Том 19. Глава 4. Власть имущие все хотят посеять семена

Даже десять с лишним лет назад империя Аслан была очень могущественной державой. Голодранец-землянин и принцесса Аслана – подумать только, вот тебе и сюжет, как будто из романа.

«Как бы я хотел, чтобы она была обычной девушкой…» – промямлил вдруг Ван Чжэн, возможно расчувствовавшись из-за выпитого вина.

«Ты из тех, кто не понимает своего счастья. Тебе с ней повезло, поэтому если выберемся отсюда, попробуй её вернуть. – сказал Старый Чжо. – Если же она не захочет вновь быть с тобой, я представлю тебя дочке».

От этого Ван Чжэну взгрустнулось. Если его дочь и впрямь так хороша, наверняка у неё давно уже есть парень.

«В конце концов, я не из тех парней, что не отлипают от девушки, которой не нравятся. Так что уже ничего не исправить», – отозвался Ван Чжэн.

Старый Чжо помотал головой: «Малыш, а житейской мудрости тебе ещё не хватает. Раз уж знал, что она принцесса Аслана, должен был догадаться, что такой день когда-нибудь всё равно настанет».

Ван Чжэн посмеялся: «Я многое смог бы стерпеть, но у всего есть свои пределы».

«Никто и не говорит, что тебе следовало терпеть. Однако стоит поднапрячься, чтобы эти смотрящие на тебя свысока ублюдки встали перед тобой на колени – вот тогда сможешь зваться настоящим мужиком. Вы, земляне, часто говорите: власть имущие предпочитают сеять семена».

«Власть имущие рождены ли таковыми».

Ван Чжэн тоже опьянел, но, если ты не знаешь, как говорить правильно – так и не говори вовсе! Сеять семена*…

ПП: Игра слов на китайском. По сути, сама фраза вроде как равносильна: Великими не рождаются, а становятся.

«Так или иначе, смысл ты понял. На самом деле, этот этап для вас двоих и есть настоящее начало. Айна уже сделала первый шаг, однако ты, по-видимому, этого еще не осознал», – Ли Ичжо состряпал наставническую мину.

«Хотелось бы услышать подробности».

Ведь и впрямь, со стороны то может быть виднее. Неужели он что-то упускает?

«Эх, давай-ка малыш Чжэн, налей старику вина. Но, по правде говоря, моя дочь тоже очень хороша…»

«Старый Чжо!»

«Что?! К тому же, моя дочь… Ладно забудем. Если серьезно, как ты думаешь, почему императорская семья Аслана, зная, что ты в Высшей Академии Х, дала вам шанс увидеться?»

Старый Чжо одним вопросом поставил Ван Чжэна в тупик. Прежде в ход шли все приемы, чтобы их разделить, вплоть до того, что они даже отослали Айну в Атлантиду, но сейчас…

«Хорошенько подумай».

Старый Чжо медленно сделал глоток из новой бутылки – теперь уже не было нужды беречь запасы.

Из-за его собственного обещания? Поэтому императорская семья Аслана не возражала против приезда Айны?

Ван Чжэн немедленно отбросил эту идею. Он не настолько наивен, особенно в отношении императорской семьи.

Тогда… Внезапно сердце Ван Чжэна дрогнуло. Он понял, какие цели они преследуют.

«Дошло?» – Старый Чжо взял то, что осталось от короткой сигары, и с особой осторожностью ее зажег, а потом с большим удовольствием затянулся.

«Неужели императорская семья Аслана хочет проверить, на самом ли деле мы расстались?»

«Дурак! – Старый Чжо не знал, плакать ему или смеяться. – Все-таки, ты пока ещё слишком молод. На этот раз замысел императорской семьи не связан с тобой – это проверка для Айны. У Империи Аслан относительно специфическое положение в системе Коалиции Млечного Пути. Монархическое государство из-за своей строя, должно отставать от других стран по многим аспектам, однако Аслан, тем не менее, весьма могущественен. Почему? Потому что их императоры и императрицы ставят страну выше личных интересов. Императорская семья, иначе говоря, парламент, все сейчас наблюдают. Айна обязана принять надлежащие меры в твоем отношении – и только тогда она подтвердит свое право на наследование престола».

Ван Чжэн опешил, но кивнул.

«Айна же решила им подыграть. Считаешь ли ты, что эта девушка гонится за богатством и властью?» – спросил Старый Чжо.

Ван Чжэн отрицательно помотал головой: «Айна не такой человек. Само собой разумеется, что она стремится к хорошей жизни, это нормально для любого человека. Но я не считаю, что она преследует такие цели».

Кажется, тут и впрямь всё сложнее, чем он предполагал изначально.

Старый Чжо выпустил кольцо дыма: «Таким образом, ваши отношения и вправду очень интересны. Для императорской семьи выбор Айны не очень важен, поскольку, если даже она не пройдет проверку, императорская семья легко найдет способ разобраться с лакмусовой бумажкой в твоем лице. Таким образом, они в любом случае заставят Айну понять, какова цена престола. Если же она справится без этого, тогда императорская семья успокоится, признав, что принцесса уже созрела. Запомни, для правителя государства опаснее всего – это принимать решения под влиянием чувств к отдельному человеку».

Ван Чжэн кивнул. Он подсознательно тоже об этом догадывался, но не так обстоятельно, как это расписал Старый Чжо, поскольку это была тупиковая ситуация и его сил недостаточно, чтобы изменить правила игры.

«Что ни говори, но эти люди и впрямь очень коварны – ты понимаешь, почему они потакают Линь Хуэйинь?» – продолжил Старый Чжо.

Ван Чжэн вновь немного растерялся. Неужели она тоже имеет к этому отношение?

Старый Чжо гордо поднял голову, показывая своё превосходство в таких делах: «Это их козырь, так сказать: последний штрих! Обе принцессы можно считать, под контролем, но Линь Хуэйинь нужна на случай, если дойдет до того, что Айна решит быть с тобой, бежать со своим возлюбленным, или даже чего-то более серьезного, что приведет к непоправимой ситуации. Она запасной вариант, юное дарование, которое станет свидетелем «кровавой сцены», ну или менее трагичной драмы – это в любом случае станет для неё уроком, чтобы она не допускала тех же ошибок!»

Внезапно Ван Чжэн пожалел Айну и Линь Хуэйинь. Положение принцессы дает огромную власть распоряжаться судьбами множества людей, однако собственная судьба им неподвластна.

«Сынок, я тебе даже завидую – ты встретил такую хорошую девушку, а главное умную. Разумеется, моя дочь тоже неплоха. – сказал Старый Чжо. – Будучи частью императорской семьи, Айна, несомненно, осознает все эти планы, поэтому она обязана играть, и играть правдоподобно. Конечно, притворство еще может обернуться правдой, но в любом случае, вам обоим следует стараться делать всё для своего благополучия. Когда у нее будет достаточно влияния и власти, ты тоже должен быть уже не просто босяком с Земли».

Слова Ли Ичжо как будто зажгли Ван Чжэна с новой силой, его глаза заблестели. Как он мог быть так слеп?

«Малыш, остынь. То, что я сказал – это всего лишь возможность, сравнительно светлая сторона. Однако я думаю, что люди в любом случае должны стремится исполнять свои мечты. К тому же, настоящий мужчина действует, не оглядываясь на конечный результат. Ты должен использовать обстоятельства, чтобы хорошенько встряхнуть этих смотрящих на тебя свысока людей, у тебя есть возможность наступить еще на несколько ног. Власть имущие предпочитают сеять семена – это и называется целеустремлённость».

Ван Чжэн чихнул в этот момент. Сеять семена – это то, что прежде больше всего любил Янь Сяосу, кто бы мог подумать, что это станет поучительным изречением.

Незачем всего бояться, быть самим собой – вот оно главное. Всё, что он понял сегодня, не в силах было что-либо изменить между ним и Айной, но Ван Чжэн стал увереннее. Они оба еще молоды, а если же в конечном счете они потерпят поражение, значит не судьба.

Что же касается императорской семьи Аслана – пусть эти мудаки катятся к чертям собачьим!

«На самом деле, моя дочь тоже хороша. Говорю тебе…»

«Ха-ха, Старый Чжо, ты устал за день, отдохни хорошенько, а я пойду искать запчасти, завтра начну собирать своего меха», – только Ван Чжэн вновь услышал слово «дочь», как тут же нашел себе занятие, не требующее отлагательств.

«Эх, современная молодежь так нетерпелива, вот в мои годы…»

Старый Чжо продолжил что-то говорить, но Ван Чжэн уже свалил. Недаром говорят, что старик в доме – это сокровище. Умение видеть суть дела у пожилых и в самом деле лучше, чем у молодых.

Вместо того, чтобы жаловаться на несправедливость, лучше уж заниматься своим делом. Насчет этого Ван Чжэн был в себе уверен. Верно, некоторые вещи ему не под силу изменить. Например, он всего лишь деревенщина с Земли. Ну и что с того? Кто сказал, что деревенщине с Земли не стать лидером галактики? Ц…! В нынешнее время, что для умирающих от переедания храбрецов, что для голодающих до смерти трусов есть только одно направление – вперёд!

* * *

Такой же рев испустил на далекой Дейдаре Янь Сяосу.

Верно – действуй или умри, есть только один путь – вперёд!

Теперь у компании «Маленькая Счастливая Звезда» была возможность за один шаг вступить в первоклассное объединение, однако эта возможность была полна непредсказуемых рисков. Джаспер и прочие сейчас наперегонки соревновались за право принять участие, но созданный им импульс – это полное надувательство. Все-таки, если этого проекта будет недостаточно, рынок перевернется, а рассерженных клиентов будет не один и даже не два. Тогда, пожалуй, компании «Маленькая Счастливая Звезда» придется очень туго.

Но… Не делать только из-за наличия рисков?

Да такая возможность выпадает только раз в жизни! И Янь Сяосу решил смело идти вперед, поставив на кон всё, что у него есть.

Дэйдара-Титан.

Прибытие Е Бинвэня с дружественным визитом, как представителя команды KING и во главе земной делегации горячо приветствовалось различными кругами населения.

Со стороны коммерческих кругов, разумеется, успех компании KING был грандиозным событием для всего Млечного Пути. Для человечества это большой шаг по продвижению в недра вселенной. Сейчас сотрудничество с KING могло дать шанс быть в будущем на шаг впереди от всех остальных.

Среди встречавших делегацию были губернатор Мусен и Лань Лин, они шли по дорожке плечом к плечу. Это была приветственная церемония высшего уровня. В прошлом месяце вице-президент Аквитании, прибыв с визитом на Дэйдара-Титан, получил аналогичный прием. Но то был вице-президент!

Таким образом, земной компании KING, а также OMG, давали понять, что они получили всестороннее и глубокое доверие со стороны дэйдарианцев.

А доверие – это такая вещь, которая на Дэйдара-Титан ценилась куда выше, чем все банковские кредиты или фондовые средства. А демонстрация дружеских отношений гораздо ценнее всех цветастых и пышных фраз вместе взятых.

Янь Сяосу тоже прибыл в космопорт, прихватив с собой компанию «золотой молодежи». Джаспер и его друзья были очень взволнованы, ведь они находились в первых рядах.

А для такого класса людей как они, «место» обладает особым значением, это скрытый показатель их статуса. Тот, кто не разбирается, увидит только веселую суматоху, но знающий человек сразу поймет истинное внутреннее положение дел. Их позиция сейчас была такова, что они уже сделали первый шаг навстречу к доверию дэйдарианцев.

Братец Янь – настоящий авторитет!

За исключением тех, за кем стояла мощная поддержка государства, они, можно сказать, были первыми бизнесменами, которым удалось официально сблизиться с руководством Дэйдара-Титан. И за счет чего? Железных связей братца Сяосу!

Так что, этот парень очень крутой!

Все улыбались. По правде говоря, до того, как последовать за этим землянином, в их сердцах было много сомнений, всё-таки это был большой риск. Но сейчас: хе-хе.

Весь груз был оставлен позади. Предыдущие инвестиции уже стали окупаться!

Чего только стоят взгляды, которые на них теперь бросали их знакомые.

Ха-ха! Зависть с ненавистью, смертельное восхищение – Джаспер одаривал этих людей улыбками, испытывая непередаваемое словами чувство превосходства.

Конкуренция в том обществе, в котором они крутились, всегда была очень ожесточенной. Но на этот раз, после Дэйдары-Титан, с ними уже никто не сможет сравниться.

Янь Сяосу же был не из тех, кто волнуется о том, чего его ещё не произошло и потому выглядел абсолютно спокойным.

Космический корабль OMG прибыл, пассажиры прошли осмотр – не более, чем формальность – и вскоре вдалеке показалась фигурка Е Цзы Су, а за ней следовали уже и все остальные. Вся таможня на время оказалась закрыта, пассажиров других кораблей попросили подождать завершения торжественной встречи – поистине президентское обращение.

«Добро пожаловать, баке!»

Мусен, поприветствовал девушку жестом, который дэйдарианцы удостаивали только самых почетных гостей – это была благодарность Е Цзы Су за её помощь в самое трудное для них время.

Оставить комментарий