Том 21. Глава 30. Использование загов для борьбы с загами

Остальные Ле Синь не волновали, её интересовал только Ван Чжэн. К нему ее влекла какая-то особая притягательная сила. Даже сама Ле Синь чувствовала, что с ней что-то не так.

Ван Чжэн тоже чувствовал что-то такое, уж очень мощные волны сексуальной энергии исходили от его старой знакомой, тем не менее, он и не задумался над тем, что виной этому может быть он сам.

Очевидно, исследования, которые проводили трое ученых были связаны с загами, и возможно даже с загами Бездны. Тем не менее, ни Ван Чжэн, ни другие ребята не имели к этому отношения.

Весь остальной путь Ван Чжэн в основном наблюдал за тренировками Чжан Шаня, тренировался вместе с ним, а также проводил время с Ле Синь и Ао Цзывэй. Сдержанность и скромность Ао Цзывэй составляла контраст с поведением Ле Синь, но вместе они, несомненно, лишь дополняли друг друга.

Чжан Шань же был так разочарован, что почти бился головой об стену.

Парни и девушки, вместе летящие на космическом корабле сквозь галактику — что может быть романтичнее? Это же время для любви! Несмотря на то, что они с Ле Синь совершенно не подходят друг другу по характеру, когда это мешало людям хорошенько покувыркаться в кровати? К тому же, даже, если с Ле Синь ему не судьба, есть ведь ещё малышка Ао Цзывэй! Милейшие создание! Ангел во плоти! С ней бы он тоже был бы не прочь…

Но что оказалось в действительности?

По плану тренировок, который составил для него Ван Чжэн, у него и выспаться то возможности не будет! Кровать? Размечтался! Натягивай стальной трос и спи! Это, видишь ли, такой способ тренировать вестибулярный аппарат.

Но, в конце концов, Чжан Шань смирился. Смена обстановки и нахождение в замкнутом пространстве этому способствовали. Путешествие в Федерацию Близнецов превратилось для него в путь к перерождению.

Парень тренировался не щадя сил. Всему свое время, есть время для веселья и время для работы. Он обязан стать кинжалом своей команды, а не быть пятым колесом в телеге!

Только вот…

После этих мыслей Чжан Шаня вдруг осенило. Чёрт, как же наивно он мыслит! Его же, банально, обдурил этот парень… Ван Чжэн всегда находит способ сломать границы его сознания. И откуда только он знает столько всевозможных хитростей?

Ван Чжэн, конечно же, был очень рад переменам, происходящим с Чжан Шанем. Это действительно здорово! Он теперь понимал, почему в армии инструкторы так гоняют подчиненных им солдат. Они сами уже прошли через все это и узнают в них себя.

Специалисты по загам Ци Бин и Ку Лифа время от времени подходили к Ван Чжэну поговорить о загах Бездны. Бучер очень хорошо о нем отзывался, кроме того, Ван Чжэн был единственным, кто вернулся из глубин Бездны живым. Поэтому им хотелось узнать, что он думает о насекомых. Но они не приняли всерьез его беспокойство. Человечество занимает господствующее положение в мире, зачем нужно замуровывать Бездну? Ведь там можно почерпнуть идеи для новых биотехнологий, это очень важно для развития науки.

Ван Чжэн тоже узнал от двоих ученых много интересного. Как оказалось, они считаются ведущими специалистами Млечного Пути в области изучения загов. Правда, их как будто больше всего интересовала экономическая и военная выгода этих исследований.

Едва Ци Бин ушел после разговора с Ван Чжэном, Чжан Шань, только что закончивший серию отжиманий, заявил: «Похоже, у Ци Бина какие-то мысли насчет нашей Ле Синь!»

«Хватит болтать всякую чушь. Следующее упражнение — подъем корпуса из положения лёжа. Пять подходов, каждый по пятьсот раз!» — усмехнулся Ван Чжэн.

Чжан Шань почесал в затылке. Если развить эту тему, можно выиграть лишнюю секунду-другую отдыха…

«Да ты что, Ван Чжэн! Разве мы не должны защитить нашу соотечественницу из Солнечной системы?»

Защищать Ле Синь? Да уж скорее защита потребуется тому, кто рискнет на нее покуситься. Уж очень это опасная затея. Тем не менее, нужна хотя бы минута передышки!

Ван Чжэн промолчал по поводу попытки своего друга схитрить и откосить от тренировки. Хотя Чжан Шань и отлынивал временами таким образом, результаты всё равно уже были.

Вечером Ци Бин не вышел на ужин. Вроде бы, он передал, что неважно себя чувствует.

Но, по словам Чжан Шаня, он якобы узнал от Ао Цзывэй истинную историю. Ци Бин «подошел слишком близко» к Ле Синь, и она «по неосторожности повредила ему лицо», так что чуть его не изуродовала, и теперь он занят тем, что прикладывает всякие лечебные примочки.

«О чем вы там шушукаетесь?» — Ле Синь бросила пристальный взгляд на Ван Чжэна.

Этот тип, Ци Бин, думал, что можно сунуть руки в огонь и не обжечься? Если бы это было не на задании, она бы ему не только лицо повредила «по неосторожности»!

«Да нет, ничего» — улыбнулся Ван Чжэн.

Ле Синь так на него уставилась, но он-то тут причем? Это же Чжан Шань любит посплетничать! И тут его посетила одна мысль…

Хм, раз у Чжан Шаня еще хватает сил собирать сплетни? Пожалуй, пора повышать интенсивность тренировок!

На протяжении всего остального пути ни Ци Бин, ни Ку Лифа больше не появлялись ни в кают-компании, ни в тренировочном зале. Их можно было встретить только случайно, когда они изредка выходили из своих кают, чтобы переговорить с Бучером. Уж очень неласковый нрав оказался у барышни из семейства Ле, больше тут ничего не скажешь.

Вскоре путешествие подошло к концу, и космический корабль вышел из субпространства у созвездия Близнецов.

Самой характерной особенностью здесь была вовсе не пара звезд, вращающихся по стационарной орбите, а система из двух планет, Айпу и Зара, обладающих очень специфическим магнитным полем. Из-за сложных магнитных эффектов, возникающих в этом поле, две планеты приближались друг к другу порой почти вплотную. Минимальное расстояние не превышало нескольких сотен метров, а самое удаленное было не больше километра.

Эта особенность двух планет создавала и удвоенную силу тяготения, в семь раз превышающую земную. Как только корабль приблизился к Заре, все, кроме Ао Цзывэй, надели специальные антигравитационные костюмы, которые частично снимали нагрузку.

Пройдя проверку безопасности, корабль вошел в атмосферный слой Зары, и по закрытому от посторонних воздушному коридору устремился прямо к огромному массиву девственного леса, крупнейшему на Заре, называемому Югун.

Вторая планета-близнец, Айпу, была более развитой и представляла собой экономический и политический центр планет-близнецов. Зара по массе была в три раза меньше, к тому же, из-за особенностей магнитного поля, она была мало пригодна для жизни и по развитию намного отставала от Айпу. За исключением десятка мегаполисов, вся остальная местность была не заселена. При этом лес Югун считался одним из самых неосвоенных и непригодных для жизни мест на планете.

Космический корабль приземлился прямо в центре огромного леса, где размещалась военная база. Измученный тренировками Чжан Шань, увидев сквозь иллюминатор территорию базы, сразу оживился: «Вот черт, у них здесь даже Бореи есть!»

Ван Чжэн обернулся и тоже подошел посмотреть. Два Борея, по-видимому, возвращались снаружи на территорию базы. Чтобы войти в ворота, они проходили стандартную процедуру проверки на безопасность и автоматическую обработку дезинфицирующим раствором, во время которой с помощью специальных распылителей омывалась вся поверхность меха.

Видимо, у OMG с продажами дела идут неплохо. Тем не менее, надо признать, в условиях девственного леса маневренность Борея действительно может сослужить хорошую службу.

Проще говоря, Ван Чжэн тоже обрадовался, увидев знакомых мехов. Продукция Земли покоряет Млечный Путь! Борей не стал дутой сенсацией, о которой пошумели несколько месяцев, да и забыли. Военная промышленность нескольких крупнейших держав по-прежнему занимала основную часть рынка, но присутствие здесь Бореев говорило о том, что многие страны всё-таки обратили внимание на продукцию OMG. И кто знает, возможно, вскоре сфера использования Борея еще больше расширится, но даже нынешнее положение очень вдохновляло.

Ван Чжэн теперь возлагал еще больше надежд на испытания рунического меха, о которых говорил Бучер. У таких моделей имеется множество индивидуальных настроек, но сравнивая с Бореем у этих мехов более сильный функционал, к тому же, они обладают невероятной способностью выдерживать нагрузки.

«Можно выходить!» — из внутренних отсеков появился Бучер.

Он уже переговорил с руководством базы и получил разрешение для всех членов экспедиции покинуть корабль.

Наконец-то вышел Ку Лифа, которого давно уже не было видно, но Ци Бин так и не показывался.

Ван Чжэн бросил взгляд на Ле Синь. Неужели она так его отделала, что он до сих пор не может оправиться? Или у него такое сильное моральное потрясение?

Взгляд Ле Синь был совершенно спокоен. Она явно не переживала за Ци Бина. Сунуться к ней с приставаниями — это действительно верх идиотизма. Надо ж было до такого додуматься!

Покинув корабль, они увидели генерала в сопровождении вооруженной охраны, который вышел их встречать. Технический персонал уже вовсю был занят разгрузкой. Ван Чжэн искал взглядом предназначенного для него рунического меха. По-видимому, он был в одном из контейнеров, только неизвестно, в котором.

«Добро пожаловать на базу Югун, профессор Бучер».

«Благодарю вас, генерал Брайт!» — Бучер с улыбкой пожал руку генералу: «Как дела у профессора Бэйка?»

«До сих пор все шло отлично…»

Ван Чжэн и остальные тем временем оглядывали базу и все, что находилось вокруг. Рост военнослужащих, охранявших базу, в среднем не превышал ста шестидесяти сантиметров. Видимо, все они были местными. Сама база находилась в совместном пользовании Ролан Гарроса и Федерации Близнецов.

При входе в здание исследовательского центра им снова пришлось пройти проверку безопасности, прежде чем их пропустили в размещенные под землей внутренние помещения центра.

Генерал Брайт остановился у герметически закрывающейся двери: «Не могу проводить вас дальше. Желаю успеха!»

«И вам всего хорошего!» — Бучер кивнул генералу и вместе с Ван Чжэном и остальными прошел внутрь.

Перед ними было залитое ярким белым светом помещение. Множество сотрудников в белых халатах сосредоточенно трудились, ряды мониторов были заполнены информацией об объектах исследований и стоящих перед учеными задачах. Надписи непрерывно менялись, одни исчезали, а другие появлялись, отображая данные об исследованиях, проводимых разными группами.

«Прошу всех ненадолго отложить работу, чтобы поприветствовать почетного гостя».

Появление Бучера на короткое время отвлекло всеобщее внимание. Раздались аплодисменты.

«Разрешите представиться, профессор Бучер, я — руководитель этого проекта, Симэнь Куан. Рад, что вы смогли лично приехать. Наш проект как раз входит в решающую стадию».

Почти сразу же Симэнь Куан перешел к обсуждению с Бучером вопросов, касающихся его работы.

Все здесь было построено по принципу максимальной эффективности. Бучер удовлетворенно кивал головой, просматривая программу экспериментов и исследований.

«Очень хорошо! Исследования прочности ментальной связи загов уже закончены?»

«Они еще в процессе, но полученные результаты уже превзошли все наши ожидания и внушают большой оптимизм» — сказав это, Симэнь Куан замолчал и бросил взгляд на Ван Чжэна и его товарищей, словно сомневаясь, можно ли говорить в их присутствии.

Не будет ли это нарушением секретности?

«Не беспокойтесь насчет них. Они специально прилетели, чтобы проверить искусственно выведенных загов Бездны».

Оставить комментарий