Глава 998. Шторм надвигается.

Босс Великолепной Эры лично согласился дать интервью. После составления статьи Цао Гуанчэн восхитился уровнем хитрости и интеллекта Тао Сюаня. В интервью тот продемонстрировал терпимость и понимание Великолепной Эрой поступков Е Цю. Но этот ход был иглой, которую спрятали в стогу сена.

 

Великолепная Эра с пониманием и великодушием относилась к Е Цю, однако тот привёл свою команду в соревновательную лигу, чтобы сразиться там с ними в смертельном матче. В глазах публики Великолепная Эра имела кристально чистый образ. Помимо предательства для описания действий Е Цю подходило лишь одно словосочетание: кусает руку, которая его кормила.

 

— Великолепно! — не смог сдержаться от восторженного крика Цао Гуанчэн. Итак, как Счастье справится с этим выпадом?

 

Несмотря на то, что Великолепная Эра и Счастье не сидели друг напротив друга, не стоило забывать, что репортёры этих команд были выходцами из одной газеты, домашнего киберспорта. Они могли направлять интервью в нужное им русло. Цао Гуанчэн был ответственен за сторону Великолепной Эры. Его расстраивал тот факт, что он не мог лично взять интервью у Счастья. Ему пришлось уступить эту задачу Чан Сяню.

 

Тем не менее, когда Чан Сянь вернулся и начал составлять свою статью, Цао Гуанчэн впал в ярость.

 

В статье Чан Сяня он увидел такие строчки: «когда была поднята тема о прошлом, капитан Е Цю улыбнулся и подкурил сигарету, после чего начал с упоением разговаривать с журналистом».

 

Как и ожидалось, знаменитый учитель вырастил достойного ученика! Написанное Чан Сянем предложение очень походило на написанное Цао Гуанчэнем предложение о Тао Сюане, когда тот: «попросил у журналиста сигарету». В той же самой ситуации Чан Сянь сумел заставить иглу пошевелиться, однако Е Сю сбил его с ног фразой: «без комментариев».

 

Цао Гуанчэну хотелось ударить по столу и вылить на Чан Сяня сдерживаемое им на протяжении долгого времени негодование. Однако он хорошо понимал, что дело было не в том, что Чан Сянь не прикладывал достаточно усилий, просто Е Сю не захотел с ним сотрудничать. Если бы из людей было просто вытаскивать ответы, на интересующие вас вопросы, то карьера журналиста была бы слишком проста. Эта статья предоставила Цао Гуанчэну вескую причину сомневаться в профессиональных способностях Чан Сяня.

 

Однако, несмотря на свои сомнения, ему всё равно нужно было её использовать. Пусть в ней не было ответа на интересующий всех вопрос, это всё же было эксклюзивное интервью. В данный момент только Чан Сянь имел возможность взять интервью у Счастливой команды. Приставленные освещать соревновательную лигу репортёры оказались в особо неловкой ситуации, когда подошло время финала. Две вышедшие в финал команды отказывались общаться со всеми, кроме Цао Гуанчэна и Чан Сяня. В итоге двум репортёрам соревновательной лиги пришлось присоединиться к коллегам из других издательств, которые лежали в засаде, дожидаясь появления игроков команд, чтобы задать тем несколько вопросов. Со стороны они походили на папарацци.

 

По сравнению с теми крохами информации, которые они могли достать, только Бог знал, насколько их превосходил Чан Сянь со своей статьёй. Тем не менее, Цао Гуанчэн уже приготовился к суровому выговору за эту статью от шефа редакторского отдела.

 

Как и ожидалось, не прошло и часа после передачи статьи в редакторский отдел, как Цао Гуанчэну позвонил шеф редакторского отдела и обрушил на него ливень проклятий. Несмотря на то, что за провальное интервью отвечал Чан Сянь, первым предложением шефа было: «Малыш Чан ещё новичок, поэтому для него естественно допускать ошибки, но ты! Ты тоже новичок?!».

 

Как Цао Гуанчэн проигнорировал обстоятельства Чан Сяня, при которых тому пришлось клещами вытаскивать из Е Сю информацию, так и шеф редакторского отдела проигнорировал его неспособностью проконтролировать взятое Чан Сянем у Счастья интервью.

 

Тем не менее, в итоге шеф пришёл к тому же выводу, что и Цао Гуанчэн. Несмотря на дерьмовость статьи, её всё равно нужно было использовать. Они надеялись заполучить напряженную драму, однако в итоге одна сторона заговорила о погоде, а вторая сосредоточилась на еде.

 

В итоге интервью Чан Сяня позволило людям лучше понять Счастливую команду, в то время как интервью Цао Гуанчэна повысило градус ненависти фанатов Великолепной Эры по отношению к Е Цю.

 

После откровений Тао Сюаня многие неопределившиеся фанаты Великолепной Эры окончательно заняли сторону своей любимой команды.

 

После выхода в свет интервью, Чень Го ещё на протяжении нескольких дней не осмеливалась заглядывать в темы, которые касались его обсуждения. Она боялась, что если она это сделает, то тут же умрёт от гнева. Хорошо, что в команде витала хорошая атмосфера, и Е Сю был, как всегда, спокоен. На этот раз Чень Го не стала злиться на него за его спокойствие. На носу был финал, поэтому она была благодарна Е Сю за его отношение. Если бы он разозлился, то его неспокойный разум мог бы сказаться на его игре.

 

В данный момент Е Сю был полностью сосредоточен на финале. В эти дни он часто обсуждал разные вещи с Вэй Чэнем, Сунь Чжэпином и другими членами команды.

 

Это не были приготовления последней минуты.

 

Они начали готовиться к сражению с командой Великолепной Эры ещё тем летом, когда та вылетела из Альянса.

 

В основе Славы лежала онлайн игра. На финальный результат влияли не только те десять минут, которые игроки проводили на сцене.

 

Минута на сцене содержит в себе десятки лет тяжёлой работы. Это выражение более-менее подходило и к Славе. Вскоре должен будет наступить момент, когда ребята смогут в течение десяти минут продемонстрировать плоды своей годовой работы.

 

Всё будет зависеть от этих десяти минут. Как бы хорошо они не подготавливались, сколько бы усилий не прикладывали: если в течение этих десяти минут они не покажут свою лучшую игру, тогда вся проделанная до этого работа пойдёт насмарку.

 

Как их команда поведёт себя в финальной битве? Чень Го этого не знала. Она лишь слышала обрывки фраз Е Сю, когда тот разговаривал с другими членами команды. Она никогда не задавала ему прямого вопроса. Чень Го лишь надеялась, что тот сможет сосредоточить всё своё время и усилия на соревнованиях. Ему не нужно было ей ничего объяснять.

 

В это время Чень Го выглядела самым не занятым членом команды. Обычно от неё исходили страсть и энергия, однако на этот раз она явно не собиралась присоединяться к ребятам. Чень Го не хотела их отвлекать. При этом она не чувствовала себя одиноко. При виде занятости остальных ребят, её окутывало чувство защищённости и теплоты.

 

Именно в это время Чень Го вспомнила об одном человеке, который сейчас находился на вражеской территории.

 

Су Мученг.

 

Что та сейчас чувствует? Возможно, она сейчас подобно игрокам Счастья вовсю готовится к матчу? Несмотря на свою ненависть по отношению к Великолепной Эре, Чень Го не видела в подобном поведении ничего необычного. Это был профессионализм, которым должны обладать про-игроки. Они должны выкладываться на полную в каждом матче. Множество невовлечённых людей окрашивали предстоящий матч в цвета скрытых смыслов. К счастью, Чень Го каждый день видела, что Е Сю не волновало ничего, кроме самого матча. Внешняя возня его не заботила.

 

Отомстить за то, что его вынудили уйти в отставку? Он не собирался этого делать. Испытывать конфликтные эмоции из-за невозможности полностью разорвать связь с Великолепной Эрой? Он не испытывал ничего подобного.

 

Да, именно так всё и было. Пусть для внешнего мира Е Сю казался холодным и жестоким, но встречаясь с соревнованиями, он отдавал им всего себя. В глазах Чень Го он был самым старым Богом Славы. Она чувствовала, что не зря болела за него все эти годы. Такие люди заслуживали самого большого уважения, потому что они делали то, на что другие были неспособны. К примеру, Чень Го понимала эту логику и имела схожее отношение, но она не могла пройти по дороге Е Сю.

 

Она не могла встретиться с Великолепной Эрой со спокойным сердцем. При мысли о том, что Великолепная Эра сделала Е Сю, Чень Го бы с удовольствием посмотрела на то, как Счастье разрывает их на тысячу кусочков, чтобы впоследствии те, собравших воедино, раскаянно просили у него прощения на коленях.

 

Дни сменялись днями, всё ближе приближая день финального матча. Чень Го позаботилась о том, чтобы убрать всё, что могло помешать ребятам. Сама же она выполняла очень важную работу: смотрела в пустоту. Когда команду приходил навещать Чан Сянь, он виделся только с ней. При виде её серьёзности, он не осмеливался беспокоить других членов Счастья.

 

Пятница. День матча. Домашний киберспорт выпустил очередной выпуск газеты. Матч между Счастьем и Великолепной Эрой в финале соревновательной лиги наконец-то попал на заглавную страницу, потеснив в сторону все профессиональные матчи предстоящей субботы.

 

На заглавной странице два слова «Е Цю» были даже больше названия Счастливой команды. В реальности это было сражение между двумя командами, но для медиа — любителей подобных драм — это было сражение между Е Цю и Великолепной Эрой. Если бы в Счастливой команде не было Е Цю, то было бы неважно, насколько талантливой была эта команда, того факта, что она находилась в соревновательной лиге, было бы недостаточно, чтобы поместить её на заглавную страницу главной киберспортивной газеты страны.

 

В вышедшей статье не было информации о текущем состоянии команд. Чан Сянь не хотел беспокоить игроков Счастья. Великолепная Эра также закрыла свои двери на замок, не позволив Цао Гуанчэну пробраться в святая святых. Однако подобная ситуация играла на руку репортёрам. Она позволяла им поделиться своим мнением с читателями. Два репортёра потрудились на славу, раздувая и подбрасывая топливо в костёр надвигающегося шторма. Они описали то, что видели во время общения с командами, а также поделились кое-какими мыслями на этот счёт в секции, выделенной для описания событий соревновательной лиги. На заглавной странице, как правило, не выкладывали актуального, реалистичного контента. Главной частью заглавной страницы был броский заголовок, который мог привлечь внимание читателей.

 

Утром пятницы выпуски домашнего киберспорта были разосланы по новостным киосками по всему городу. В это же время Счастливая команда прибыла на организованный Альянсом стадион.

 

Несмотря на то, что матч должен был пройти вечером, из-за смены стадиона командам нужно было привыкнуть к атмосфере нового места. Связавшись со Счастьем, Альянс выслушал их мнение, после чего отправил к ним человека, который должен был провести их на стадион для разминки. Аналогичный звонок пришёл Великолепной Эре. В данный момент они тоже направлялись в место, где должен был пройти финальный матч соревновательной лиги: спортивный стадион Liukisong.

 

Так получилось, что две команды встретились прямо напротив входа на стадион.

 

 

 

 

Оставить комментарий