Глава 934. Скорость рук.

— Получается, что ты тоже впервые видишь всех этих людей, верно? – посмотрел на Лоу Гуанина Е Сю.

 

— Хахахаха… На самом деле моя социальная жизнь также в основном крутится вокруг Славы. Ты должен меня понять, — ответил Лоу Гуанин.

 

Е Сю потерял дар речи. Он слишком хорошо его понимал. Это означало, что, несмотря на то, что со стороны Лоу Гуанин напоминал социальную бабочку, в действительности он был отшельником, одержимым играми. Тем не менее, его происхождение позволяло ему очень натурально чувствовать себя в подобном обществе.

 

— Ты выглядишь довольно знакомым с этим местом? – спросил Е Сю. Е Сю с ребятами даже не потребовалось приглашений, чтобы попасть в этот закрытый клуб. Хватило одного слова Лоу Гуанина, чтобы их пропустили внутрь. Очевидно, тот имел хорошие отношения с владельцем.

 

— Конечно, в конце концов мы всегда приходим сюда, чтобы поиграть в Славу! – ответил Лоу Гуанин.

 

— Впечатляет… — Е Сю показал ему поднятый вверх большой палец. Годовое членство в подобном клубе могло стоить сотни тысяч юаней, возможно даже миллион. Играть в Славу здесь и играть в Славу в интернет кафе было абсолютно различными понятиями.

 

Двое продолжили переговариваться. В это время Чень Го наконец добралась до дерзкого парня.

 

— Что ты сказал?! – Чень Го прекрасно понимала, что здесь находили богатые люди из высших слоёв общества. Молодой человек перед ней также выглядел таким человеком. Тем не менее, она не могла позволить даже такому человеку насмехаться над ними.

 

— Крича подобным образом, ты ведёшь себя как простолюдинка, — молодой человек одарил Чень Го презрительным взглядом, нисколько не тронутый её красотой. Напротив, он продолжил над ними насмехаться. – Вы только и знаете, как играть в игры. Вы не знаете, что вам делать со своими жизнями и продолжаете оставаться некультурными и необразованными. Ваше существование имеет хоть какую-то ценность?

 

Его слова ещё сильнее разозлили Чень Го, однако она не могла не признать, что они отражали очень распространённую точку зрения в обществе. Несмотря на величественность профессиональной сцены Славы в наши дни, до сих пор было много тех, кто не считал карьеру про-игроков достойной работой. Когда Чень Го общалась со всеми этими людьми, её посещало схожее чувство. Для этих людей Слава была простым инструментом, который мог помочь им заработать деньги. Для них разговоры о финансовых перспективах игры были гораздо интереснее её содержания.

 

Их не интересовала ни сама игра, ни насколько она была интересной: их волновала лишь прибыль, которую она могла им принести. В глазах этих людей про-игроки представали в виде денежных деревьев. Они не могли понять преданность про-игроков по отношению к Славе.

 

— Мне нечего сказать таким людям, как ты… — Чень Го не была особо красноречивым человеком. Несмотря на кипевшие в ней эмоции, ей трудно было обличить их в слова.

 

— Хаха, видите? Недостаток образования. Конечно, тебе нечего сказать. Что же касается таких людей, как я… что ж, нас на самом деле нельзя сравнить.

 

— Ты не можешь так говорить! – наконец-то вперёд вышел Е Сю. – Многие игроки Славы имеют таланты в различных областях. Для них игра это просто один из способов расслабиться, хобби. Она ничем не отличается от походов в клуб, чтобы выпить или сыграть несколько партий в карты.

 

— Простите, но я сейчас говорю не о тех людях, для которых игры служат развлечением. Я говорю о вас, про-игроках, которые умеют только играть в игры и больше ничего.

 

— Кто сказал, что мы только умеем играть в игры? – спросил Е Сю.

 

— Правда? – молодой человек обвёл взглядом помещение, в итоге задержав его на одном из углов комнаты. – Тогда, возможно у тебя есть какой-нибудь талант, который ты бы мог всем продемонстрировать? Как насчёт пианино или другого музыкального инструмента? Почему бы тебе не сыграть для нас песню?

 

В углу, на котором задержался взгляд молодого человека, стояло пианино. Оно могло служить простой декорацией или возможно для того чтобы кто-то из гостей клуба мог сыграть парочку произведений. После своего предложения молодой человек одарил Е Сю презрительным взглядом. Не оставалось никаких сомнений в том, что он был уверен, что сев за пианино, Е Сю лишь унизит себя.

 

— Музыкальные инструменты? – сделал паузу Е Сю. – Человек может быть талантлив не только в музыке, не так ли?

 

— Хаха, тогда что ты можешь сделать? Выпить ящик алкоголя, при этом, не опьянев? – молодой человек преувеличенно рассмеялся, оглядываясь по сторонам в надежде, что остальные поддержат его. Нашлись люди, поддержавшие его смехом, однако их смех был очень сдержан. Никто из них слишком широко не открывал рот.

 

— Мои извинения, но я очень плохо воспринимаю алкоголь. Тогда я последую твоему предложению и сыграю, — ответил Е Сю.

 

— Что ты сказал? – с расширенными от удивления глазами переспросил молодой человек.

 

Е Сю проигнорировал его. Вместо этого он под шокированными взглядами остальных, включая Лоу Гуанина и Чень Го, подошёл к пианино.

 

— Я говорю, — внезапно произнёс он. – Чтобы бросить мне вызов, ты сам умеешь играть?

 

— Конечно, — несмотря на своё недоверие, уверенно отозвалась другая сторона.

 

— Это хорошо… — достигнув пианино, Е Сю нажал на одну из его клавиш. – Я собираюсь сыграть мелодию. Я не требую от тебя, чтобы ты сыграл лучше меня. Я просто хочу, чтобы ты показал мне, что ты сможешь сыграть оригинальную мелодию…

 

Е Сю слегка улыбнулся, больше не став ничего объяснять. Его руки уже лежали на клавишах.

 

— Вау, этот Бог имеет гораздо больше глубины, чем хочет показать, — с восторгом в голосе проговорил Лоу Гуанин.

 

— Это правда… — ошеломлённо пробормотала Чень Го.

 

Е Сю начал играть. Его игра грянула словно шторм, проникая в уши присутствующих людей громовыми раскатами.

 

— Что это? – шокировано пробормотала Чень Го. Лоу Гуанин недоумённо уставился на Е Сю. Одна лишь Тан Ро сумела с первых нот найти юмор в игре Е Сю. Её радостный смех заструился звонким ручейком.

 

— Что? – поспешно спросила Чень Го. Из того что она слышала, создавалось впечатление, что Е Сю случайным образом нажимает на клавиши.

 

— Полёт шмеля, — ответила Танг Ро.

 

— Кого? – недоумённо переспросила Чень Го.

 

— Это мелодия называется полётом шмеля. Это мелодия с очень быстрым ритмом. Многие люди играют её слишком медленно из-за недостатка скорости рук, — пояснила Танг Ро.

 

— Скорости рук? – Чень Го была на мгновение сбита с толку, пока до неё не дошла причина смеха Танг Ро.

 

— Как бесстыдно, он над ним издевается! – с широкой улыбкой на лице произнесла она.

 

— Да, он определённо над ним издевается… — кивнула Танг Ро.

 

— Этот парень не сможет так же сыграть, правда? – Чень Го с удовольствием наблюдала за попавшим в неловкую ситуацию молодым человеком. В данный момент на его лице проступило выражение шока. Очевидно, он понятия не имел, что ему делать.

 

— Не только он. Вероятно, никто на земле больше не сможет сыграть в подобном темпе, — ответила Танг Ро.

 

— Ты преувеличиваешь! – шокировано пробормотала Чень Го.

 

— По крайней мере, мне так кажется… — быстро поправилась Танг Ро, почувствовав, что её слова и впрямь выглядели слишком преувеличенными.

 

Е Сю сумел очень быстро доиграть партию до конца. Из-за его невероятной скорости, вся партия заняла каких-то несколько десятков секунд. Толпа уставилась на него с широко распахнутыми глазами. Среди собравшихся здесь людей, вероятно, не было тех, кто совсем не разбирался в музыке. Именно поэтому они выглядели такими шокированными.

 

— Нам стоит похлопать ему? – прошептала Чень Го.

 

— Думаю нет! – ответила Танг Ро.

 

— Но почему?

 

— На самом деле, помимо скорости и точности, в самом исполнении нет ничего примечательного, — пояснила Танг Ро.

 

— Вероятно, он выучил эту мелодию, чтобы тренировать свою скорость рук! – высказала догадку Чень Го.

 

— Возможно… — ответила Танг Ро.

 

Люди, имеющие любые достижения в музыки, разделяли мысли Танг Ро. Высокий темп исполнения, конечно, заслуживал аплодисментов, однако проблема заключалась в том, что этот парень не преследовал ничего, кроме скорости. В исполнении любой мелодии должны были присутствовать эмоции, но это исполнение было лишено всякого эстетического наполнения. Можно было даже сказать, что в нём не было ритма, лишь одна скорость, скорость и скорость. Помимо этого Е Сю был очень точен. Аплодировать подобному исполнению? Все чувствовали, что с их стороны это было бы неуважением по отношению к искусству.

 

Е Сю не обратил на реакцию публики никакого внимания. Закончив играть, он поднялся со стула и обратился к нарушителю:

 

— Мне сыграть на бис?

 

— Ты… ты… — молодой человек пребывал в лёгкой панике, однако к счастью, он имел некоторые навыки и понимание музыки. – Ты просто быстро сыграл. Ты совершенно ничего не понимаешь в музыке!

 

— Не нужно так говорить. Ты можешь сказать, что я не особо опытен в музыке, однако я по крайней мере сумел точно сыграть это произведение, не так ли? Теперь твоя очередь, — с улыбкой ответил Е Сю.

 

Лицо молодого человека покраснело. Он не мог ничего ответить Е Сю.

 

— Кажется, ты не можешь этого сделать, как жаль, тогда…

 

— Я ни с чем не соглашался! – молодой человек, очевидно, боялся, что Е Сю сейчас начёт унижать его перед всеми собравшимися здесь людьми. К счастью, он сумел вовремя его оборвать, не дав тому продолжить. В этот момент ему пришлось отбросить всякую вежливость и бесстыдно ухватиться за эту возможность, как утопающий хватается за спасательный круг.

 

— Я не призывал тебе ни с чем соглашаться, но ты ведь на самом деле не можешь это сыграть, не так ли? – продолжил Е Сю.

 

— В этом исполнении всё равно нет никакого смысла! – нашёл себе оправдание молодой человек.

 

— Так как ты не можешь сыграть это произведение, мне ничего не остаётся, кроме как считать тебя тем, кто не знает, что делать со своей жизнью, а также некультурным и необразованным человеком, — произнёс Е Сю.

 

— Ты… — молодой человек впал в ярость. В этот момент кто-то тронул его за локоть. Обернувшись, он обнаружил работника клуба.

 

— Молодой мастер Лю, вы пьяны… — услышав о произошедшем, персонал клуба поспешил к месту событий. В итоге они увидели момент унижения молодого мастера. По пути сюда им стало известно, что именно он являлся зачинщиком возникшей ссоры.

 

Лоу Гуанин со своими друзьями обычно укрывались в недрах клуба, где они играли в Славу. Они очень редко появляясь на подобных социальных мероприятиях, поэтому многие люди не узнали их. Этот молодой мастер, очевидно, не знал о личности человека, устроившего эту коктейльную вечеринку. Увидев про-игроков, он начал с презрением над ними насмехаться. Если бы он знал о том, кем был Лоу Гуанин, то он бы ни за что не стал поднимать шум, несмотря на своё презрение по отношению к про-игрокам. В конце концов, между ними не было никакой вражды.

 

Персонал клуба решил урегулировать возникшую ситуацию. Они не могли себе позволить злить этих людей, а также не осмеливались встать на чью-то сторону. Попросив одну сторону конфликта «поклониться», они, вероятно, вызовут гнев многих людей. Поэтому персонал куба попытался мирными уговорами успокоить разбушевавшегося молодого мастера. Если обе стороны смогут прийти к компромиссу, это будет лучшим выходом из сложившейся ситуации.

 

— Я не пьян! – со злостью в голосе ответил тот, кого назвали молодым мастером Лю. Всё указывало на то, что он не собирался отступать.

Оставить комментарий