Том 18. Глава 58. Инвестиционная стоимость Ван Чжэна

От этой улыбки Айцао внезапно почувствовала труднообъяснимое взаимопонимание. Она родилась в семье-корпорации и все ее окружение было связано с деньгами. Ей иногда даже казалось, что не было уже других вещей, надежно связывающих людей, не считая денег. Именно поэтому она подсознательно искала в людях доверие, и терпеть не могла лицемерие.

«Хорошо. Раз уж мы об этом заговорили, ничто не мешает мне сказать прямо. Я уверена в твоей перспективности. Это основная причина, по которой я порекомендовала семье вкладывать в вашу компанию. Что же касается остального, с этим я, разумеется, разберусь. Даже если при печальном итоге мы не сможем получить право на поставку руды, это не имеет значения. Ты должен понимать, насколько выгодно иметь этот минерал, поэтому если вы будете отдавать нам половину вашей доли, этого будет достаточно, чтобы заинтересовать мою семью», – сказала Айцао.

Ван Чжэн рассмеялся: «Меня впервые принимают за настолько перспективного человека. Но сочту это за честь. Тогда решено. Квота компании Кинг главным образом используется для экспериментов, а это не так много. Разделить с вами половину нам не принципиально. Насчет вопроса передачи права на поставку – если действительно разоримся, я всеми силами постараюсь его сохранить, ни в коем случае не позволю вам понести чрезмерные убытки».

«В таком случае, сделка заключена», – Айцао протянула руку и Ван Чжэн с радостью её пожал, отметив про себя при этом, что кожа у девушки очень нежная.

Айцао обобщила самые разные сведения, и чем больше она узнавала, тем четче осознавала, что Ван Чжэн «ужасен»: будь то его индивидуальные способности или его исключительные связи. Поэтому она полагала, что сотрудничество с ним так или иначе должно принести свои плоды.

Что касается семьи, деньги они тратить умели. Каждый год закладывался бюджет на расходы, включающие в себя поддержку инвестиционных проектов. Как-никак, обеспечение сохранения стоимости активов – это тоже важно. К тому же, в любом деле есть и убытки, и прибыль. Несмотря на то, что Кинг получала не так много руды, этого было достаточно для того, чтобы старики согласились. К тому же, какая бы страна на данный момент не имела квоты на антигравитационную руду, вся она уходила лишь на исследования.

Ходили слухи, что в Абидане уже добились вполне неплохих успехов в изучении характеристик антигравитационной руды, что заставляло остальные страны нервничать. Но Дэйдара-Титан совсем не торопилась начать раздавать своё сокровище всей галактике – в настоящее время добыча шла очень медленно. Разработка же самых крупных залежей руды даже не началась.

Оправданием этому было, что они обязаны обеспечить экологичность всего процесса, но, на самом деле, все прекрасно понимали, что это банальное взвинчивание цены.

Контроль над добычей был очень строгий, однако второй планеты с такой рудой не было, поэтому другим странам не оставалось ничего другого, кроме как согласиться и ждать. К тому же, Дэйдара заручилась поддержкой сильных союзников, и теперь никто не осмеливался диктовать ей свои условия. По правде говоря, сильнее всего не повезло Аслану. Изначально у них было большое преимущество перед всеми остальными, но они неизвестно как вызвали неудовольствие дэйдарианцев и оказались немедленно вычеркнуты из списка квот, а инициативу перехватили Абидан с Манарасом.

Хмм… Ван Чжэн некогда провел полгода на Дэйдара-Титан, в конце концов, что же произошло за этот период времени?

Айцао была абсолютно уверена, что здесь есть какая-то связь. Этот полный секретов и кажущийся непробиваемым парень, в то же время совершенно не имел за своей спиной никакого великого или хотя бы богатого рода – прямо-таки как персонаж из романа. Чем больше о нем узнаешь, тем интереснее он кажется. Только она совсем не собиралась делиться этими мыслями с остальными.

«Айцао, ты так на меня смотришь, что я могу смутиться», – Ван Чжэн вновь потер нос.

«Ха-ха, не понимаю, чего тебе стыдиться. Да, кстати. Тебе нравится Сноу Ли? Она тебе подходит, могу помочь вам сойтись», – подшутила девушка.

Ван Чжэн не знал, смеяться ему или плакать: «Давай оставим это развиваться своим чередом, хорошо? На самом деле, не так давно я пережил расставание, и еще не до конца отошел, сейчас все мысли только о том, чтобы тренироваться как следует».

«Куй пока горячо – Сноу Ли так-то нарасхват. Обо всем остальном же тебе беспокоиться не стоит, я скажу своим людям, чтобы они связались с руководством компании Кинг и предоставили им все документы и всё подробно объяснили. Никаких надувательств с условиями не будет, гарантирую».

«Если старшая сестра так говорит, я спокоен».

Люди, давно занимающиеся бизнесом, прекрасно понимают, что для получения наибольшей прибыли совсем не стоит оказывать излишнее давление на заёмщиков.

Что же касается другого вопроса – куда там тем, кому нравится Сноу Ли, до Оливейдуса?

К тому же, теперь им заинтересовался и Пань Пасы. Айцао тоже решила болеть за Ван Чжэна, но всё же у неё были сомнения, что Ван Чжэн сможет совершить чудо и войти в первую пятерку на соревнованиях.

Если же он и в самом деле окажется таким талантливым человеком, её инвестиции уж точно не окажутся напрасными.

Расставшись с Айцао, Ван Чжэн отправил сообщения Сяо Фэй и Маркусу. Оба, скорее всего, сидели как на иголках, поэтому следовало поскорее поделиться с ними такой хорошей новостью.

Только он разослал новости, как Маркус тут же ответил и по его голосу можно было понять, насколько он оказался обрадован. Он не мог вести себя так же легкомысленно, как Сяо Фэй, ему ещё приходилось распределять целую команду. Поэтому эта новость показалось ему настоящим успокоительным, которое и другим людям позволит работать спокойно. Далеко не каждый человек может упорствовать до самого конца без гроша в кармане, как-никак, у всех свои семьи, нельзя же заставлять их голодать.

Сяо Фэй же ничего не сказала, но им с Ван Чжэном для взаимопонимания не требовались слова. Между двумя людьми порой отпадает нужда в любезностях.

Несмотря на то, что компания Кинг запрашивала для себя не так уж и много антигравитационной руды, Ван Чжэн не хотел просить увеличить квоту, решив просто отдавать Айцао излишки. Причина заключалась в том, что нынешняя позиция Дэйдары насчёт контроля над добычей руды также была результатом совещаний Ван Чжэна и Мусена. На самом деле, это и впрямь было обычным подогреванием интереса. Иногда самая простая тактика и есть самая лучшая.

Мусен конечно же не отказался бы, попроси он увеличить поставки, но так легкомысленно разрушать установленные правила было нехорошо. Компания Кинг не должна привлекать излишнее внимание в этом плане. Великие державы не смогут так просто смириться с такой ситуацией. Баланс следовало сохранять.

* * *

Пань Пасы и в самом деле вернулся в академию ради больших соревнований. Конечно же, сама борьба за первенство не имела для него большого значения – после достижения его уровня уже не требовалось доказывать что-то через сражения. Однако весь заработанный им боевой опыт также позволил ему осознать одну простую истину: если хочешь показать всю свою мощь в противостоянии против загов из бездны, то следует освободиться от проблем материально-технического обеспечения – лучше обзавестись собственным руническим мехом.

Или же в кратчайшие сроки продвинуться по службе до административного уровня. Но Пань Пасы понимал: это зависит еще и от удачи. Мало кому удаётся так быстро добиться высшего чина в армии, и в конце концов, мех с рунами так или иначе никогда не помешает. В будущем он лишь увеличит его шансы, так что он хотел получить себе такой мех любой ценой.

Конечно, кроме него, было и ещё несколько сильных студентов. Изначально ему казалось, что эти соревнования были подготовлены как раз для них. За это время они тоже должны были стать сильнее, неважно, в физическом плане или духовном. Безусловно, никто не стоял на месте и теперь они могли показать, кто чего добился.

Однако после того, как Пань Пасы увидел Ван Чжэна, он понял, что все не так просто. Руководство академии не могло предоставить такую большую сцену только ради того, чтобы он и его конкуренты определили сильнейшего среди друг друга. Пожалуй, это была лишь одна из причин.

Ван Чжэн и Оливейдус – двое новичков, которые уже попали в рейтинг лучших. Вероятно, они тоже одна из причин, но…

Высшая Академия Х и Военная Академия Млечного Пути несомненного всегда сотрудничали, тем не менее, какими бы дружескими не были отношения между двумя учебными академиями, они также являлись и главными конкурентами друг для друга. В этой области всегда так. Предстоящее же событие было очень высокого уровня, и оно явно не могло быть рассчитано лишь для таких как он. Одно только участие принцессы Айны чего стоило. Она в одиночку представляла позицию Аслана и Атлантиды – истинная подоплека может иметь глубокий смысл. Вот для кого подготовлен это крупный турнир.

По части технологических резервов Аслан лидировал в Коалиции Млечного Пути. Под технологиями подразумевались технологии в общем – совокупная мощь государства. Но если даже рассматривать лишь по части боевой мощи, Аслан тут тоже не уступал Абидану, Манарасу и другим великим державам.

Солдат, который не хочет стать генералом – плохой солдат. Тем не менее, желающий стать генералом должен иметь представление об общей картине и политике, следует проницательно наблюдать за обстановкой и принимать решения себе на пользу.

Раз уж прибудет Айна, вероятно, верхушки обеих академий также будут на трибунах. Это, бесспорно, очень удобный случай для того, чтобы оставить хорошее впечатление о себе.

Так думал Пань Пасы и, естественно, все остальные тоже. Поэтому, если изначально особо горячих сражений и не планировалось, из-за внешних обстоятельств все вполне может измениться, и бои станут жестче.

Тем не менее, Пань Пасы думал о своём будущем, и потому не мог позволить себе упустить свой шанс.

Что касается Айны, она его не интересовала, слишком уж высоко сидит. Личности такого рода с самого рождения в группе, стоящей на самом пике человечества – это и впрямь люди, рожденные иными.

Пань Пасы слегка искривил губы и кончики его пальцев засверкали. Его Х-способность была уникальна и ему было любопытно посмотреть, кто же сможет противостоять ей: коли уж хотите повеселиться – тогда вперед, покажите мне все, что у вас есть!

* * *

В течение нескольких дней у Ван Чжэна и его товарищей по учебе была насыщенная жизнь: не считая занятий, Ван Чжэн также тренировался вместе с Чжан Шанем и Олли. Что касается Повелителя Небес Олли, с этим Ван Чжэн уже разобрался. Этот стиль опирался на мощь, поэтому в нём присутствовали очень резкие и «взрывные» приёмы. Конечно, это была конфиденциальная информация и ясное дело, Ван Чжэн не допытывался, однако благодаря своим навыкам он смог легко это понять. После чего ему оставалось только направить малышку Олли в немного другом направлении.

Ей больше подходил класс убийцы, чем воина, но изменить ход мыслей малышки и увести её от «бесстрашия» не далось ему так просто, как хотелось бы.

Чжан Шань тоже продвинулся. Он никак не мог сравниться с Олли, но в его случае можно было сказать, что начало уже положено, а дальше требовалось лишь двигать вперёд и не останавливаться.

Чжан Шань с Олли закончили тренировки и отправились проходить тест для участия в соревнованиях. Несмотря на то, что Ван Чжэн проходил тест для чёрного ранга, это тоже подходило, так что в конечном счёте ему всё-таки удалось сэкономить своё время. Неудивительно, что испытание показалось ему трудноватым. Если каждый новичок рано или поздно обретает навыки для прохождения таких тестов, тогда Высшая Академия Х и впрямь очень крутое место.

Ван Чжэн, заработав свободную минутку, пошёл навестить Бучера. Этому человеку было впору снимать фильмы ужасов, к тому же и реквизиты бы не понадобилось, всё было под рукой.

Но придя в этот раз, Ван Чжэн неожиданно встретил старого друга, Бучер тоже не ожидал – он полагал, что Се Юйсинь асланец, во всяком случае никак не землянин. Ничто в нём не говорило о том, что он выходец с колыбели человечества.

«Это хорошо, что вы знакомы. Пойдёмте, покажу вам кое-что интересное, мне тут доставили новую особь для исследований. Хотя она всего лишь второго обращения, но уже обладает контролем над энергией, что делает её очень опасной».

В лаборатории был заключен один живой заг, который напоминал паука, но не совсем: 12 лап, но вместо полноценного тела, одна круглая, приплюснутая голова, покрытая полосами разной глубины и формы. С виду не казалось, что эта тварь способна хоть на что-то стоящее. Однако, когда она впадала в ярость, её мышцы становились кроваво-красными и наливались небывалой силой, ещё она могла доставить немало проблем солдатам своим визгом, который и мёртвого мог поднять из земли.

Кроме Се Юйсиня, сюда были приглашены и другие студенты. У всех у них были особые способности, которые считались очень полезными для академии. В итоге из-за этого после прибытия сюда на учебу Сей Юйсинь был занят даже больше Ван Чжэна.

Остальные наблюдали за колебаниями измерительной аппаратуры. Они пришли к весьма странному заключению: мозговые волны этого насекомого были близки к человеческим, но были сильнее таковых у человека.

Оставить комментарий