Глава 800. Нелегко доложить

Закончив говорить, Цю Фэй развернулся и вышел из игровой комнаты. Чэнь Ехуэй всё также продолжал лежать под столом. И только спустя некоторое время он сумел прийти в себя.

«Что только что произошло?».

«Меня что… ударили?».

В отличие от онлайн оскорблений, это был реальный удар по лицу. Чэнь Ехуэю было трудно вращать головой. Это была не игра. Почему сражения перешли в реальный мир? Может он каким-то образом переместился в другой мир?

Он не единственный пребывал в ошеломлённом состоянии. Помимо него в игровой студии ещё находился персонал клуба! Все они видели удар Цю Фэя, который сбил их старшего на пол. Все сотрудники клуба выглядели ошеломлёнными. С момента ухода Цю Фэя прошла уже минута. И только после этого до них дошло, что их босс всё ещё продолжает лежать под столом.

Он ведь не мог умереть, не так ли?

Сотрудники клуба быстро повскакивали со своих мест. Сгрудившись у места падения Чэнь Ехуэя, они стали свидетелями следующей картины: держась за стол, их босс с трудом начал подниматься с колен.

Кто-то из них поспешил ему помочь. Чэнь Ехуэй с трудом удерживался на ногах. Когда он поднял голову, окружающие его люди с трудом удержались от смеха.

Легендарный сосисочный рот! Наконец-то они смогли лично его увидеть. Когда губы набухали после удара, они напоминали две толстые сосиски.

Тем не менее, данная ситуация явно не располагала к смеху. Сотрудники изо всех сил пытались сдержаться. Самые несдержанные начали говорить, что им нужно выйти попить воды и пулей вылетали из игровой студии.

Чэнь Ехуэю помогли сесть на стул. Предлагаемую воду он отверг взмахом руки. На игровую студию опустилась тишина. Никто ничего не говорил. Окружившие Чэнь Ехуэя люди были его доверенными подчинёнными. Иначе Чэнь Ехуэй просто не осмелился бы поносить перед ними Е Цю. С другой стороны эта вольность сыграла с ним злую шутку, заставив Цю Фэя его ударить. Этот вопрос будет непросто уладить.

Даже если Чэнь Ехуэй доложит о нём, это ведь был обычный удар. Несмотря на то, что в насилии не было ничего правильного, с точки зрения клуба Цю Фэй был в своём праве. К тому же Чэнь Ехуэй не был искалечен или сильно поранен. Конечно, сейчас его губы напоминали две толстые сосиски, однако спустя несколько дней воспаление сойдёт на нет.

С другой стороны Чэнь Ехуэй сказал много нелицеприятных вещей о Е Цю. С точки зрения клуба это была его грубая ошибка.

Даже если высшее руководство клуба в лице менеджера и босса было с ним солидарно, они не могли позволить себе открыто его поддержать.

В реальности клубы не боялись задевать про-игроков. Они боялись задеть своих фанатов. Е Цю приложил немало усилий для того чтобы Великолепная Эра достигла успеха. Клуб хотел снизить его влияние, но при этом он не мог пойти по стопам Чэнь Ехуэя, и открыто начать обливать грязью своего бывшего капитана. Даже если Е Цю был злокачественной опухолью команды, после его ухода клуб всё равно продолжал восхвалять его и давать ему своё благословение. Клуб мог перейти черту только в том случае, если их фанаты единодушно его отвергнут.

Находился ли Е Цю сейчас в подобной ситуации? Определённо нет.

Несмотря на то, что в последнее время многие начали его осуждать, это относилось только к текущей ситуации. Фанаты действовали по своему усмотрению. Великолепная Эра могла лишь обнародовать своё видение ситуации публике. К примеру: Е Цю создал Счастливую команду; Мрачным Лордом играет Е Цю; Е Цю отверг их предложение вернуться. Всё это было правдой.

Клуб намерено хотел обострить ситуацию. Он раскрывал такие факты, которые фанаты не могли понять и принять. Тем не менее, фанаты сами должны были принять решение. Разве клуб мог прямо оклеветать Е Цю и позволить фанатам выбирать? Клуб добьётся прямо противоположного результата, если решится пойти на это.

Великолепная Эра придерживалась одной политики как внутри клуба, так и за его пределами. Чэнь Ехуэй явно пересёк границу дозволенного в попытках перетащить Цю Фэя на свою сторону. Если клуб исследует этот вопрос, то он вряд ли придаст особое значение удару Цю Фэя, а вот высказывания Чэнь Ехуэя его явно заинтересуют.

Высшие эшелоны клуба могли делиться своими мыслями в приватной обстановке, однако при этом они не могли позволить им выйти наружу.

Разум Чэнь Ехуэя не был полностью сосредоточен на Славе. Будучи тем, кто занимал важную должность в клубе, ему нужно было заботиться ещё и о своей карьере. Он просто обязан был обладать способностью взвешивать все преимущества и недостатки того или иного решения.

Чэнь Ехуэй не мог инициировать начало расследования, потому что провокация пришла с его стороны. Он ошибся в оценке отношения Цю Фэя и как следствие, использовал для его вербовки неправильный метод. У него даже не было достаточно времени, чтобы скрыть этот инцидент. Разве он мог начать открыто о нём говорить?

Тем не менее, Чэнь Ехуэй определённо не забудет этот удар. Сейчас было неподходящее время для мести, однако в будущем он точно сумеет отыскать слабости Цю Фэя и обратить их против него самого.

Сейчас вопрос был в другом. Что ему сделать, чтобы преодолеть это препятствие?

Доложит ли Цю Фэй о нём?

Рассуждая логически, это было вполне возможно.

Цю Фэй по-настоящему уважал Е Цю. Может высшие эшелоны клуба и ненавидели его внутри, однако внешне они продолжали выказывать ему своё уважение. В итоге, несмотря на свою солидарность с Чэнь Ехуэем, тот, кто будет открыто осуждать Е Цю, в их глазах будет обычным вредителем.

— Малыш Чжао, тсс… — Чэнь Ехуэю было очень больно разговаривать. Помимо общей опухлости, его губы также были потресканы во многих местах.

— Старший… — Малыш Чжао был смышлёным парнем. Услышав своё имя, он тут же подошёл к Чэнь Ехуэю.

— Иди за Цю Фэем и посмотри, куда он пошёл, — произнёс Чэнь Ехуэй.

— Идти за ним и что? – переспросил Малыш Чжао.

— Узнай, куда он пошёл. После этого вернёшься и всё мне расскажешь, — повторил Чэнь Ехуэй. При каждом открытии рта его губы начинали болеть.

— Хорошо, — ответил Малыш Чжао и вышел из игровой студии.

Вскоре он уже заходил обратно. Цю Фэй никуда не пошёл. Он вернулся в тренировочный лагерь, сел за компьютер и стал тренироваться.

— Он ни с кем не разговаривал? – спросил Чэнь Ехуэй.

— Нет, — ответил Малыш Чжао.

— Это хорошо, — Чэнь Ехуэй вздохнул с облегчением. Судя по всему, Цю Фэй не захотел давать ход развитию этой ситуации. Подростки были слишком незрелыми. Разве они могли иметь столько мыслей, сколько имел Чэнь Ехуэй?

«Панк. Просто подожди…» — Чэнь Ехуэй крепко стиснул зубы. Цю Фэй никогда ему не нравился и вот теперь он ещё больше его возненавидел. Однако, несмотря на всю свою ненависть, Чэнь Ехуэй не осмелился развивать эту ситуацию. Сейчас ему нужно было придумать объяснение его разбитым губам.

Великолепная Эра создала команду для того чтобы ударить Счастливую команду по лицу, однако в итоге это Чэнь Ехуэй получил по лицу, причём в реальной жизни. Они проиграли в игре и теперь Чэнь Ехуэю ещё и приходилось скрывать этот инцидент с участием Цю Фэя. По меньшей мере ему нужно было сообщить Ли Цую об их провале в игре.

— Я знаю. Я всё видел, — прямо ответил Цуй Ли. В конце он даже добавил. – Босс тоже всё видел.

— Что?

— В твоей организации были проблемы! Как ты мог позволить проигравшим игрокам снова сражаться и снова проигрывать? Мы не смогли добиться желаемого результата. Если бы не все последующие поражения, нам бы хватило одной победы над Мягкой Мглой, — произнёс Цуй Ли.

Чэнь Ехуэй, конечно же, знал, о чём говорил менеджер. Ли Жуй проиграл в двух матчах подряд. После этого Цю Фэй сумел победить Мягкую Мглу, при этом дав всем понять, что на Демоне Истребителе играет другой игрок. Если бы Мягкая Мгла не могла продолжать и дальше сражаться, Великолепной Эре хватило бы одной этой победы. К сожалению, в следующем раунде Цю Фэй проиграл Мягкой Мгле, полностью сведя на нет достигнутые им результаты. Его победу больше нельзя было использовать в качестве пощёчины, потому что она нивелировалась его дальнейшим поражением.

— Отлично постарались. Когда вам нужно было следовать правилам, вы решили их нарушить. Однако когда в них не было необходимости, вы решили к ним вернуться, — продолжил Цуй Ли.

Вторая часть претензий очевидно относилась к победе Ли Жуя над Вторжением Парной Булочки. В то время Ли Жуй захотел последовать правилам, что в итоге вылилось в замену Булочки Ветреным Созданием. Во всех последующих встречах Ли Жую оставалось совсем немного до победы над своим оппонентом, что очень сильно его расстраивало.

Ли Жуй!

Чэнь Ехуэй осознал, что именно из-за него всё пошло наперекосяк! Всё началось с его проигрыша Мягкой Мгле с последующим нежеланием признавать своё поражение. Чтобы реабилитироваться, он начал менять аккаунты. Второй раз он оступился после победы над Вторжением Парной Булочки. Ему почему-то захотелось, чтобы другая сторона сменила своего игрока. После этого Ли Жуй продолжал менять аккаунты с Боевыми Магами, словно те были обычными перчатками!

Этот ублюдок!

Чэнь Ехуэй никогда не имел хорошего впечатления о Ли Жуе. Теперь же он впал в ещё большую ярость. В этот момент к нему с вопросом обратился Цуй Ли:

— Это ты организовал тот поток из Боевых Магов?

Чэнь Ехуэй поспешил всё объяснить. В тот момент Великолепная Эра предстала перед зрителями в очень неприглядном свете.

— Нет! – воскликнул он. По факту выходило, что с Великолепной Эрой просто игрались. Учитывая большое количество Боевых Магов, зрители определённо должны были догадаться, что это один игрок продолжает менять аккаунты. Вряд ли один Цуй Ли обладал подобной прозорливостью. Они вместе с Чэнь Ехуэем набирали команду из стажёров. Среди шестерых стажёров, только двое играли Боевыми Магами.

— Это был Ли Жуй. Таким образом он пытался реабилитировать себя, — поспешно добавил Чэнь Ехуэй. Несмотря на то, что ему не нравился Ли Жуй, он не собирался делать из него козла отпущения после того как тот провалился. Если бы он пошёл на этот шаг, то Цуй Ли мог плохо о нём подумать.

— Какой беспорядок. Тогда, что это было вначале? – спросил Цуй Ли.

Чэнь Ехуэй ответил правду. Выслушав его, Цуй Ли очень не понравилось поведение Ли Жуя.

— Этот Ли Жуй слишком безрассуден, — произнёс он.

Чэнь Ехуэй не стал ничего говорить.

— Малыш Цю неплох, — Цуй Ли в третий раз за сегодня похвалили Цю Фэя. На этот раз его похвала никак не была связана с игрой Цю Фэя на сцене. Скорее он признавал его как человека.

Чэнь Ехуэй был сбит с толку похвалой Цуй Ли. В этот момент он очень пожалел, что не переложил всю вину на Цю Фэя.

Подумав об этом, ему внезапно стало плохо. Об этом знало слишком много людей! Называть в подобной ситуации белое чёрным было бы слишком опрометчиво.

Чэнь Ехуэю стало очень неприятно в тот момент, когда Цуй Ли признал Цю Фэя. Он подсознательно коснулся своих губ.

«Чёрт, они снова начали кровоточить…».

Оставить комментарий