Глава 774 Никто не понимает.

Малыш Мин не мог определить, кем был Цяо Ифан, однако в не зависимости от его прошлого, разве он мог сравниться с Су Мученг? Малыш Мин мог продекламировать имена всех звёздных игроков, однако среди них не было Цяо Ифана.

Он не осмеливался говорить «привет». Вместо этого он осторожно начал перемещать взгляд на других людей, чтобы увидеть, не пропустил ли он ещё каких-то больших фигур. Повернув в сторону голову, он обнаружил симпатичную девушку. Малыш Мин был сбит с толку. Они с ней были довольно близки!

Разве это не сестрица Танг? Они довольно хорошо знали друг друга!

Увидев друга, Малыш Мин пришёл в восторг. Посмотрев на Чень Го, он произнёс:

— Эй! Малышка Танг тоже собирается играть?

— Да! Она всегда была довольно талантлива! – ответила Чень Го.

— Но мне казалось, что её не интересует Слава? – спросил Малыш Мин.

— Ей не интересны слабые оппоненты, — поправила его Чень Го.

— Кем она играла в прошлом матче? – продолжил допытываться Малыш Мин.

— Боевой Маг, Мягкая Мгла, — ответила Чень Го.

— Чтоб меня… — Малыш Мин начал потеть. Их дружеский матч проходил в формате официальных соревнований. В индивидуальных соревнованиях их сторона проиграла во всех трёх раундах. На групповой арене их сдержал всего один игрок. В командных соревнованиях они не сумели заставить выйти на поле шестого игрока команды противника. Они были чрезвычайно быстро уничтожены. Персонажем, сдержавшим их на групповой арене, как раз и была Мягкая Мгла, Боевой Маг. Более того, со стороны казалось, что Танг Ро особо не напрягалась. Если бы после трёх противников на поле вышли ещё двое, то и они вряд ли бы смогли её победить.

— Что думаешь? Моя команда довольно неплоха, не так ли? – спросила у Малыша Мина Чень Го.

— Неплоха, очень неплоха! Они ничем не хуже профессионалов! – с восхищением воскликнул Малыш Мин. Он был искренен, вот только его навыков могло быть не достаточно, чтобы делать подобные выводы. Он считал, что если они сумели с такой лёгкостью их победить, то они определённо были на про-уровне. Но в реальности всё было не так просто. Это было то же самое, как сравнивать ученика начальной школы и студента университета, дав им вычислить пример: 1+1 = 2.

— Ты всё ещё считаешь мои слова шуткой? – спросила Чень Го.

— Конечно нет. Сестрица Чень, когда ты попадёшь на про-сцену, я стану твоим самым преданным фанатом, — ответил Малыш Мин.

— Ты не собираешься поддерживать Великолепную Эру? – с улыбкой спросила Чень Го. Она знала, что Малыш Мин был фанатом Великолепной Эры. Иначе, почему он был так ошеломлён встречей с Е Сю?

— Я поддерживаю всех, — ответил Малыш Мин.

— Но в соревновательной лиге может быть только один победитель, — напомнила ему Чень Го.

— Эм, это… — запнулся Малыш Мин. Он помнил об этом факте, когда посчитал слова Чень Го шуткой, но в этот момент тот полностью вылетел из его головы. На короткое мгновение на его лице проступила борьба противоречивых эмоций. Несмотря на то, что он искренне поддерживал Чень Го, он также искренне любил и поддерживал Великолепную Эру. Можно было даже сказать, что к Великолепной Эре он испытывал более глубокие чувства, но в таком случае он не сможет поддержать Чень Го. Это противоречие начало разрывать его на части.

— Теперь ты думаешь о том, что мы проблематичные и больше не заслуживаем твоего уважения, не так ли? – Чень Го продолжала улыбаться. Однажды она тоже была преданным фанатом Великолепной Эры и поэтому хорошо понимала чувства Малыша Мина.

— Всё не так! – воскликнул тот. В его голове Бог Е Цю и Великолепная Эра были одним целым. Поддерживать Бога Е Цю означало поддерживать Великолепную Эру и наоборот. Малыш Мин не думал, что когда-то настанет день, когда ему придётся выбирать из них кого-то одного. В этот момент он испытывал внутри себя дискомфорт. Ему было даже немного жаль. Зачем он напросился на этот матч? Почему ему сегодня нужно было узнать о том, что Е Цю создал свою команду, которая будет участвовать в соревновательной лиге? Ранее он слышал кое-какие слухи об этом, но сегодня узнал правду. Поселившееся внутри него чувство, совершенно ему не нравилось.

Малыш Мин очень распереживался, когда впервые увидел Бога Е Цю, однако сейчас он сумел набраться храбрости и произнести:

— Бог Е Цю, почему тебе нужно создавать собственную команду? Если ты хочешь вернуться, то почему бы тебе не вернуться в Великолепную Эру?

Сперва Малыш Мин выглядел очень неловким, однако насыщенные эмоции сумели его преобразить. Ребята даже немного перепугались. Тренировочная комната погрузилась в тишину. Е Сю же был спокоен, как и всегда. Он медленно покачал головой и ответил:

— Я бы тоже хотел вернуться, но не в текущую Великолепную Эру. Наши взгляды на вещи слишком отличаются.

— Но ведь любые недопонимания можно обсудить!

— Некоторые конфликты нельзя решить при помощи слов. Одна из сторон должна измениться. Очень жаль, что мы все слишком упрямые люди, — ответил Е Сю.

— Но разве всё должно быть именно так? Почему вы должны сражаться друг с другом, чтобы в итоге вперёд прошла только одна команда? – Малыш Мин пребывал в депрессии.

— Таковы правила. Так получилось, что мы столкнулись друг с другом, — ответил Е Сю.

— … — Малыш Мин ничего не смог на это ответить. Он так и остался глупо стоять на месте. Ему нужно было сделать выбор, но он не хотел его делать. Малыш Мин верил, что у многих фанатов также будут разбиты сердца. Е Цю и Великолепная Эра стали врагами. В соревновательной лиге они будут сражаться в смертельной битве.

Поднявшись на второй этаж, Малыш Мин просто хотел выразить своё уважение Богу Е Цю. Он не заглядывал так далеко вперёд. Теперь же, ему было очень непросто столкнуться с реальностью.

Чень Го больше не улыбалась. Начиная от подшучиваний и заканчивая этапом переваривания, она могла полностью понять чувства Малыша Мина.

— Ты как? – спросила она у него. Вид неподвижно застывшего Малыша Мина немного её напугал.

— Я… в порядке… — вздохнул Малыш Мин. Его прежнее возбуждение при виде Бога Е Цю рассеялось без следа.

— Мысли шире. Всё сейчас так же, как и в Альянсе, — попыталась утешить его Чень Го.

— Я знаю. Я просто не думал, что это произойдёт со мной. Все с нетерпением ждали увидеть шоу Сотни Цветов, а тут такое… — вздохнул Малыш Мин. Чжан Цзялэ из Сотни Цветов после своего возвращения присоединился к команде Тирании. Некоторые фанаты были злы на него. Некоторые дали ему своё благословение. Были и те, кто разрывался между двух лагерей.

Тем не менее, конфликт между Чжаном Цзялэ не шёл ни в какое сравнение с конфликтом между Е Цю и Великолепной Эрой.

Соревновательная лига была смертельным полем битвы! В случае победы команда попадёт на про-сцену. В случае же поражения ей придётся ждать ещё один год. В истории Альянса ещё не существовало такой команды, которая бы сумела вернуться после поражения в соревновательной лиге.

Великолепная Эра была богатой и могущественной организацией, однако чем богаче и могущественнее она была, тем тяжелее ей будет восстановиться после удара. Команда, не единожды завоёвывающая чемпионские титулы, будет год за годом пробиваться через тернии соревновательной лиги? Разве фанаты смогут это вынести? Про-игроки тоже вряд ли станут терпеть! Тот факт, что такие Боги как Сун Сян и Сяо Шицинь решили пожертвовать одним годом, уже заслуживает самой высокой похвалы. Ещё одного года фанаты не выдержат. Карьера про-игроков крайне недолговечна.

— Неужели нет больше другого выхода? – Малыш Мин отказывался сдаваться.

— Если бы был, мы бы тоже хотели по нему пойти. С точки зрения боевой силы, кто бы хотел сражаться с таким сильным оппонентом, как Великолепная Эра? – ответила Чень Го.

— Я знаю. Я всё понимаю, но может ли кто-то понять наши чувства?! – Малыш Мин утратил над собой контроль и внезапно сорвался на крик.

— Никто, — внезапно ответил Е Сю. Все с изумлением на него посмотрели.

— Если говорить начистоту, то все мы сражаемся ради своей собственной мечты. Никто не делает это для кого-то другого. Только Альянс пытается вас задобрить. Не пойми меня неправильно. Мы очень благодарны вам за вашу поддержку и ободрение, но если я скажу, что сражаюсь ради вас, то это будет ложью. Это моё личное мнение, — пояснил свою точку зрения Е Сю.

— Это не правильно! Если бы не наша поддержка, разве могла бы существовать про-сцена и про-игроки?! – воскликнул Малыш Мин.

— Ты прав. Вот почему я сказал, что очень благодарен за вашу поддержку. Я искренне так считаю, но я сражаюсь не ради удовлетворения чувств своих фанатов. Это две разные вещи, — ответил Е Сю.

Малыш Мин был сбит с толку.

Е Цю был скрытным Богом, который ни разу не появлялся на публике. Никто даже не мог взять у него интервью. С самого зарождения Альянса не один про-игрок не осмеливался сказать подобных слов, однако услышав их сейчас, Малыш Мин почувствовал, что в них был смысл.

Многие команды заявляли, что они хотят победить только ради своих фанатов. Многие про-игроки также выражали благодарность своим фанатам, и, как только что и сказал Е Сю, она была искренней. Про-игроки тяжело работали ради победы, чтобы вернуть поддержку своих фанатов. Однако это никогда не было причиной их становления про-игроками.

Потому что, что бы фанаты ни сделали, всегда будет завтра. Когда продолжает сражаться никому не известный игрок, почему он это делает? Ради фанатов? Но у него нет никаких фанатов. Тогда утверждение о сражениях ради фанатов было обычной шуткой?

Возможно подобные вещи говорились для того чтобы получить поддержку фанатов.

Малыш Мин внезапно осознал одну простую истину. Он ранее сказал, что про-игроки не думали о своих фанатах, но ведь в реальности фанаты также не думали о про-игроках!

Решение Чжана Цзялэ присоединиться к команде Тирании столкнулось со шквалом критики. Очень немногие фанаты его в этом поддержали.

Так это про-игроки не заботились о чувствах своих фанатов или это фанаты не ценили мысли про-игроков?

Малыш Мин больше не стал ничего говорить, потому что у него было предчувствие: если он продолжит спорить, то в итоге даст себя убедить. Он просто не хотел видеть, как Е Цю и Великолепная Эра, бывшие в прошлом одним целым, будут сражаться друг с другом в матче на выбывание. Он смог обнаружить, что его линия мышления была очень эгоистичной. Сколько он себя помнил, он ни разу не задумывался над чувствами другой стороны.

Спустя продолжительное время, Малыш Мин успокоился и медленно произнёс:

— Как бы там ни было, я желаю вам удачи.

— Спасибо, — произнесла Чень Го. В тренировочной комнате повисло серьёзное настроение.

— Тем не менее, это только до того момента, как вы встретитесь с Великолепной Эрой, — добавил Малыш Мин.

Оставить комментарий