Том 20. Глава 11. Сноу Ли становится матерью

Техника Слияния заработала в полную силу, Тиран изготовился к бою. Однако сила Огня здесь ослаблена, а сила Воздуха не эффективна, не говоря уж о замораживающей способности. Использовать ее против ледозверей – все равно, что отгонять собаку кусками мяса. Остается только обычная физическая сила.

Но в этот момент более крупный ледозверь, тот, что был справа, вдруг издал оглушительный рев и упал на землю. Другой опустился рядом, не обращая ни малейшего внимания на Ван Чжэна. Ван Чжэн экстренно перешел на Принудительный Контроль и с трудом затормозил меха. Он был возбужден и не мог понять, что происходит.

Но размышлять не было времени. Взглянув на меха Сноу Ли, Ван Чжэн увидел, что из него посыпались искры. Выскочив на землю и взломав дверь кабины девушки, он обнаружил, что она без сознания.

«Сноу Ли, очнись! Сноу!» – Ван Чжэн тряс ее, но она не реагировала.

Думать было некогда, и Ван Чжэн поспешно начал делать искусственное дыхание.

Сказать по правде, в этот момент у него в голове и близко не было никаких посторонних мыслей.

Сноу Ли казалось, что она провалилась в какой-то безграничный мрак и холод. Но внезапно внутрь ее проник поток теплого воздуха. Он так приятно пах и так уютно согревал, что захотелось приникнуть к нему поближе. Ей чудилось, что кто-то зовет ее по имени.

Когда Сноу Ли приоткрыла глаза, она сначала увидела только ослепительно яркий свет. Затем перед ее глазами возникли чьи-то губы… Губы мужчины! Они приблизились к ее лицу, словно он собирался ее поцеловать!

Она почувствовала, как они прижались к ее губам, а затем его теплое дыхание проникло прямо вглубь ее тела.

Инстинктивно Сноу Ли подняла руку, и, сама не зная, откуда собрав силы, влепила ему пощечину!

Шмяк!

Пощечина, надо сказать, оказалась мощной. Ван Чжэн едва не опрокинулся назад и был совершено ошарашен: «Сноу… Ну, наконец-то ты очнулась!»

Он нисколько не обиделся, наоборот, обрадовался. Раз уж она его ударила, значит, с ней все в порядке.

Сноу Ли только что была безжизненно бледной, но, взглянув на Ван Чжэна, залилась краской. «Ван Чжэн… Это ты… Извини! Я не хотела…»

Ван Чжэн махнул рукой: «Да ерунда! Слушай, здесь нельзя оставаться. С этими зверями творится что-то непонятное, надо уходить поскорей!»

Тот ледозверь, что побольше, валялся на земле и еле дышал. Второй, печально подняв морду к небу, жалобно скулил.

Сноу Ли выбралась из кабины меха и сразу поняла, почему поведение ледозверей показалось ей странным. Тот, что побольше, был беременной самкой, которой пришло время рожать. Неудивительно, что они волновались и вели себя агрессивно.

Продолжение рода у ледозверей – тайна, покрытая мраком, но ученым Федерации Ледяных Облаков все же удалось кое-что выяснить. Изначально особи не имеют пола, самкой может стать любой ледозверь, но о том, как именно происходят их роды, мало что известно. Живорождение свойственно в основном земным видам, на других планетах оно не часто встречается.

Ван Чжэн проявил отчаянную храбрость, подружившись с ледозверями во время метели. А ещё они помогли ему с пиратами, так что он вовсе не хотел с ними конфликтовать. Но с подобными вещами он ещё не сталкивался. В других делах Ван Чжэн более-менее разбирался, однако, что касается родов… Тут он был полным профаном.

Сноу Ли тем временем направилась прямо к самке ледозверя. Ей казалось, словно что-то зовет и тянет ее туда.

Второй ледозверь, похоже, заметил приближение Сноу Ли. Он обратил на нее взгляд своих огромных глаз, и у Ван Чжэна волосы встали дыбом. Если ледозверь бросится на нее, он ведь ее убьет! Зачем Сноу Ли это делает?

Сноу Ли и сама все понимала, но что-то явно звало и притягивало ее туда.

До этого казавшийся возбужденным и агрессивным ледозверь, неизвестно почему, вдруг опустил голову и издал всхлипывающий звук. Он был как будто очень опечален, но не пытался помешать Сноу Ли подойти. Ван Чжэн только теперь заметил, что весь взмок от пота, настолько был напуган. Если ледозверь набросится на Сноу Ли, он просто-напросто ничего не успеет сделать.

Сноу Ли подошла к самке ледозверя и положила обе руки на ее живот. Самка слабо приоткрыла глаза и взглянула на девушку. В ее взгляде промелькнуло что-то вроде нежности.

«Не бойся, не бойся» – тихонько приговаривала Сноу Ли.

Ван Чжэн подумал, что у него что-то с глазами. Ему показалось, будто беременная особь только что улыбнулась. Во время снежной бури ему довелось тесно общаться с этими животными, но они, самое большее, признали его своим другом. Сноу Ли же, казалось, вдруг удалось установить с этой особью куда более близкие отношения.

От девушки начала исходить еле видимая энергетическая субстанция, окружая ее, словно аура, и постепенно приобретая какую-то форму…

Форму ледяного дракона?

Это, и правда, ледяной дракон?

Ван Чжэн широко раскрыл глаза, затем зажмурился, потер их и снова открыл. У него галлюцинация?

Все знали, что Сноу Ли – девушка, родившаяся в год Ледяного Дракона, и она отмечена его благословением. Но в действительности никто не относился к этому серьёзно. Да, несомненно, она очень талантлива, однако благословение дракона – это вымысел, что-то вроде легенды, в которую люди верили в эпоху освоения планет, входящих в Федерацию Ледяных Облаков. Легенды, дававшей им успокоение и уверенность.

Но сейчас это уже не казалось сплошным вымыслом.

Ледозверь-самец больше не выглядел агрессивным. Он пополз по земле навстречу Сноу Ли, словно приветствуя свою повелительницу, а его взгляд выражал мольбу.

Вокруг Сноу Ли стала сосредотачиваться чистейшая энергия стихии Льда, настолько сконцентрированная, что у Ван Чжэна мурашки поползли по коже и волосы встали дыбом. Он полагал, что сумел постичь сердце льда, но ему далеко было до такой степени овладения этой энергией.

Направляемая Сноу Ли энергия стала постепенно вливаться в тело самки ледозверя. Ее страдания явно уменьшились, она теперь казалась совсем спокойной и умиротворенной, и только смотрела на свой живот, сосредоточив в этом взгляде всю свою любовь и терпение.

Тело самки начало испускать радужное сияние. Энергия, которую вливала в нее Сноу Ли, восполнила недостающие силы еще не рожденного детеныша, и теперь самка могла разродиться.

Сияние становилось все ярче, а тело самки как будто бледнело и растворялось. Наконец, оно исчезло совсем, сияние погасло, а на земле остался лежать светящийся шар около полуметра в диаметре.

Самец ледозверя подошел к нему и начал вылизывать. Его взгляд был весь наполнен любовью и нежностью. Однако, он не остался возле светящегося шара, а повернулся и, не оглядываясь, пошел прочь.

Ван Чжэн и Сноу Ли растерянно замерли на месте. Этот странный зверь так старался защитить своего детеныша, почему же теперь он его бросает?

Однако, отойдя не слишком далеко, самец ледозверя закачался и упал на снег.

Он умирал, но он не хотел умереть на глазах у детеныша.

Он не был ранен, скорее всего, самец умирал оттого, что погибла его самка.

Слезы брызнули из глаз Сноу Ли. Переполненная материнскими чувствами, она потянулась, чтобы взять на руки светящийся шар. Но, едва она протянула к нему руки, как свет рассеялся, и на снегу оказался мохнатый пушистый комочек. Это был детеныш, маленький ледозверь.

Сам белоснежный, а на голове крошечный рог. Он был немного похож на щенка.

Высунув язычок, детёныш стал облизывать руки Сноу Ли, а его глазенки смотрели на нее так, словно он признал в ней свою маму.

Ван Чжэн подошел и встал рядом, и кроха так же нежно посмотрел на него и запищал.

Ван Чжэн и Сноу Ли переглянулись и невольно засмеялись сквозь слезы. Малыш не иначе как принял их за своих маму и папу. Ван Чжэн не особенно разбирался, как ухаживать за домашними животными. Те, которых он держал в раннем детстве, неизменно умирали либо от перекорма, либо от голода.

Сноу Ли прижала детеныша к себе: «Какой ты миленький! Я назову тебя Лапусик!»

Похоже, детенышу не очень понравилось такое нежное имечко. Он предпочел бы что-нибудь более внушительное. Вот только приемная мать совсем не считалась с его мнением.

Оставить комментарий