Том 19. Глава 25. Обладание драгоценным камнем может навлечь беду

Перед руководством Высшей Академией теперь встала проблема: должен ли Ван Чжэн снова включиться в соревнования?

И Высшая Академия проявила себя как настоящая академия элиты. В локальной сети было проведено голосование, в котором 80% людей проголосовало против.

Хотя он и вернулся героем после сурового испытания, но, ведь опоздал. Турнир уже вошел в финальную стадию, и, если допустить его к состязаниям, это будет несправедливо по отношению к другим выбывшим участникам.

Хотя руководство академии признавало заслуги Ван Чжэна, но большинство считало, что в этом вовсе нет какого-то особого достижения. Любой на его месте, попав в подобную ситуацию, при помощи Ли Ичжо сумел бы выбраться. Ван Чжэн, по сути, просто нашел слабое место. Нельзя сказать, что он совсем ничего не сделал, но незачем и выставлять его героем.

Цзян Фэн теперь оказался в сложном положении. Первоначально он полагал, что студенты согласятся, а на деле сложилась вот такая вот ситуация.

На данный момент из пяти дивизионов в первом, третьем и пятом уже определились победители. В их число вошли Марс, Оливейдус и Лиер. К счастью, во второй группе, куда относился Ван Чжэн, соревнования еще не закончились.

На самом деле, для студентов было не так уж и важно, победа или поражение, главным во всем этом были рунические мехи.

Хотя никто и не верил, что Ван Чжэн может стать победителем, но это был вопрос справедливости. Так или иначе, в академии имелись недовольные.

Но тут, неожиданно для всех, лидер второго дивизиона, всем известный Хок Толинь из Аслана сделал заявление. Он предложил устроить дополнительный матч с участием Ван Чжэна. Путем случайного выбора определить ему противника из числа выбывших участников второй группы и устроить между ними поединок. Победитель этого поединка будет сражаться с победителем боя Хок Толинь – Рэддингтон за выход в финал.

Другой претендент на выход в финал, Рэддингтон, выразил свое полное согласие.

Это решило вопрос об участии Ван Чжэна в соревнованиях. Но прежде состоялся поединок в четвертом дивизионе между Пань Пасы и Мундо, в котором Повелитель Востока продемонстрировал поразительную боевую мощь.

Разбив Мундо, он стал победителем в четвертой группе и завоевал право на обладание руническим мехом.

Не используя никакую специфическую способность Х, Пань Пасы одержал победу над противником, сила которого оказалась недостаточной. Таким образом, победы разделились поровну между черным и желтым рангом.

От Западного Сектора победили две звезды – братья Оливейдус и Марс.

От Восточного Сектора Пань Пасы, и от Северного сектора – Лиер.

Второй дивизион, на который поначалу никто особо не обращал внимания, теперь превратился в поле решающего сражения, к которому были прикованы все взгляды.

При помощи жеребьевки был определен противник для Ван Чжэна.

Право на участие в дополнительном матче получил асланец Чжао Чжэньцзянь, боец черного ранга. Он выбыл в полуфинале, после поединка со своим земляком, Повелителем Юга Хок Толинем, но всё равно считался очень способным студеном.

Выбывание очень расстроило Чжэньцзяня, но вот теперь, нежданно-негаданно, он снова получил шанс.

По правде говоря, он думал не столько о том, сможет ли попасть в финал, сколько о том, что нельзя допустить туда такого наглеца, как Ван Чжэн.

Каждый асланец ненавидел Ван Чжэна. В последнее время, он, похоже, очень близко сошелся с принцессой Хуэйинь, а это для помешанных на благородстве асланцев было совершенно недопустимо.

На дополнительный матч болельщиков собралось не меньше, чем на финальные поединки. На канале, ведущем трансляцию для двух академий, было полно зрителей, не говоря уже о местах на трибунах.

Курсантов Военной Академии Млечного Пути, конечно же, привлекли события, связанные с Ли Ичжо. Прошлое генерала Ли Ичжо теперь стало широко известно. Его считали величайшим героем, а на Ван Чжэна смотрели, как на ничтожество, достойное, разве что, подавать герою сапоги. Поэтому всем было интересно взглянуть, что же представляет собой этот парень, которому так повезло.

«Говорят, если бы этот Ван Чжэн не висел, как гиря, у него на шее, генерал Ли Ичжо смог бы вернуться живым!»

«Если бы я был на месте этого парня, я бы лучше сам умер!»

«Да ладно, хорош гнать, он смог выбраться оттуда, хотя шанс выжить был один к десяти. Это не так просто, как вы думаете!»

«Ну, у мертвых не спросишь, кто знает, как там было на самом деле. Я что-то не верю, что Бездна уж настолько страшна!»

Студенты сплетничали, собравшись толпой. Чем больше человек считает себя элитой, тем чаще он ведет себя подобным образом – с высоты своего положения судит других.

Ван Чжэн не обращал на все это внимания. Если у него не будет хватать выдержки даже в таких мелочах, то получится, что старина Чжо погиб зря.

Разве старик стал бы обращать внимание на то, считают ли его, как раньше, неудачником, потерявшим эскадру, из которой никто не вернулся живым, или же, как теперь, героем?

Чжан Шань вместе со всеми друзьями тоже пришел на матч. Его беспокоило состояние здоровья Ван Чжэна, по-хорошему, этому парню никак нельзя было принимать участие в турнире. Уж больно много у него завистников, которые никогда не бывали в Бездне и не имеют ни малейшего представления, что творится в глубине территорий загов, однако при этом воображают, будто они все знают. В такое время лучше было бы не привлекать к себе особого внимания.

Но Ван Чжэн во что бы то ни стало хотел участвовать. Он выжил и должен был поступить так, как поступил бы Старый Чжо.

«Ван Чжэн, на твоем месте я бы не стал добиваться никакого дополнительного матча. Каждый должен знать свое место!» – заявил противник Ван Чжэна, Чжао Чжэньцзянь: «Если бы я оказался так глубоко в Бездне, я бы там навел полный порядок, не то, что ты!»

Чжао Чжэньцзянь говорил по общему каналу связи и в одно мгновение все трибуны и вся аудитория трансляции буквально взорвались: это же неприкрытая провокация!

Цзян Фэн нахмурил брови. Он отлично осознавал опасность Бездны. Но он упустил из вида одну вещь. Студенты, даже побывавшие там, слишком самоуверенные, они ничего не знают об опасностях Бездны, а уж тем более о глубинных территориях загов, куда не проникали даже постоянные части армии.

Марс молчал, лицо Оливейдуса оставалось непроницаемым… Абиданцы вообще отличались тем, что им было совершенно наплевать на мнение других. А если кто-то был не согласен, то его живо приводили к согласию. Только в этот раз вдруг…

«Если бы я был на месте Ван Чжэна, то заставил бы их заткнуться навсегда!» – спокойно произнес Оливейдус, но от его слов так и веяло ледяным холодом.

«Хе-хе, насильно мил не будешь!» – усмехнулся сидевший рядом Лиер.

Как победитель, он получил право занять место в одном из передних рядов. Наслаждаясь почетным местом и своей победой, он с чувством зрителя в театре ожидал начала поединка.

Оливейдус покосился на Лиера. Тот по-прежнему довольно улыбался. Ни один, ни другой не стали дальше развивать эту тему.

На арене тем временем оба участника выбирали себе мехов. Чжао Чжэньцзянь взял асланского Рыцаря Ледяной Розы. Чжао поступил в Высшую Академию вместе с Хок Толинем, одно время их называли двойной звездой Аслана, но затем Хок Толинь очень стремительно вырвался вперед. Его сильной стороной была способность стихии огня, в то время как у Чжао Чжэньцзяня была всего лишь замораживающая способность. В этом отношении Чжао был лучшим среди всех студентов черного ранга, но, к сожалению, замораживающая способность не развивается настолько быстро, как огненная.

Сноу Ли и Айцао это было хорошо известно. Айцао когда-то хотела тренироваться с Чжао Чжэньцзянем, но во время первого спарринга ничего не смогла ему противопоставить. Имея способность той же стихии, студент Чжао обладал подавляющим превосходством.

По правде говоря, Сноу Ли и Айцао тоже надеялись, что Ван Чжэн не будет продолжать участие в турнире. Во-первых, его здоровье еще нуждалось в восстановлении, во-вторых, сейчас против него было настроено слишком много людей.

Если Ван Чжэн проиграет, то все еще больше утвердятся во мнении, что его беспомощность привела к гибели Ли Ичжо.

Воображение людей способно много чего насоздавать, а голос толпы – страшная сила. Это известно с давних времен, как говорится: много ртов и металл расплавят.

Ван Чжэн, тем временем, тоже выбрал меха.

Сноу Ли и все знакомые Ван Чжэна просто выпали в осадок, вытаращив глаза и разинув рты. Как он мог сделать такой выбор???

Мех Федерации Ледяных Облаков – Снежная Королева.

Эту модель можно было бы назвать классическим мехом Федерации Ледяных Облаков, но, дело в том, что она идеально подходила для тамошних ландшафтов, то есть заснеженных полей и ледников. А в любой другой местности она проявляла себя весьма посредственно.

Однако Ван Чжэн почему-то для боя на арене выбрал именно ее.

Чжан Шань был поражен еще больше других. Ведь он знал, что Ван Чжэн прежде никогда не использовал эту модель. Даже если когда-нибудь и пробовал, то уж точно никогда не тренировался на ней полноценно.

Линь Хуэйинь тоже была на трибуне и ох, как нелегко было ей сейчас сохранять имидж принцессы. Девушке хотелось прыгать, кричать во все горло, подбадривать Ван Чжэна, но стоявшая рядом Ань Джили вцепилась в нее мертвой хваткой.

У бедной Ань Джили пот катился градом. Боже! Чтобы она еще раз допустила такое? Да ни за что! Ее Высочество никак не может понять: чем больше она выражает симпатию Ван Чжэну, тем больше людей его ненавидит!

Обладание драгоценным камнем может навлечь беду!

Чжао Чжэньцзянь прыснул со смеху. Он догадывался, что Ван Чжэн, скорее всего, будет использовать замораживающую способность. Еще у него есть огненная способность, по слухам, весьма хреновая. По правде говоря, способностей у него пруд пруди, однако, сгодятся они лишь только, чтобы в цирке выступать, развлекать публику.

Цзян Фэн переглянулся с другими преподавателями. Он, кажется, догадался. Ван Чжэн собирается использовать этого меха, чтобы воздать дань уважения Ли Ичжо. Но ведь проиграв, он добьется совершенно обратного эффекта. Однако некоторые вещи относительно Ван Чжэна Цзян Фэн никак не мог понять. Чем больше он пытался их объяснить, тем запутаннее получалось.

Чтобы добиться уважения людей, надо говорить с ними с позиции силы. Поэтому, когда Ван Чжэн заявил, что хочет продолжать участие в турнире, Цзян Фэн был против, но, в конце концов, все равно не смог его остановить.

Что тут скажешь? Цзян Фэн надеялся, что Ван Чжэн стал более мудрым и зрелым, но, в то же время, восхищался его пламенной отвагой.

Оставить комментарий