был признателен Тирании за то, что та его приютила. В самое горькое для него время Тирания высоко его оценила. Линь Цзиньгуань решил, что он отдаст последнее сияние в своей карьере этой команде. Тем не менее, другая команда была другой командой.

Линь Цзиньгуань, Тёмный Гром.

Направляясь на сцену, Линь Цзиньгуань посмотрел на ник своего персонажа на большом экране и на своего оппонента, Фан Жуя, Мастера Ци, Безграничное Море.

Внезапно он рассмеялся.

Судьба двух братьев была очень похожа! Рядом с именем Фан Жуя теперь тоже стоял другой ник. Более того, тот даже сменил класс. Линь Цзиньгуань испытывал дискомфорт не только при взгляде на ник Тёмного Грома. Ник Безграничного Моря тоже заставлял его чувствовать себя некомфортно.

Фан Жуй, Вор, Сомнительный Демон.

Линь Цзиньгуаню казалось, что он видит перед собой именно эти имена.

«Я становлюсь сентиментальным?» — покачал головой он.

— Отомсти за меня, — обратился к нему Чжан Цзялэ.

— Сделаю всё возможное! — улыбнулся Линь Цзиньгуань.

— Удачи!

Поднявшись на сцену, Линь Цзиньгуань вошёл в игровую кабинку. Вставив карту в картоприёмник, он вошёл в игру. За девять лет он множество раз проделывал эту процедуру: семь лет с Тремя Ударами и два года с Тёмным Громом.

Тёмный Гром…

Линь Цзиньгуань снова повторил ник своего персонажа. После завершения обратного отсчёта матч стартовал.

Оба персонажа снова пошли по центральной дороге.

Зрители немного забеспокоились. Это ведь уже был шестой раунд групповой арены, не так ли? Ещё ни один игрок не пошёл по окружному маршруту. Все они сразу направлялись к центру карты. Поместье перестало быть поместьем, превратившись в арену.

Один игрок стоял перед поместьем, а другой позади него. Вот только на этот раз игроки решили сделать кое-что новое!

Они не воспользовались ни дверьми, ни стеной.

Тёмный Гром начал обходить поместье против часовой стрелки сзади поместья, а Безграничное Море проделал этот же манёвр перед поместьем.

Тёмный Гром прибыл к передней части поместья, а Безграничное Море к задней. После этого парни осторожно вошли внутрь поместья.

Все лишились дара речи.

Два бывших партнёра теперь стали оппонентами, но при этом продолжали действовать в гармонии друг с другом! Ты пошёл по кругу? Я тоже пошёл по кругу. Ты пошёл против часовой стрелки? Я тоже. Ты пошёл через дверь? Я тоже…

Два персонажа крались на цыпочках через поместье, будто они являлись зеркальными отображениями друг друга.

Зрители были беспомощны. Они могли лишь ждать, когда парни встретятся друг с другом.

Тем не менее, те всё никак не встречались. Создавалось впечатление, будто они заранее договорились не встречаться. Они уже минуту блуждали по первому этажу поместья, однако до сих пор не смогли обнаружить друг друга.

В этот момент оба персонажа сели в угол, чтобы перевести дух. Казалось, будто они устали.

Чтобы не сидеть без дела, парни использовали чат.

— Эй, ты в поместье? — спросил Фан Жуй.

— Ага! — ответил Линь Цзиньгуань. Он не стал задавать встречный вопрос. По вопросу Фан Жуя и так было понятно, что он тоже находится в поместье.

— Как ты начал матч? — перешёл к делу Фан Жуй.

— Обошёл поместье по кругу, — честно ответил Линь Цзиньгуань.

Это был смертельный матч плей-оффа, однако парни беспечно общались друг с другом. Казалось, будто это был обычный тренировочный день.

— Фак, — выругался Фан Жуй. Встрепенувшись, судья выдал ему жёлтую карточку. Ругательства были запрещены.

Линь Цзиньгуань мгновенно всё понял. Ему не нужно было задавать вопрос. Видимо, Фан Жуй зашёл в поместье с заднего входа. Своими действиями они поменялись местами. Они мыслили одинаково: избежать противника и внимательно изучить окружение. Я избегаю тебя, ты избегаешь меня. Пройдясь по кругу, парни разминулись друг с другом.

— Продолжай! — Линь Цзиньгуань был решительно настроен разрешить эту ситуацию. Он и Фан Жуй отлично знали мысли и привычки друг друга. Чтобы противодействовать другой стороне, будет недостаточно продумать действия на один шаг вперёд, потому что другая сторона сделает то же самое.

Поднявшись на ноги, Тёмный Гром снова отправился в путь. Линь Цзиньгуань начал обдумывать дальнейшие действия Фан Жуя и на основании этих действий планировать свои действия.

Два персонажа снова начали идти по кругу.

Прошла ещё одна минута. На этот раз парни не разочаровали друг друга. Они встретились на спиральной лестнице. Их встреча не выглядела неожиданной. Напротив, казалось, будто они заранее договорились встретиться здесь.

Наконец-то будет драка. Так подумали зрители.

Но персонажи просто уставились друг на друга.

Кто бы мог подумать, что они встретятся здесь.

Что это значит? Это значит, что они продолжали действовать в гармонии. Хорошо понимая друг друга, они попытались перемудрить друг друга. Но в итоге их предсказания имели одинаковую глубину.

— ХХ! — Вместо прямого ругательства Фан Жуй использовал два икса.

У судьи дёрнулся угол рта. ХХ не были нарушением правил, но всем было понятно, что это было завуалированное ругательство.

Парни на добрых три секунды уставились друг на друга. Помимо иксов Фан Жуя в чате больше не появилось сообщений. В этот момент парни одновременно начали действовать.

Ци пуля!

Бросок песком!

Оба игрока использовали навыки дальнего боя. Они одновременно атаковали и одновременно увернулись. В итоге ни один из них не пострадал.

Снова!

Хулиган и Мастер Ци сцепились в напряжённой схватке.

У наблюдающих за их сражением зрителей отвисли челюсти.

Это сражение или постановочное синхронное шоу?

Атаки, увороты: персонажи действовали в идеальной гармонии. Ты промазал, я промазал. Их сражение больше напоминало танец, чем битву.

— Кхм! — Спустя полминуты в чате появилось сообщение от Линь Цзиньгуаня. Тёмный Гром внезапно перестал нападать. Безграничное Море тоже остановился.

Парни осознали, в чём заключается корень проблемы.

Хотя в жизни они были хорошими друзьями, сейчас шёл матч плей-оффа. Будучи про-игроками, они должны были помочь своим командам победить. Чтобы добиться победы, они решили превратить хорошее знание оппонента в оружие. Но из-за их хорошего понимания друг друга, они разработали один и тот же план. В итоге своими действиями они нейтрализовали друг друга.

Это было плохое чувство.

Парни гордились своим хорошим пониманием друг друга, но в этом матче это понимание стало для них препятствием. Чтобы победить в этом матче, им нужно избавиться от связи между ними. Кто сможет лучше это сделать, тот и победит.

Спустя ещё три секунды бездействия последовала атака.

Трюки Хулигана и ци Мастера Ци столкнулись.

Оба персонажа начали получать урон.

Ты ударил меня, я ударил тебя.

Сражение было напряжённым, но для умелых игроков оно выглядело очень грубым.

Чтобы понять этот матч, нужно было знать о прошлом двух игроков. Грубость родилась из их хорошего понимания друг друга. Из-за хорошего понимания друг друга, они не могли использовать привычные для них методы.

Грубые атаки могли дать лучший результат.

Они больше не поддерживали друг друга. Вместо этого они хитрили и устанавливали ловушки…

Многие игроки, работающие в паре, не могли смотреть на происходящее.

Какое жестокое соревнование. Чтобы победить, парни превращали своё понимание друг друга и взаимное доверие в различные зловещие схемы.

Хуан Шаотян, общающийся с Юй Вэньчжоу посредством текстовых сообщений, замолчал.

Сунь Чжэпин, Чжан Цзялэ, Хань Вэньцин, Чжан Синьцзе, Е Сю, Су Мученг… все эти люди знали значение слова «партнёры». Сейчас на сцене два бывших партнёра уничтожали всё, что они создали вместе до этого.

Ради победы.

Ради славы.

У каждого игрока имелось много ограничений, но ради своей мечты парням пришлось безжалостно отбросить в сторону свои ограничения.

Здоровье персонажей продолжало убывать. Тот, кто понимал, что происходит в матче, не хотел анализировать детали. Лишь ничего не понимающие люди радовались и огорчались в зависимости от положения их игрока в матче.

Каким бы жестоким не было это сражение, у всего был конец.

В конце на ногах мог остаться только один.

Фан Жуй, Мастер Ци, Безграничное Море.

В конце на экране осталось лишь одно имя. Строка с именем Линь Цзиньгуаня потускнела.

Зрители начали радоваться победе Фан Жуя и Счастья.

Находящиеся на стадионе про-игроки поднялись на ноги и захлопали в ладоши. Они аплодировали матчу, который не имел блестящих моментов.

Они аплодировали молчаливому пониманию двух игроков, их решимости одержать победу.

Они аплодировали вечным амбициям чемпионов, амбициям, которые всегда будут достойны гордости.

Оставить комментарий