Глава 1507. Ни одна сторона не желает отступать.

Пронзающая небо пушка!

Можно было проигнорировать урон от этого навыка, но нельзя было проигнорировать эффект сбивания с ног. Если на цели не будет супер брони, то она отправится в полёт.

Цинь Муюнь одновременно увернулся и контратаковал. Тем не менее, его сердце сжалось, когда он посмотрел себе за спину.

Он увернулся от пронзающей небо пушки, и теперь вздымающаяся энергия ци летела в сторону одного из его товарищей.

Ослепительная Сотня Цветов!

Как и следовало ожидать: атаки Фан Жуя были невероятно грязными. Если атака не попадала по Отрицательным Девяти Градусам, она находила другую цель. Всем было понятно, почему Фан Жуй выбрал эти две цели.

Если он попадёт по Отрицательным Девяти Градусам, то снизит давление на Е Сю. Попадание по Ослепительной Сотне Цветов принесёт ещё больше пользы. Стиль Сотни Цветов мешал как Е Сю, так и Су Мученг.

— ! — Цинь Муюнь не знал, видит ли Чжан Цзялэ приближающуюся атаку или нет, поэтому он поспешил его предупредить. У него не было времени на печатание развёрнутого сообщения.

Чжан Цзялэ не заметил атаку, поэтому предупреждение Цинь Муюня пришлось к месту. Не только Чжан Цзялэ, но и Хань Вэньцин вместе с Линь Цзиньгуаном увернулись при виде предупреждения.

Ослепительная Сотня Цветов подобно рыбе шлёпнулся на землю и кувыркнулся, уворачиваясь от пронзающей небо пушки.

Цинь Муюнь облегчённо вздохнул. Безграничное Море куда-то исчез. Он не знал, откуда этот парень появится в следующий раз. Цинь Муюнь начал нервничать. Это была его ответственность, но ему было тяжело справляться с грязностью Фан Жуя.

Талантам требовалось немало времени, чтобы вырасти. По сравнению с другими новичками Цинь Муюнь был более зрел и рационален. С первого дня в основном составе Тирании он знал, что не будет играть первую скрипку в команде. В то время Тирания сияла ярче всех в Славе. Легендарные имена, записанные в истории Славы, находились в этой команде.

Цинь Муюнь стал пятым игроком основного состава Тирании.

Другие новички могли испытывать давление в подобной обстановке, но Цинь Муюнь чувствовал себя нормально. Он нашёл свою роль в команде. В этой звёздной группе ему не нужно было ярко сиять. Возможно, именно находясь за пределами главного прожектора, он мог раскрыть весь свой потенциал.

В итоге он начал свою карьеру в качестве невидимого существа. Другие новички явно не обрадовались бы подобной роли. Им не терпелось показать всем свой талант, чтобы люди признали их ценность.

Цинь Муюнь был другим.

Он завершил сезон в тени. Его цифры статистики были скромными. Также он не показывал какой-то особо яркой игры в регулярном сезоне. Тем не менее, он всё равно был частью основного состава. Каким бы невидимым он не казался, Цинь Муюнь был уверен в своём вкладе в команду. У Тирании имелся Чжан Синьцзе, не пропускающий даже самых незначительных деталей. Благодаря вице-капитану Цинь Муюнь мог безопасно совершенствовать собственный стиль. Ему не нужно было беспокоиться о том, что команда забудет о нём.

И он преуспел.

Хотя в течение регулярного сезона он не привлекал к себе внимания, люди просто не могли проигнорировать тот факт, что он являлся частью основного состава Тирании.

Он продолжил скрываться за сиянием окружавших его Богов, но его существование больше не игнорировали.

В этом сезоне его стиль столкнулся с препятствиями, потому что оппоненты Тирании стали обращать на него внимание. Никто не собирался пренебрегать игроком, имеющим стабильную позицию в Тирании.

Пространство, которое он имел в бытность невидимкой, исчезло. В итоге Цинь Муюню пришлось приспосабливаться к новым обстоятельствам.

Он больше не мог скрываться. Ему нужно было использовать свои способности, чтобы помочь Богам засиять ещё ярче.

Его задача заключалась в залатывании дыр святой троицы.

Тем не менее, перед лицом Фан Жуя Цинь Муюнь не был уверен, что ему удастся выполнить свою задачу. Этот мастер грязной игры был слишком ловким. Хотя Линь Цзиньгуань многое рассказал ему о методах и привычках Фан Жуя, когда тот сменил класс многое поменялось. Герои Тирании были несовместимы с грязью. Они не могли понять мыслительного процесса Фан Жуя.

Где он?

Отрицательные Девять Градусов продолжил осматриваться по сторонам. Цинь Муюнь обладал выдающимися навыками позиционирования и был хорош в нахождении потенциально опасных мест, но после недавнего неудачного определения позиции Безграничного Моря, его уверенность начала рушиться.

— Не паникуй! — В чате появилось сообщение от Чжана Синьцзе. Он видел, что Цинь Муюнь начал нервничать. По большей части Тирания состояла из опытных ветеранов. Фан Жую удалось поколебать дух одного неопытного игрока своей скрытой атакой.

— Я иду, — написал другой игрок.

В эту область направился Тёмный Гром. Формация святой троицы временно распалась. Хань Вэньцина и Чжана Цзялэ было достаточно, чтобы оказывать давление на Су Мученг. Когда Линь Цзиньгуань увидел, что Цинь Муюнь испытывает проблемы с контролем Е Сю и Фан Жуя, он покинул формацию и отправился ему на помощь. Вне всяких сомнений, в Тирании он лучше всех знал Фан Жуя. Тёмный Гром устремился в определённую сторону.

Как и следовало ожидать, там он нашёл Безграничное Море. Фан Жуй испытал беспомощность. Его старый товарищ слишком хорошо его знал. В итоге ему пришлось прервать свой навык и снова оценить ситуацию.

Тем же самым занимался и Чжан Синьцзе.

Три игрока Счастья уже раскрыли себя. Су Мученг изолировали. Е Сю пытался восстановить с ней контакт, а Фан Жуй хотел нарушить темп Тирании.

Между игроками Счастья не было тактического взаимодействия. Су Мученг, Е Сю и Фан Жуй занимались своими делами. Очевидно, цель засады заключалась не в этом.

Засада уже была разрушена?

В таком случае, что насчёт Ло Цзи? Ань Вэньи?

Чжан Синьцзе не пренебрёг потенциальными местами для укрытий, которые они определили, но там не было никаких движений. На этой части карты вовсю шло сражение. Он не мог никого отправить на разведку.

«Стоит ли нам продолжать наступление?».

Чжан Синьцзе перевёл взгляд на основное сражение. Пока что не произошло больших изменений. Е Сю и Су Мученг нельзя было недооценивать. С переключением внимания Линь Цзиньгуаня на Фан Жуя, испытываемое ими давление значительно снизилось.

Это была правда, что Линь Цзиньгуань являлся эффективным ответом Фан Жую, но в то же самое время… Чжан Синьцзе снова посмотрел на игроков Счастья.

Ещё два игрока Счастья не раскрыли своих позиций, поэтому скрытая угроза всё ещё висела над Тиранией. Вмешательство Фан Жуя немного развязало руки другим игрокам Счастья. Чжан Синьцзе намеревался ещё понаблюдать за Счастьем, в надежде раскрыть все их карты.

При поддержке Ослепительной Сотни Цветов Пустынный Прах продолжал сокращать дистанцию с Танцующим Дождём. Хотя Хань Вэньцин пока не использовал ни одного атакующего навыка, его наступление представляло для Су Мученг бо́льшую опасность, чем атаки Чжана Цзялэ.

Если Хань Вэньцин сможет до неё добраться, то её Лаунчера будет ждать лишь смерть.

Отступать, продолжать отступать.

Су Мученг отступала, а Хань Вэньцин и Чжан Цзялэ наступали. Чжан Синьцзе последовал за своей командой.

Вся команда Тирании начала углубляться в жилой район. Вскоре игроки смогли увидеть многочисленные дома на деревьях.

Они не слепо следовали за Танцующим Дождём. Команда сохраняла своё построение. Пока Танцующий Дождь отступала вглубь жилого района, Тирания попыталась окружить Мрачного Лорда. Однако Е Сю сумел раскусить их план. Тирания продолжала сохранять построение. Е Сю не удалось добраться до Танцующего Дождя, но из-за его присутствия Тирания не могла позволить себе создавать открытия. Линь Цзиньгуань и Фан Жуй следовали за своими командами, во время движения держа друг друга под контролем.

Атмосфера на стадионе была очень странной.

Обе стороны могли сделать шаг и изменить ситуацию, но никто не хотел делать этот шаг.

В итоге Тирания не раскрыла своё наступление, а Счастье не сделало ничего, чтобы спасти Су Мученг. Казалось, что обе стороны используют 70% своей силы. Из-за оставшихся 30% зрители ощущали тревогу.

— Матч всё ещё находится в оценочной стадии! — Хуан Шаотяну пришло новое сообщение от Юй Вэньчжоу.

Ранее он полагал, что Е Сю хочет прочувствовать Тиранию, чтобы победить в серии. Теперь всё указывало на то, что Чжан Синьцзе тоже хочет получше изучить Счастье перед тем как делать более решительные ходы.

Что задумало Счастье?

Юй Вэньчжоу тоже был сбит с толку. Ему даже не помогало вездесущее зрение зрителя. Комментаторы также ничего не понимали.

Кто первым нарушит баланс?

Это был ключевой вопрос. Обе стороны хотели реагировать на действия оппонента. Всё будет зависеть от того, кто окажется терпеливее.

Тем не менее, текущая ситуация явно не играла на руку Счастью. Даже если они хотели быть терпеливыми, ситуация могла не позволить им этого.

Это была пугающая часть Чжана Синьцзе. Он не использовал грязных тактик. Он заставлял оппонентов делать то, что ему нужно при помощи подавляющей силы. Этот тактический стиль опирался на мощные наступательные способности Тирании.

— Счастье не может придумать решение? — спросил Пан Линь. Для людей с поверхностным зрением Счастье находилось в проигрышной ситуации. Тирания шаг за шагом заставляла Счастье отступать. Если Счастье не сможет разрушить эту ситуацию, то они будут вынуждены начать действовать.

«Давайте! Покажите мне свои карты!».

Планом Счастья не могла быть только засада, не так ли? Зачем нужен Призыватель на этой карте?

Чжан Синьцзе с нетерпением смотрел в будущее.

Оставить комментарий