Глава 1497. Десятилетний капитан.

Слава!

На большом экране стадиона появилось сообщение о победе одного из игроков.

Каким бы не был процесс, матч всегда заканчивался одним и тем же: победой и поражением.

В этом раунде победа досталась Цяо Ифану. Стадион Сяошань мгновенно наполнился громовыми аплодисментами.

Наполненный сожалениями, Сун Циин вышел из игровой кабинки. Звучавшие аплодисменты предназначались не ему, но он не опустил голову. Его оппонент показал отличную игру, но и он не сделал ничего такого, за что бы ему было стыдно.

Возможно, в самом начале его мышление было недостаточно скрупулёзным.

Во время спуска со сцены Сун Циин начал мысленно разбирать свою игру. Раз за разом он прогонял в голове сцену с падением потолка, вместе с которым рухнули и его шансы на победу.

Если бы вместо него играл их вице-капитан, то тот бы определённо не просмотрел подобную возможность. Сун Циин посмотрел на конкретного человека, сидящего в зоне Тирании.

Он был Страйкером, тем, кто унаследует Пустынного Праха после ухода Хань Вэньцина. Команда никогда этого не скрывала. Тирания сверху донизу была открытой и прямой командой.

Сун Циин не собирался отказываться от подобного предложения. Он даже гордился тем, что станет преемником Хань Вэньцина, но при этом он не скрывал собственного взгляда на вещи. Хотя ему очень нравилось играть Страйкером, если говорить об игроках, а не о персонажах, то ему больше импонировал вице-капитан Тирании, Чжан Синьцзе, нежели Хань Вэньцин.

Осторожный, основательный, безупречный.

В глазах многих людей подобный стабильный стиль не был достаточно впечатляющим, но Сун Циин считал его очень крутым. Возможно, дело было в его характере, который очень походил на характер Чжана Синьцзе.

Тирания не предъявляла к нему каких-то особых требований. Сам Сун Циин не пытался имитировать стиль Чжана Синьцзе. Тем не менее, несмотря на то, что он развивал собственный стиль, все в Тирании смотрели на него как на маленького Чжана Синьцзе.

Сун Циин не возражал. Он не пытался никого копировать — это был его собственный стиль.

Но его всё равно не хватило!

Сун Циин продолжал прокручивать в голове матч, пытаясь найти моменты, в которых он был недостаточно хорош. В этот момент на ноги поднялся якорь Тирании на групповой арене.

Хань Вэньцин. Это мог быть только он.

Он мог отступить, когда того требовали обстоятельства, но если бы он совсем не появился в критическом матче плей-оффа на групповой арене, то фанаты Тирании были бы разочарованы. Игроки Тирании тоже бы почувствовали себя не в своей тарелке.

Десятилетний капитан, десятилетний столп.

В рамках влияния на команду Хань Вэньцин занимал стабильное первое место. Даже его старый враг Е Сю встретил несчастливый конец в Великолепной Эре. Среди более поздних игроков Ван Екси ближе всего подобрался к Хань Вэньцину: его влияние в Маленькой Траве было почти таким же значительным. Тем не менее, в этом аспекте он всё равно немного уступал Хань Вэньцину.

Тот своим духом и харизмой сильно повлиял на Тиранию. Сегодня Тирания играла в тираничном стиле, потому что таким был стиль их капитана и ядра.

Но что насчёт Ван Екси и Маленькой Травы? Тот изменил свой стиль, ассимилировался в команду и в итоге стал двукратным чемпионом. В рамках результатов две его победы в чемпионате превосходили достижения Хань Вэньцина, но в рамках влияния на команду он оставался позади.

Бессменный капитан Тирании поднялся на ноги. Как и во многие разы до этого, он приготовился защитить Тиранию в самый критичный для неё момент.

Фанаты Тирании, приехавшие сюда вместе с командой, начали реветь, словно их боевой дух внезапно воспламенился. Перед лицом надежд фанатов Тирании Хань Вэньцин не стал скромничать. Чтобы показать, что он услышал поддержку фанатов, он выбросил кулак в воздух.

Рёв усилился. В этот момент спустившийся со сцены Сун Циин подошёл к Хань Вэньцину.

Тот опустил кулак и указал им на него. Сун Циин ответил ему взаимностью. Он поднял свой кулак и прислонил его к кулаку Хань Вэньциня.

— Удачи, капитан! — воскликнул он.

Хань Вэньцин кивнул, после чего продолжил подниматься на сцену.

В данный момент Тирания отставала. Цяо Ифан использовал 61% здоровья, чтобы победить Сун Циина. Сейчас его персонаж имел 39% здоровья.

Это было довольно существенное преимущество, но в глазах преданных фанатов Тирании не было беспокойства. В них была только решимость.

Матчи всегда заканчивались победой или поражением. Все понимали это.

Нельзя было сказать, что фанаты Тирании верили в непобедимость Хань Вэньцина. Тот наделял их уверенностью. Фанаты верили, что даже если Хань Вэньцин проиграет, их боевой дух не угаснет, и они не лишатся уверенности. До тех пор пока с ними будет Хань Вэньцин, они могут проиграть игру, но не потерять решимость!

Тирания никогда не страшилась неудач. В ранние годы Альянса Великолепная Эра трижды выбивала их из плей-оффа. Великолепную Эру и Е Цю называли их слабостью, их ахиллесовой пятой. Ну и что? В четвёртом сезоне на высочайшей сцене Славы они в свирепой манере победили Великолепную Эру, тем самым доказав всем, что они могут победить самого неприятного для себя оппонента. Старые фанаты Тирании никогда не забудут тот день. В тот день Тирания во всей красе продемонстрировала мощь своих персонажей.

Без страха неудач, всегда нацеливаясь на новые вершины. Под руководством Хань Вэньцина команда прошла десятилетний путь. Теперь Тирания снова приблизилась к вершине, и Хань Вэньцин снова вышел на сцену.

На трансляции Пан Линь в наиболее поэтичной манере описывал пройденный Хань Вэньцином путь. Его партнёр Ли Ибо был выходцем из Тирании, имеющим опыт игры в той эре. Хотя он уже не мог отчётливо видеть все стратегии команды, он никогда не сможет забыть дух Тирании, потому что он тоже когда-то был членом этой команды. В том сезоне он вместе с Тиранией пошёл в дикий разнос. Слушая страстные слова Пан Линя, Ли Ибо почувствовал, как его сердце отправляется вскачь. Ему даже хотелось выбежать на сцену, схватить клавиатуру и мышь и снова вступить в бой!

— Хорошо, матч вот-вот начнётся. Десятилетний капитан Тирании, Хань Вэньцин, против новичка Счастья, Цяо Ифана, — произнёс Пан Линь.

Хотя Цяо Ифан был зарегистрирован в качестве про-игрока ещё в восьмом сезоне, в официальных матчах он начал появляться только в этом сезоне, поэтому его смело можно было назвать новичком.

Открытие не изменилось. Игроки снова направились к поместью в центре карты. Свирепая храбрость и решимость Хань Вэньцина была видна по движениям его персонажа. Пустынный Прах сразу отправился вперёд, не сворачивая с выбранного пути.

Даже добравшись до поместья, он продолжил придерживаться этого ритма.

Как и раньше Цяо Ифан вошёл в поместье через парадный вход, после чего быстро прибыл на место прошлой битвы.

— Цяо Ифан всё ещё хочет здесь сражаться? — спросил Пан Линь. После прошлого матча все поняли, какие преимущества это место предоставляет Призрачному Мечнику. Размер комнаты, устройство окружающих комнат: Один Дюйм Пепла умело использовал все эти вещи.

Вы хотите узнать, в чём заключается домашнее преимущество? В этом.

Максимальное использование карты.

Наблюдая за матчем с трибун, игроки Тирании, включая Хань Вэньцина, признали навыки Цяо Ифана. Тем не менее, желание Цяо Ифана использовать поле боя из прошлого матча выглядело несколько странным. Зная, как умело он использует эту область, станет ли Хань Вэньцин потакать его желаниям?

Эм…

Хань Вэньцин?

Когда упоминалось это имя, логика давала сбой.

Этот ход выглядел нелогичным, но если его сделает Хань Вэньцин, то все смогут его принять.

Тот всегда был таким. Даже если он знает, что на горе скрывается тигр, он всё равно поднимется на гору. Для других это было нелогичное решение, но с помощью своей решимости Хань Вэньцин мог перевернуть ситуацию.

Цяо Ифан снова хотел здесь сразиться. Обычный оппонент вряд ли пришёл бы сюда, но Хань Вэньцин не был обычным оппонентом. Возможно, Цяо Ифан разработал этот план с поправкой на характер Хань Вэньцина?

Все стали наблюдать за Пустынным Прахом. Тот быстро добрался до поместья и в данный момент проверял комнаты. Он сможет быстро добраться до искомого места. На этот раз Цяо Ифану не нужно было разрушать двери, поэтому он не создавал лишних звуков. Один Дюйм Пепла просто устроил засаду в комнате, приготовившись встретить Хань Вэньцина.

Из-за рухнувшей стены две комнаты превратились в одну большую комнату. Цяо Ифан не был уверен, с какой стороны появится Хань Вэньцин, поэтому он спрятался в углу, с которого просматривались все входы в комнату.

Ему не пришлось долго ждать. Вскоре он услышал шаги.

Хань Вэньцин не скрывал своего присутствия. Все предметы, на которые он наступал, издавали звуки.

*Па!*

Внезапно раздался другой звук. Прижатый к стене Цяо Ифан почувствовал дрожь.

Он не мог не узнать этот звук. В прошлом матче Сун Циин 160 раз создал аналогичный звук.

Хань Вэньцин тоже решил пробить стену?

Когда Цяо Ифан пришёл к этому выводу, в стену врезался ещё один удар.

Он уже примерно понял, откуда идёт звук. Посмотрев в нужную сторону, он увидел, как в стене появилась дыра.

Три удара для появления дыры?

Разумеется, дело было не в ужасающей силе атаки Пустынного Праха, просто атакованная им стена была сильно повреждена.

В поместье прошло не одно сражение. Более того, практически все сражения были проведены на первом этаже. Разрушенная в комнатах мебель не поддавалась восстановлению. За время сражений стены впитали в себя немало ударов. Очевидно, Хань Вэньцин отыскал слабое место в стене и проделал там дыру при помощи трёх ударов.

Так он даёт выход своему гневу?

Вначале все так подумали, однако вскоре они увидели, как Пустынный Прах и Один Дюйм Пепла встретились взглядами через дыру.

При виде положения Одного Дюйма Пепла, Хань Вэньцин понял его задумку. Станет ли он смело заходить в область, в которой Призрачный Мечник чувствовал себя комфортнее всего?

Снежная полоса в руке Одного Дюйма Пепла уже начала наливаться светом. После осмотра обстановки в комнате Хань Вэньцин прошёл дальше.

*Па па па па*

Ещё одна цепочка ударов, после которой в стене появилась очередная дыра. Смена позиции и повторение действий…

Звуки ударов начали идти по кругу. Прислушивающийся к ним Цяо Ифан побледнел.

Сун Циин просто хотел сломать стену. Хань Вэньцин приготовился обрушить всё поместье?

Оставить комментарий