Том 20. Глава 36. Покорение

«Ты меня когда-нибудь до могилы доведешь!»

«Хи-хи, но ведь «умереть за красавицу — это гибель, достойная героя», — выдала Хуэйинь.

Все-таки не зря она много читала о культуре землян.

От такого заявления Ван Чжэн чуть не лишился дара речи: «Эта цитата здесь совсем не к месту!»

Они пересекли хранилище и добрались до павильона с живыми образцами. Там в основном держали самых обычных загов с достаточно низкими боевыми способностями. Конечно, имелось и несколько загов из Бездны, но содержать их было довольно сложно, ведь они отличались невероятной свирепостью. Даже в полностью изолированных помещениях, они продолжали бушевать, пока не погибали от полной потери сил. Чтобы стабилизировать их состояние, приходилось прибегать к различным биохимическим средствам, ну и, естественно, значительно ограничить количество находящихся в центре видов.

Больше всего Ван Чжэна удивило то, что здесь было на полную включено освещение, как будто там даже ночью никто и не думал отдыхать.

Это подогрело и его собственный интерес, и они с Хуэйинь пошли дальше, скрываясь от камер наблюдения. Наконец, они отыскали относительно безопасное место. Внутри сотрудники были заняты тем, что по очереди вкалывали загам какую-то темно-зеленую жидкость, после которой инсектоиды, как будто окончательно теряли рассудок и через несколько секунд вообще превращались в клубок безумия. Но выдержавшие эту экзекуцию, казалось, становились ещё агрессивнее и, очевидно, гораздо мощнее.

Что здесь вообще происходит?

Поначалу Хуэйинь думала, что секретные исследования — это безумно интересная штука, но увидев их своими глазами, поняла, что некоторые вещи всё же иногда лучше оставить своему воображению и не стремиться узнавать правду. И они с Ван Чжэном решили незамедлительно отправиться обратно.

Но стоило развернуться, как они заметили, что на них ошарашенно смотрит один из сотрудников, вытаращив от шока глаза и раскрыв рот, как будто готовясь закричать.

Ван Чжэн уже приготовился принять меры, но стоявшая рядом Хуэйинь вдруг щелкнула пальчиками, и свидетель тут же застыл, как заколдованный.

Хуэйинь подошла к нему и сказала: «Ты ничего не видел».

И сразу же побежала прочь, потащив за собой Ван Чжэна. Когда они забежали за угол, она снова щелкнула пальцами, сотрудник пришел в себя, потряс головой и, как ни в чем ни бывало, отправился по своим делам.

«Так твоя Х-способность — гипноз?!» — удивленно спросил Ван Чжэн.

«Тссс! Это секрет!»

Увидев лукавую улыбку Хуэйинь, Ван Чжэн не смог удержаться, чтобы не погладить её по головке. Ну разве не прелесть! Сплошная ловкость и озорство — не девчушка, а маленький эльф!

Но Хуэйинь увернулась от его руки: «Хватит меня постоянно трогать за голову! Я так не вырасту!»

Ван Чжэн улыбнулся: «Всё, приключение закончилось. Уже очень поздно, я провожу тебя до общежития».

«Мне некуда возвращаться, оно уже точно закрыто», — беспомощно сообщила Хуэйинь.

«Так используй свою способность!»

«Я не могу использовать свою способность когда попало!» — со всей серьезностью заявила Линь Хуэйинь: «Но если ты будешь спорить, то я могу загипнотизировать тебя!»

Ван Чжэн отмахнулся. Нет уж, спасибо. Хотя, с тем уровнем духовной энергии, который есть у Хуэйинь, ей будет сложновато с ним такое провернуть.

Тем не менее, пусть так называемый «гипноз» далеко не редкость среди Х-способностей, умение напрямую влиять на сознание человека всё-таки штука мощная, с которой никак нельзя не считаться. Сегодня Ван Чжэн впервые узнал, что умеет Хуэйинь.

«Я хочу переночевать у тебя!» — огорошила Ван Чжэна Хуэйинь.

Он опешил: «Нет уж, так не пойдет!»

«Ну в таком случае я поднимусь наверх, сниму номер в какой-нибудь гостинице и найду кого-нибудь другого, кто составит мне компанию… Какого-нибудь парня!»

Дальше она могла не продолжать, Ван Чжэн сдался. Эта девчонка очень хорошо знает, как добиться своего. Сегодняшний инцидент с Лиером и так испугал его не на шутку. Ему было очень хорошо известно, что из себя представляет Лиер: когда этот человек узнаёт, что ему сулит выгода, то не брезгует никакими средствами, чтобы её получить.

Однако Ван Чжэн всё же стал аккуратно пытаться достучаться до её здравого смысла и в конце концов Хуэйинь все же вернулась к себе. Все-таки учеба уже началась, и если поднимется шумиха, то императорский дом, скорее всего, отзовет её обратно. Этот довод привел её в чувства: она совсем не хотела возвращаться, уже успев опробовать так нелегко доставшуюся ей свободу.

***

Ван Чжэн по-настоящему опасался людей не вроде Кертиса, открыто идущих в атаку, не скрывая своей симпатии и ненависти — а вроде Лиера. Тех, кто действует исподтишка, и, если ситуация пока складывается не в их пользу, выжидает удобного момента, как черепаха в своем панцире, так, что к ним не прикопаешься. Но как только они получают преимущество, тут же начинают изводить соперников самыми разными способами.

И был в этом абсолютно прав.

Ле Синь мучилась от гнева и тоски. Это чувство не покидало её с момента гибели Ле Гуана. Его смерть и, особенно её обстоятельства, до сих пор терзали Ле Синь, время от времени всплывая в памяти, как демон, сидящий внутри. Ну и что с того, что стала сильнее? Сильных воинов и так хватает. Как же тяжело. Как мучительно. Она хотела облегчить свою боль сражениями. Лишь мысль о том, что она просто обязана стать сильнее, держала её на плаву. Но тут произошло столкновение с неудачей, причем абсолютно безнадежной.

Ле Синь пыталась забыться в алкоголе, но опьянение никак не приходило — её сознание оставалось таким же ясным, как и всегда.

Ей было плевать на то, что будет с командой и что Кертис предпримет дальше. Она увидела, что в Высшей Академии Х он, несмотря на всю свою мощь, уже не дотягивает до уровня Лиера.

Какое тут к черту «честно-нечестно»? Всё решает то, на что ты реально способен! Лиер одержал победу, а Кертис потерпел фиаско.

А Ван Чжэн и Саламандры…

Они тоже сильны. Раньше Ле Синь пришлись бы очень по душе и их стиль, и атмосфера в их команде — все, как было у них с Ле Гуаном. Но Ле Гуана больше нет. И теперь каждый раз, когда Ле Синь приходилось видеть ту теплую дружбу и веселье, царившее в команде Саламандр, её накрывала почти нестерпимая боль.

Содержимое ещё одного бокала перекочевало в желудок Ле Синь — и снова никакого эффекта.

В этот самый момент перед Ле Синь возник ещё один бокал с горячительным.

И не только он — вместе с ним возник и тот, которого Ле Синь сейчас хотела видеть меньше всего — Лиер.

Он не сказал ни слова, а всего лишь приподнял свой бокал. Ле Синь не отреагировала взаимностью на этот жест, но ещё выпить она была не против.

Лиер не возражал. Он только улыбнулся и залпом осушил свой бокал.

Так, молча, они продолжили пить вместе.

В скором времени перед ними накопилось целое море пустых бутылок. Ле Синь холодно хмыкнула: «Да ты же лицемерный насквозь! Даже когда пьешь, контролируешь эффект своей техникой!»

Лиер усмехнулся: «Алкоголь вреден для здоровья. К тому же, что плохого в лицемерии? Оно может поддерживать гармонию в мире».

«Зачем ты приперся? Повыпендриваться после победы? Веришь, нет, я ведь могу тебя так уделать, что тут и сдохнешь!» — холодно предупредила Ле Синь.

Лиер, напротив, улыбнулся в ответ и помотал головой: «Я не занимаюсь такими глупостями. Пришел пригласить тебя присоединиться к моей команде».

Ле Синь рассмеялась, как от самого смешного анекдота, который только можно было себе представить: «Ты спятил? Разве не знаешь, что таких, как ты, я презираю больше всего в этой жизни?!»

Лиер чуть пригубил немного вина из своего бокала: «Презираешь ты меня или нет, не имеет никакого значения. Но ты должна понимать, что только с Династией Королей ты сможешь выжить и сделать так, чтобы Ле Гуан погиб не зря!»

В во взгляде Ле Синь мелькнула убийственная ярость: «Заткнись!»

Но Лиер продолжил: «Техника Бушующего Пламени, действительно, полна тайн. Но сейчас тебя переполняют гнев и раскаяние, смешанные с огромной жаждой стать сильнее и каплей недовольства собой. Тебя раздирают внутренние противоречия, иногда ты даже себя ненавидишь. Я прав?»

Ле Синь притихла. Она медленно выпрямилась и спросила, глядя Лиеру в глаза: «Что ты задумал?»

Лиер надменно усмехнулся: «Я хочу возродить былое величие Солнечной системы, я способен на это, но мне нужны помощники. Почему бы нам с тобой не объединиться? Я могу дать тебе то, чего не смог Кертис. Мне абсолютно плевать, что ты обо мне думаешь. Нельзя же наследнице великого клана Ле быть такой инфантильной. Ты все равно уже успела запачкаться, так почему бы не пойти ещё дальше? Конечно, если ты хочешь деградировать дальше, погружаясь в самобичевание, то я не буду тебе мешать. Но в таком случае будь готова, что, когда придет время, я раздавлю и тебя».

После долгого молчания Ле Синь ответила: «Хорошо. Я присоединюсь к вам. Но если у вас не окажется того, что мне нужно, пеняй на себя».

Лиер улыбнулся: «Не бывает вечной дружбы, есть лишь вечная выгода. Со мной тебе ни о чем не нужно будет беспокоиться».

Ле Синь все же сдалась. Если уж Лиер прознал про чье-нибудь слабое место, то он найдет тысячу способов, чтобы добиться того, что ему нужно. То, что раньше так привлекало Ле Синь в Ван Чжэне и казалось ей его преимуществом, сейчас превратилось в его недостаток, к тому же причиняющий ей дикую боль. И поражение позволило ей еще раз в этом убедиться.

В уголках губ Лиера заиграла улыбка, выдав его крайнее довольство собой. Они с Ле Синь и Кертисом так долго были конкурентами, и никто из них даже не думал уступать. Но теперь Ле Синь все-таки не выдержала. Конечно, противника можно разбить в бою, но, чтобы он сдался тебе добровольно, нужно действительно кое-что уметь.

Теперь улыбнулась Ле Синь: «Лиер, можно тебя кое о чем спросить?»

Лиер поначалу удивился, но потом кивнул головой: «Не стесняйся! Ты теперь — одна из командующих Династией».

Кокетка Ле Синь буквально излучала сексапильность: «Ты гей?»

Увидев, что её вопрос сбил Лиера с толку и даже вывел его из себя, она расхохоталась: «Подумай хорошенько, капитан Лиер! Ты уверен, что хочешь видеть меня в своей команде?».

Но от гнева Лиера уже не осталось и следа, он равнодушно пожал плечами: «Приходи завтра. Но предупреждаю заранее: если не будешь дотягивать до уровня команды, сразу же вылетишь».

Девушка? Рядом с ним достойна быть только самая совершенная девушка в мире!

Оставить комментарий