Том 16. Глава 76. Мудрец

Потом он достал книгу – [Неофициальная история человечества] – интригующее название. Парень открыл первую страницу. Невероятно! Это был роман, который старик Лань постоянно перечитывает. Ван Чжэн прочитал аннотацию – история рассказывала о том, как некий Воин Клинка становится Богом. Только это был даже не роман, а что-то наподобие священного писания. Похоже, все эти книги прибыли с Земли. Неужели старик Лань интересуется колыбелью человечества?

Ван Чжэн взял в руки еще одно издание. Наконец-то ему попалось что-то «нормальное». Со страниц на парня глядели полураздетые красотки. Обалдеть, журнал для взрослых! По сравнению с жизнеописанием Воина Клинка страницы журнала истрепались даже больше.

Однако, посмотрев на дату издания, Ван Чжэн решительно отбросил журнал в сторону. Пятидесятилетние красавицы мало его интересовали. Старик действительно очень бережно относится к своим вещам, раз этот журнал ещё не рассыпался.

Послышался щелчок и дверь в комнату открылась. Старик Лань, бормоча под нос какие-то цифры, вошел и удивлённо посмотрел на Ван Чжэна: «Ты что тут делаешь?»

«А разве не Вы меня сюда посадили?»

«Хмм… Тебе пока нет работы, можешь уходить», – старик Лань помахал рукой, чтобы Ван Чжэн проваливал.

Ван Чжэн не стал спорить и захватив с собой книгу про Воина Клинка отправился к себе.

Его комната была рассчитана на двоих, и с ним еще жил охранник лет сорока, чьи ноги воняли так сильно, словно были способны прожечь дыры в озоновом слое планеты. Никто не соглашался жить с ним в одной комнате.

«Дружище, если воняет, ты сразу говори, не нужно затыкать нос!»

Мужик был нормальный. Перекинувшись с Ван Чжэном парой фраз, он пошел в ванную мыться, захватив с собой два куска мыла.

И непонятно, то ли он действительно смыл запах или же Ван Чжэн настолько привык к нему, что перестал чувствовать его после этого. Так или иначе, дискомфорта он больше не испытывал. Ван Чжэн улыбнулся и отправился в душ следующим, а когда вернулся, взяв в руки книгу, занялся чтением.

Охранник по имени Лодоб тем временем как раз снимал себя на видео, вставая в разные позы перед экраном скайлинка и произнося всякие милые любовные словечки. Видимо, записывал видеообращение для своей возлюбленной. Его скайлинк тоже не мог отправлять и принимать сообщения извне, но можно было выгрузить видео в хранилище спутника, откуда домашние могли скачать его и посмотреть.

Как только Ван Чжэн добрался до интересной части в книге, пришла Сунь Синь.

«Что такое?»

Сунь Синь встала перед ним: «Завтра здесь пройдёт встреча мудрейших со всех областей планеты. Не упоминай среди них, что ты солдат Коалиции».

Отношения между дэйдарианцами и переселенцами были очень неплохими, в конце концов, они все преследовали общие интересы. Но вот к представителям корпораций и к специальным наблюдательным подразделениям Коалиции местные относились очень враждебно.

Дэйдарианцы не доверяли чужакам, и в этом не было ничего удивительного, все-таки отношения между разными расами всегда протекают весьма проблематично. Зато, если все-таки удавалось установить с ними доверительные отношения, то можно было быть уверенным, что они не предадут.

Ван Чжэн кивнул. Он действительно был настоящим солдатом, только на данный момент без каких-либо задач.

* * *

А тем временем в комнате Мастера Ланя, Лин делала старику чай.

«Дедушка, как он тебе? Мне не показалось?»

Мастер Лань улыбнулся: «Вероятно, этот парнишка не такой простой, как кажется, его не раскусишь с первого взгляда. Ещё он вроде мозговитый. Однако, сейчас ситуация щекотливая, поэтому нельзя спускать с него глаз».

Лань Лин кивнула. Ван Чжэн вполне может быть засланным агентом корпораций, хоть и вероятность этого крайне мала. Если бы он был агентом, то навряд ли бы рискнул появиться на планете столь необычайным способом. При таком падении даже на серьёзные раны рассчитывать не приходится, ты просто разбиваешься в лепешку.

* * *

Влияние семейства Лань было очень велико, и это можно понять по намечавшейся встрече дэйдарианцев в их особняке.

Но это только так говорилось, что будут прибудут представители всех областей. На самом же деле, только две трети племен дэйдарианцев отправили своих мудрецов и воинов.

На небе не было ни облачка, палящее солнце обжигало своими лучами. Дэйдарианцы, вышедшие из глухих гор, добрались наконец до города Ланькао и пришли в дом семьи Лань.

Во всем мире только клан Лань сумел сохранить хорошие взаимоотношения с племенами дэйдарианцев, это было одним из наследий семейства, как лидера переселенцев.

Каждого Монаха сопровождало четверо Воинов. Это были настоящие богатыри, только пройдя двенадцать различных испытаний они могли считаться полноценными представителями своего вида.

Увидев, как в дом семейства Лань устремились представители дэйдарианских племен, Ван Чжэн уже полностью осознал, каким статусом обладает эта семья. Все-таки власть нельзя придумать нарочно.

Старик Лань, завидев гостей, впал в неистовство – лицо исказилось гримасой, он не спускал с одного мудрейшего своих красных глаз: «Эй, Халиф!»

Низкорослый дйэдарианец отшатнулся от старика, словно от проказы, и побежал прочь. В одно мгновение ни его, ни его воинов уже не было видно.

Все дэйдарианцы, кто были в хороших отношениях с семейством Лань, знали, что этот старик уже выжил из ума. Он хотел во что бы то ни стало вскрыть какого-нибудь представителя их рода для исследований. Но мертвые его не интересовали, он хотел сделать это наживую.

Мастер Лань заметил, что дэйдарианцы держатся его стороной и развернувшись, обратил свой взор на Ван Чжэна, явно желая спустить нём свою злость.

Но, треснув землянина пару раз по предплечью, старик, потирая кулак и шипя, отошел от него: «Чего ты такой жилистый! Как тебя бить? Тебе же ни капельки не больно! А у меня теперь рука болит!»

Конвой охраны семейства Лань был занят делами по горло. Монахи вели себя вполне пристойно, а вот Воины… Они соревновались между собой, кто сколько может съесть, или кто наглее другого пренебрегает правилами. За короткий промежуток времени произошло уже пять стычек между громилами, в которых трое были тяжело ранены, а один – убит.

На специальной площадке тем временем как раз сражались двое таких.

Ван Чжэн смотрел на все это действо: воины дэйдарианских племен были самыми настоящими прирожденными солдатами. В среднем рост их составлял пять метров, их три сердца, не переставая, гоняли кровь и давали им необходимую силу. Громадный череп, а в нем мозг, который в полтора раза больше человеческого. Из исследовательских материалов старика Ван Чжэн выяснил, что мозжечок дэйдарианцев был очень высокоразвитый. Рефлексы и способности среднестатистического Воина были намного лучше, чем у тренированного и прошедшего суровую подготовку человеческого солдата. Более того, все присутствующие здесь дэйдарианцы являлись выдающими представителями своего вида.

На площадке происходило прямо-таки звериное столкновение, кулаки то и дело вспарывали плоть. Но эти дэйдарианские громилы будто бы и не замечали этого. Ван Чжэн стал невольным свидетелем, как один из сражающихся обрушался кулаком об стену. Огнестрельное оружие смогло бы оставить в ней только маленькие дырочки, а от удара великана отломился огромный кусок камня. Сам же дэйдарианец даже кожу на кулаке не поцарапал.

«Чертовы железобетонные чудовища. С ними только бронебойный снаряд или бомба справится», – отошедший Мастер Лань уже успел вернуться с большим пакетом арахиса и теперь смотрел по сторонам, луща орешки.

Ван Чжэн улыбнулся, зачерпывая большую горсть орехов.

Старик вдруг уставился на парня и всучил ему остатки: «Тьфу. Они не соленые».

С возрастом следует ограничивать употребление соли. Но вот парадокс, чем старше мы становимся, тем больше нам хочется есть разные вкусные и вредные продукты.

Бой закончился. Один боец остался с тяжелейшими травмами, а второй – отделался легким испугом. Вся площадка была в крови. Со всех сторон дэйдарианцы издавали нечеловеческие крики. Эти двое Воинов, что только что боролись друг с другом, принадлежали к двум разным племенам, и у них не было никакой причины для вражды.

Мастер Лань посмотрел на травмированного дэйдарианца и его глаза снова налились кровью. Он уж было бросился к нему, чтобы предложить ему якобы «лечение», а на самом деле, использовать медицину как предлог заняться своими исследованиями, но толпа оттолкнула его от раненого.

Дэйдарианцы действительно уникальная раса. Их развитие можно было разделить на три стадии.

Первая – детство. На этом этапе все дэйдарианцы выглядели относительно одинаково.

Вторая – период выбора. При наступлении двенадцати лет они могли выбирать свой собственный жизненный путь. Кто-то решал стать Воином, а кто-то – Монахом племени.

И, наконец, третья стадия – совершеннолетие. На этом этапе уже проявлялись явные различия между двумя видами.

Лань Цзян очень хотел изучить, почему у дэйдарианцев есть этот «период выбора». Это же потрясающе – самому выбирать путь развития.

Неудивительно, что дэйдарианцы считали старика съехавшим с катушек. И то, что они до сих пор не прибили его, свидетельствовало о почтении и уважении к семейству Лань.

«Вы пойдете на собрание?»

Ван Чжэн посмотрел на Мастера Лань, отыскав тему для разговора.

Старик скривился: «Я – деятель науки, понимаешь, мальчик? А эти – только и эволюционировали до стадии, когда мозг умеет двигать руками и ногами. Они ж даже теорию кривой скорости Лоурена Ли не знают, о чем мне с ними разговаривать?»

«Понятно, чего все остальные считают тебя сумасшедшим», – подумал Ван Чжэн и улыбнулся.

Он едва поддерживал разговор со стариком, а сам уголком глаза посматривал, как на площадку поднимаются новые бойцы.

Выглядели эти Воины равными по силе, к тому же закаленными в боях. Так сразу и не скажешь, какой будет исход битвы.

«Не воспринимай слишком близко к сердцу, что они борются на смерть. Это у них такие обычаи. На этих племенных сборищах если хотя бы пятеро человек не помрут, то, считай, никакого веселья. Разве это не здорово?»

«Они же все воины, разве таким образом они не наносят вред боевой мощи своих племён?» – Ван Чжэн считал, что это очень странная традиция.

«Обычаи – смысл их жизни. К тому же, сейчас еще пока неясно, почему так происходит, но в племенах погибших следующее поколение Воинов рождается куда сильнее предыдущего».

Ван Чжэн заморгал.

«Сынок, не бери в голову. Это священный поединок. Если кто-то из них поддастся или решит умереть в бою, то никакого результата на последующие поколения не будет. Более того, за это полагается наказание. Чертовы дэйдарианцы считают, что это Божье провидение. Черта с два, что за вздор? Уверен, наука сможет объяснить этот феномен!» – зашипел старик Лань.

Он уже не столько объяснял что-то Ван Чжэну, сколько просто недовольно бормотал себе под нос.

Ван Чжэн когда-то понял для себя: он ведь и сам был увлечен наукой и занимался ею как хобби, считая, что она может многое объяснить, но только нельзя в ней погрязнуть. Чем больше ты знаешь, тем больше ты понимаешь, что ничего не знаешь. Наука – бесконечный путь, на котором можно потерять себя самого. Военное дело лучше подходило Ван Чжэну, все-таки его, как мужчину, это вдохновляло гораздо больше.

На площадке дэйдарианские Воины разошлись не на шутку. Болельщики из разных племен то и дело издавали гневные кличи. И без того огромные тела будто бы стали еще больше, они так бешено колотили друг друга, что их движения создавали порывы ветра. Воины были словно дикие животные, заявлявшие о своей силе.

Они налетели друг на друга и вместе свалились на пол. Поверхность земли покрылась трещинами. Ван Чжэн смотрел во все глаза. Такая мощь ничуть не слабее Х-способностей.

Один Воин оказался не в очень выгодном положении, но скорость была его преимуществом. Он непрерывно уклонялся от ударов, чтобы довести противника до истощения.

Старик Лань пробормотал себе под нос, что лучше бы обе стороны пострадали. Не умерли, а именно пострадали, а то смерть – не лучший повод предлагать медицинскую помощь. Ведь можно их обоих пустить на опыты! Слушая его бормотание, Ван Чжэн забеспокоился, душа этого старика еще чернее, чем уголь. А ведь он предлагал ему стать его помощником, не означало ли это участие в подобного рода экспериментах?!

Площадка загудела от рева. Несокрушимый дэйдарианец схватил едва ослабевшую руку противника и дернул, отрывая ее от тела. Бордовая кровь фонтаном брызнула на землю, однако у противника на лице не было написано ни капли страданий, как будто это не ему сейчас оторвали целую конечность. Ну а одежда уж точно не имела никакого значения. Пострадавший вдруг пнул своего оппонента в грудь, вложив все свои силы в этот удар…

Они оба проиграли!

«ААА!»

Смотревшие за боем дэйдарианцы бешено закричали. Никто не бросился помогать пострадавшим или оказывать первую помощь. Наблюдая за схваткой гигантов, Ван Чжэн разгорался все больше и больше, кровь внутри бурлила. Парню и самому захотелось подраться.

«Это поединок моего бравого воина. Он еще молодой. Ты впервые смотришь такие бои?» – откуда ни возьмись появился один Монах, который был ниже Ван Чжэна на целую голову.

Кто бы мог подумать, что у него и у этих гигантов на площадке общие гены!

Ван Чжэн внимательно посмотрел на дэйдарианского мудрейшего. Это был осунувшийся старец, ростом всего сто сорок сантиметров с круглым лицом. Его темная кожа отдавала легким блеском, а глаза были такими ясными, словно способны видеть насквозь. Удивительная раса.

Мастер Лань узнал Монаха и заговорил: «Мусен, этого парня наша Лин привела. Как насчет обмена? Этого на твоего? Только мне нужен тот, который ещё не сдох!»

Ван Чжэн едва ли не возвел глаза к небу. Какой же он все-таки невыносимый…

Мусен не принял во внимание слова старика и смотрел на Ван Чжэна.

Оставить комментарий