Том 22. Глава 28. Первый поцелуй Хуэйинь

Толпа бурно отреагировала на это заявление, Сноу Ли тоже начала хлопать. Ван Чжэн подошел к ней, и они осушили стаканы.

«Сноу Ли, в последнее время ты редко тут появляешься. Если ты ушла из команды, это не значит, что нужно забывать друзей» — проговорил Ван Чжэн.

«Кстати да, если здесь будет появляться меньше таких красавиц, как ты, то Ай Цао слишком возгордится» — добавил Такуми.

Голос Ай Цао был прекрасен, так что она не соврала. Что тут скажешь… У Бога всегда есть любимчики, которые остаются людьми при каждом своём перевоплощении, плюс, к тому же, всегда получают от него невероятные таланты — Ай Цао была тому ярким примером.

В мелодии фортепьяно чувствовались нотки классической музыки из древности, ее прекрасная техника исполнения просто поражала воображение — по-настоящему достойный образец для подражания из аристократии.

Закончив, Ай Цао встала и поклонилась публике. Ее манеры были безупречны.

«Черт, Ай Цао, сколько ты этому училась? Звучало так, будто играет настоящий профессионал!» — Чжан Шань не мог просто так смириться со своим поражением.

Сноу Ли усмехнулась: «Когда Ай Цао училась в начальной школе, она выступала на сольных концертах».

После стычки Чжан Шаня с Ай Цао, все раскрепостились. И раз уж команда Саламандр показала свои таланты, Аннейра тоже решила исполнить торжественную песню — «Смельчаки не сдаются».

После того, как она обнажила свои навыки пилотирования тяжелыми мехами, все поняли, что в душе эта мягкая девушка очень отважная, так что такой её выбор никого не удивил.

Манеры на каждой планете разительно отличались друг от друга. Выходцы из Аслана, например, славились отличной образованностью и просвещением, но совершенно без стеснения могли находиться в центре внимания, в этом они совсем не походили на землян.

А это значит, что теперь защитить честь Солнечной системы может только прекрасный аристократ с Луны! Всё-таки не зря многие в их федерации сравнивают лунян именно с асланцами.

Со всех сторон были слышны бурные аплодисменты, однако Хуэйинь, которая по-особому любила такие оживленные вечера, совсем не спешила выходить на сцену. С одной стороны, это логично, что её выступление должно стать заключительным номером сегодняшней программы: всё-таки она настоящая знаменитость, внимание которой заслужить могут далеко не многие.

Тем не менее…

«Хуэйинь, что-то не так?» — спросил Ван Чжэн.

Эта малышка никогда не умела полностью скрывать свои намерения.

Хуэйинь слегка опешила: «Почему ты спрашиваешь?»

«Я чувствую, что ты чем-то обеспокоена, если хочешь давай поговорим об этом. Пусть твой старший брат и не обладает такими большими возможностями, сколько есть у тебя, но зато на меня всегда можно положиться» — улыбнувшись, произнёс Ван Чжэн.

Хуэйинь тоже улыбнулась: «Есть один секрет, но я расскажу тебе об этом чуть позже».

В этот момент открылись двери в зал и… Яо Аллен и Чэнь Сю почтили всех своим присутствием! Они, наконец-то закончились с делами, которые на них взвалила Сяо Фэй в самый неудобный момент. Что касается, самой Сяо Фэй, то её с ними не оказалось. Все-таки она занимает пост директора учебного заведения и её присутствие могло разрушить всю сложившуюся атмосферу между студентами.

«Вы опоздали, ваш штраф — три стакана!».

Пройдоха Чжан Шань не мог не проявить внимания к своим старым друзьям, однако те, даже не взглянули в сторону этого истукана, и мгновенно двинулись к принцессе.

«Ваше Высочество, мое имя Яо Аллен, родом с планеты Земля…»

Не успел он сказать и половины, как Хуэйинь не выдержала и засмеялась: какой смешной парень… Подошёл с таким серьёзным видом и с таким рвением…

Остальные тоже начали хохотать.

«Яо Аллен, Чэнь Сю, мы раньше жили в одной комнате в общаге» — представил их Ван Чжэн.

«Ваше Превосходительство, немного погодя, распишитесь на моей одежде! Мои сестры ваши большие поклонницы!»

Чэнь Сю даже задумался о том, как его буду почитать сестры после такого: они еще долгое время не осмелятся подшучивать над ним!

«Без проблем. Распишусь, сколько и где хочешь» — сразу же ответила Хуэйинь.

И Чэнь Сю не стал упускать своего шанса: «Тогда четыре подписи, пожалуйста!».

Толпа вокруг снова засмеялась.

Вскоре после этого, Чэнь Сю осмелился подняться на сцену, чтобы исполнить самую знамению песню Хуэйинь.

А Яо Аллен, даже не посмотрев на Ван Чжэна, подошел к Ле Синь: «Красавица, как насчет того, чтобы вместе выпить?»

Ле Синь улыбнулась: «У нас тут свои правила. Девушка пьет один стакан, а мужчина — три».

«А?! Кто установил такое бессовестное правило?» — остолбенел Яо Аллен.

«Это я, братец! Так что не смей позорить мужчин с нашей планеты! Однако я поддерживаю твоё желание бросить вызов этой пылающей красавице! Поэтому не переживай, если напьёшься в стельку я отнесу тебя в твою комнату!»

«Тогда я пожертвую собой, но составлю компанию такой прекрасной девушке!».

Яо Аллен сбросил с себя пальто: это же всего лишь выпивка, и только!

Почти каждый успел спеть на сцене, включая и тех, кто не попадал по нотам и фальшивил, но настоящими тиранами микрофона оказались Чжэн Шань с Яо Алленом. Айсен тоже пытался попробовать себя в этой роли, но его быстро стащили со сцены, так как его песни показались всем уж слишком попсовыми и глупыми. Вскоре, после того, как атмосфера достигла высшей точки накала, все вдруг вспомнили, зачем они, собственно, тут собрались.

«А теперь на сцену приглашается очаровательная принцесса Хуэйинь!» — Чжан Шань любезно взял на себя роль ведущего.

Хуэйинь слегка улыбнулась, и ее белоснежная ручка потянула Ван Чжэна за собой: «Давай споем вместе».

В толпе тут же начались настоящие волнения. Всё же хорошо, что здесь все свои, иначе бы его в этот момент попросту испепелили бы взглядами.

Ван Чжэн не отличался особым музыкальным слухом, однако песня «Не знающий границ» подходила ему, как нельзя лучше, потому он легко принял приглашение Хуэйинь. К тому же, раз уж он не боится предстать один перед тысячным войском, то, чего боятся такой мелочи, как музыкальная сцена?

«Что? Ван Чжэн, ты, серьёзно? Ты умеешь петь?»

«Да, командир, скажи, насколько ты подкован? Нам надо быть готовыми!»

«Не дай бог, ты подведешь нашу принцессу!»

«Ха-ха, наш командир очень силен в ритме, но чего-то сейчас я впервые переживаю за него так сильно!».

Голоса этих друзей-мошенников бурлили в общем потоке, но никто не ожидал, что Ван Чжэн так свирепо покажет свое мастерство. Зрители чуть не выпали в осадок от удивления.

Их исполнение тут же, словно прилив, заполонило все концы зала, потому что… Пение Ван Чжэна оказалось практически не отличимым от оригинала, а высокое мастерство Хуэйинь, как будто поддерживало эту волну, и в итоге помогло ей достигнуть своего пика, в результате чего все запели хором.

Ай Цао и другие были поражены, они и не знали, что Ван Чжэну всё ещё есть, что скрывать о своих умениях.

Благодаря такому исполнению многие ощутили душевный подъем.

«Когда мы будем с вами сражаться, команда Саламандр, мы приложим все силы!» — вдруг во весь голос произнесла Аннейра.

«Сражаться с достойным противником — это счастье для нас. Мы, команда Саламандр, ни за что не струсим!» — крикнул в ответ Такуми.

Сейчас он отбросил ненужные мысли, ведь это такая классная возможность принять участие в подобном сражении.

«Давайте-ка еще одну песню!»

«Да-да, отказ не принимается, еще одну!»

Народ требовал еще, когда на сцене выступает профессионал, то совсем другое дело. Прекрасный голос Хуэйинь, похожий на журчание родниковой воды, проникал в самую глубину души.

Ван Чжэн спустился со сцены. Сейчас должно было последовать специальное представление от младшей принцессы.

Хуэйинь улыбнулась, выключила музыку, и в зале воцарилась тишина, все взгляды устремились в ее сторону. Ребята догадались, что она хочет что-то сказать.

«Эта песня была написана специально для одного человека. В следующем месяце мне исполнится шестнадцать лет, но я не смогу отпраздновать его вместе с ним, поэтому я решила спеть её именно сегодня. Специально для тебя — Никогда не уйдёт…».

Последние отзвуки ее слов не успели раствориться в воздухе, как все оцепенели, неужели это…

Хуэйинь смотрела на Ван Чжэна. Все присутствующие догадывались об этом, но это как то-то… Только вот помимо Ван Чжэна, наверное, больше никого подходящего и нет!

Чжан Шань, Чэнь Сю и другие в ту же секунду взбудоражились: неужели это признание?!

Лу Ди и Аннейра были настолько ошарашены, что сразу отрезвели. Они давно догадывались об этом, только до самого конца не хотели в это верить, надеясь, что восхищение принцессы этим человеком никак не связано с любовью.

Ай Цао и Лоер переглянулись, в их взглядах отчетливо читалось недоумение.

[Когда-то я любила и тоже потеряла.

Я испытала вкус сладкой и горькой любви.

Освободившись от игры судьбы, я поняла, чего я хочу.

Было прикосновение, которое не передать словами, все чувства оказались смешаны.

К чему снова эти ненужные мысли?

Сколько бы стоил этот мир, если бы в нём не было тебя? …]

Взгляд Хуэйинь был сосредоточен на Ван Чжэне. В первый раз она настолько смело смотрела на него.

[Я пристально смотрю на далёкие горы, но пропускаю нужный поворот на перекрёстке.

Оглянувшись назад, я вижу, что ты всё ещё ждёшь меня, я никуда не ухожу.

Я ищу конец моря, но не замечаю извилистой реки.

Когда я плыву против течения, ты толкаешь меня, и я продолжаю идти дальше.

Я знаю, я так богата только потому, что меня переполняет любовь…

И прямо сейчас в этот момент я хочу почувствовать тебя в своих объятиях.

Для тебя стать еще нежнее,

Для тебя спеть посвященную тебе песню любви,

Пожалуйста, послушай, что я скажу:

Пусть твой мир соприкоснется с моим, твое счастье с моим счастьем, твоя горесть с моей.

Прямо здесь… Прямо сейчас

Давай мы посмотрим вверх и увидим, как наша любовь снижается, в этот момент давай докажем, что это не сон!

Прямо сейчас…

Закрой глаза и постарайся ощутить

Голос,

Который тебе говорит, что любовь никогда не уйдёт]

Впервые Хуэйинь дала волю своим чувствам. Она пела эту песню, посвященную первой любви в ее неполных шестнадцать лет, в первую очередь для себя.

Пока все пытались прийти в себя, Хуэйинь подошла к Ван Чжэну, поднялась на цыпочки и оставила у него на губах легкий след от поцелуя.

Это первый поцелуй вот-вот шестнадцатилетней девушки… Для этого она собрала всю свою смелость. Это самая наивная и самая нежная любовная история.

Время застыло, все по-прежнему находились в оцепенении.

Глаза Хуэйинь были наполнены чувством привязанности и нежеланием расставаться, и этот взгляд заставил бы даже железо стать податливым.

«Братец Ван Чжэн, поздравь меня с днем рождения… Не нужно забывать меня».

После сказанного, Хуэйинь немедленно покинула зал, оставив окаменелых зрителей.

Вот только, когда она сделала первый шаг за порог, из ее глаз тут же брызнули слезы.

За дверью ее ждала Ань Джили.

Ань Джили уже давно все сказала, теперь ей оставалось только обнять малышку: «Пойдем, нам пора возвращаться домой, все это пройдет».

«Но… Но я не хочу… Чтобы всё это прошло…» — Хуэйинь держала ее за одежду.

Ань Джили вздохнула, она всегда знала, что такой день наступит, но она не могла этому препятствовать. Возможно, время — единственное лекарство.

Чжан Шань подошел к Ван Чжэну и хлопнул того по плечу: «Брат, ты самый счастливый и одновременно самый несчастный человек в этом мире».

После сказанного он понимающе потряс головой: вот это дилемма!

Две принцессы Аслана влюблены в одного и того же человека. Любой парень, окажись на его месте, был бы рад, но одновременно с тем, ему бы было больно.

В частности, Чжан Шань знал, что сердце Ван Чжэна до сих пор удерживает образ Айны, только поэтому он постоянно рискует жизнью и рвется в бой так отчаянно.

Однако такие парни всегда обладают сокрушающей притягательностью.

В этой ситуации, остается только… Выпьем же за первую любовь! Самое прекрасное, что может быть в этом в мире!

Оставить комментарий