Том 22. Глава 23. Меч, изменивший всё

Все замерли.

Два меха двинулись навстречу друг другу. Тиран двигался быстрее, так как Ван Чжэн долго сражался с Марсом и потратил немало сил, а только что перешедший на земной ранг Оливейдус пребывал на пике своей формы.

Среди зрителей нашлось немало тех, кто невольно почувствовал досаду: один из бойцов в самом оптимальном состоянии, он только-только перешёл на новый уровень развития, повышающий все возможные характеристики, и, хотя после этого пика автоматически наступит спад, пока же у него достаточно времени на то, чтобы справиться со своим соперником.

Другой же в это время управляет наполовину раздолбанным Гераклом и явно выглядит аутсайдером противостояния, как никак даже титановый меч явно уступает копью.

Но у абиданцев, наоборот, отлегло на сердце — победа будет всё же за ними!

Их легенда будет и дальше существовать. В это время преподаватели из абиданских академий все как один с облегчением выдохнули.

Цзян Фэн уже сел на своё место. Вскоре ему предстоит большая работа: вне зависимости от того, чем это закончиться, после боя придётся проанализировать немало данных, но после того, что он увидел сегодня, ему, вполне вероятно, попросту не хватит квалификации, чтобы разобраться во всём досконально.

Оливейдус обладал абсолютным преимуществом для атаки — чем длиннее оружие, тем больше область поражения и тем сильнее урон. Длинное копьё закрутилось спиралью, а сила сотрясения превратило его в огромную готовую уничтожить всё на своём пути дрель. Этот приём сможет сразить даже восстановленного и полного сил Ван Чжэна, не то, что в таком состоянии! Но…

Бам…

В следующий миг наступила гробовая тишина!

Тиран вдруг заглох, а Оливейдус из своего возвышенного состояния вернулся в обычное.

Это было похоже на то, как человека, которому снится самый прекрасный сон в его жизни, вдруг окатили ледяной водой.

Титановый меч Геракла проткнул насквозь голову Тирана, и из неё непрерывным потоком посыпались искры.

Ван Чжэн сплюнул накопившуюся во рту кровь: «Говорили же, что я тебя уничтожу».

Супер-Геракл медленным шагом подошёл к Тирану. В его голове были основные процессоры по аналогии с человеческим мозгом — люди интуитивно создавали мехов по своему подобию.

Зрители уставились на двух мехов, не отрывая глаз. Абиданцы так сильно сжали свои кулаки, что их ногти стали впиваться им в мясо.

Ещё есть надежда, ещё всё может поменяться, он ведь не попал в важные элементы…

Но Тиран всё так же не шевелился, даже после того, как из него вынули торчащий меч.

Геракл легонько толкнул Тирана, и тот стал падать на землю…

В это мгновение время замедлилось в восприятии у всех абиданцев. Казалось, что их сердца так же падают в бездну, как Тиран падает наземь… Падает весь их мир! И в том самый момент, когда поверженный Тиран наконец ударился о поверхность земли, Си Вэйни не выдержала и заплакала. У Бэя и Синь Бы по лицу тоже побежали слёзы. Они проиграли, почему, почему? Как такое возможно?!

На самом деле все они были молодыми ребятами немного за двадцать. Но и на родном языке абиданцев тоже существует слово «провал».

Своим мечом Ван Чжэн похоронил великую историю Абидана, который на протяжении тридцати лет не терпел поражений в больших межгосударственных состязаниях.

Никто не находил слов. Все молча глядели на единственного меха, который остался на ногах — Геракла. У Ван Чжэна в голове тоже не было никаких посторонних мыслей.

Он… Действительно победил!

Иногда случается и такое, что самые сокровенные мечты становятся реальностью.

Ребёнок, некогда смотревший с вожделением на афиши боёв мехов, наконец, одержал победу в таком состязании. Он и сам до конца не верил, что всё-таки сможет выиграть, но эта победа была не для него одного, а для Чжан Шаня и всех остальных братьев, которые не переставали верить в него.

И тут поднялся рёв…

Наконец Ван Чжэн не выдержал и сам закричал от радости, сидя в кабине и разрывая на себе одежду. Редкая возможность насладиться собственной свободой и радостным криком!

Абидан! Ещё со времён IG это была непреодолимая вершина, но вот она позади!

«И что теперь скажете?! А?!» — Яо Аллен просто обезумел от радости.

Плевать Высшая это Академия Х или Академия Собачьего Дерьма, Ван Чжэн непобедим, Саламандры непобедимые — вот это настоящее безумие!

Однако, в это мгновение, на трибунах никого не интересовало, что думает по этому поводу Аллен. Все просто погрузились в пучину этого неповторимого настроения. Крик радости Ван Чжэна, переплетающийся со всхлипываниями обычно твёрдых, как сталь, абиданцев создавал непередаваемое впечатление.

Бойцы абидана с опущенными головами вышли к публике. Они проиграли, и на этот раз у них не было никаких оправданий — это было полноценное поражение. Впервые у них не имелось повода идти с гордо поднятой головой — они опозорили свою страну.

Марс с сочувствием похлопал Оливейдуса по спине и в окружении остальных они молча отправились к воротам. Перед уходом он бросил взгляд на противоположную сторону арены, туда, где находятся их противники, но это было лишь мимолётно.

Когда вышел Ван Чжэн, он тут же привлёк всеобщее внимание. Ле Синь и Мучжэнь вышли следом, у дэйдарианца на всём его широком лице растянулась не менее широкая улыбка. Великан с самого начала знал, что адан победит, а вот сам он, конечно, туповат, ему надо больше стараться, и тогда будет хорошо.

Только Ван Чжэн собрался открыть рот, как Ле Синь крепко его обняла… И поцеловала. У всех зрителей едва не выкатились глаза из орбит от этого.

Ле Синь же, как ни в чём не бывало улыбнулась: «Чего таращитесь-то, это был просто братский товарищеский поцелуй!»

Все громко расхохотались, и вслед за этим раздались бурные аплодисменты. Студенты на трибунах стояли на ногах, их возгласы и приветствия из Подземного Ролан-Гарроса разносились по всему Млечному Пути. Только со стороны абиданцев сохранялась гробовая тишина. Они никак не ожидали такого поражения.

Один человек в одиночку справился с двумя мастерами земного ранга — это просто не поддавалось никакому логическому объяснению.

Однако, Чжан Шань и Кёртис, не вышли к публике: медики уже увезли их в санчасть. У каждого обладателя способности Х есть определённые временные пределы использования и восстановления способностей Х. Этот принцип похож на применение физической силы: если нагрузка превышает привычную норму, начинаются спазмы, вплоть до перелома костей. Так же происходит со способностями Х, а Чжан Шань и Кёртис в этом бою явно испытали перегрузку и травмировали свои духовные силы. Просто так пережить подобную перегрузку невозможно, это всегда сопряжено со смертельным риском. Из-за это все отлично поняли, чем жертвовали и рисковали участники команды Саламандр, и насколько они были исполнены решимости одержать победу.

Это была по-настоящему волевая победа, во всяком случае, стремление к победе у Саламандр оказалось сильнее!

Ван Чжэн и остальные не отправились праздновать, а последовали за медиками. После же обследования самого Ван Чжэна стало ясно, что кроме кровотечения из ушей и носа больше ничего страшного с ним не произошло, хотя ясно было, что он испытал в этом бою куда большую нагрузку, чем все остальные.

Боже, да у него что, организм из стали?

Зрители получили настоящее эмоциональное потрясение после этого боя. Даже если Саламандры не возьмут титул сильнейших, этот бой явно войдёт в историю.

Бурные аплодисменты продолжались не только в честь победы, но и в честь единения и командного духа, которые были продемонстрированы: каждый из бойцов выложился на сто двадцать процентов, и даже победа не вскружила им голову — в миг славы каждый из них думал в первую очередь о товарищах по команде.

Увидев, как Ле Синь поцеловала Ван Чжэна, Айна совершенно неожиданно для себя почувствовала, как на сердце скребутся кошки. Но потом она подумала: разве это может как-то её касаться? Это же просто эмоциональный всплеск, только и всего, обычный дружеский жест… Это… Ревность?!

Подумав об этом, Айна издала нервный смешок. Видимо, её тоже очень увлёк этот бой и зацепила столь яркая победа. Однако вот, сидевшая рядом Хуэйинь не выглядела особенно возбуждённой.

«В чём дело, дорогая? Саламандры, которых ты так горячо поддерживала, одержали победу, ты разве не рада?»

«Сестра, почему только часть команды вышла? Всё это уже напоминает не соревнования, а…» — младшая принцесса не знала, какое слово лучше подобрать.

Айна улыбнулась: «Это война, война на которой сражаются воины, но таков удел, который они сами себе выбрали. Тебе… Нравится Ван Чжэн?»

Она уже убедилась, что как со стороны характера, так и со стороны навыков Ван Чжэн является выдающимся человеком.

«Он… У него уже есть та, кому он отдал своё сердце» — ответила Хуэйинь: «На самом деле, мне трудно это объяснить».

«Шутишь?! Разве на свете есть кто-то красивее, чем наша малышка?» — с улыбкой проговорила Айна.

Очевидно, что она не поверила в это: наверняка Хуэйинь просто стесняется, или может быть просто ещё не самый удачный момент, может ждёт, чтобы Ван Чжэн первым проявил инициативу?

Хуэйинь в ответ лишь промолчала — взглянув на свою красивую сестру, она ответила ей про себя.

***

Когда результаты сражения разлетелись по всему свету, ночное небо в девственном лесу Дэйдара-Титан разорвал человеческий вопль.

Толстяк размахивал руками и неистовствовал.

Лиер открыл глаза, которые блеснули в темноте, словно капельки ртути. От этого взгляда толстяк приутих, сжался и только пролепетал: «Босс, тут это…»

Лиер махнул рукой: «Я понял».

Ло Фей ничего больше не сказал. Лиер уже давно относится к Ван Чжэну, как к главному противнику, и пытается соперничать с ним как в вопросах индивидуальных качеств, так и в тактическом ремесле управления командой. На самом деле он пытался соперничать с ним во всём, но теперь Ван Чжэн действительно ушёл вперёд с большим отрывом.

Лиер взглянул в ночную темноту: «Ло Фей, я хочу… Уйти».

Толстяк оторопел: «Уйти… Это в каком смысле? Куда? У нас новый план?»

Лиер улыбнулся, он уже много дней не улыбался: «Подойди, я тебе расскажу».

Толстяк, видя, что босс находится в неплохом настроении, быстро спустился с дерева, а потом по ночному лесу разнёсся ещё один крик.

Чёрт возьми, босс, куда можно идти ночью? Ночью ведь надо спать, это и для здоровья, и для красоты полезно!

Оставить комментарий