Том 17. Глава 5. Откровенные 36D

Увидев, что Ван Чжэн осмелился принять брошенный ею вызов, Рыжая Лиса хлопнула его по плечу: «А немного смелости в тебе всё же имеется! Неплохо! Умеешь раскидывать игральные кости?»

«Немного» – Ван Чжэн хихикнул, почувствовав, что хмель ударил в голову.

Это ощущение и вправду непередаваемое.

Цзин Лун подсел к ним и, не сказав ни слова, осушил две кружки ядреного алкоголя.

«Если собираетесь раскидывать кости, то, как вы обойдетесь без такого бога азартных игр, как я?»

Старый Медведь и Чан Трус не осмеливались высовывать головы. Старый Медведь, конечно же, любил выпить и красивых женщин. Но, хотя в Ланькао выбраться у него получалось не так часто, сейчас он уже был пьян и оттого не хотел лезть на рожон. Лучше было просто наслаждаться пивом. Все в отряде знали, как командиру нравилось заигрывать с мужчинами, и те, кто попадался к ней на крючок, чувствовали себя рядом с ней потом весьма неудобно. Цзин Луну же нравилась Рыжая Лиса, потому он добровольно лез в эту ловушку, а Ван Чжэн был ярким примером человека, кто ещё не раскусил что к чему.

Когда Здоровяк, преисполненный радости, пошел за игральными костями, рядом с Рыжей Лисой кто-то сел. Это был высокий неотесанный с загорелой кожей мужлан, с мускулистым телом, который с виду казался очень агрессивным малым.

«Привет, красавица, я Окленд. Не хочешь развлечься? Угощаю».

«Отвали», – равнодушно ответила Рыжая Лиса.

«Ха-ха, мне нравятся женщины, которые умеют говорить «нет»! Пацан возле тебя тот еще хлюпик, так что, давай, развлекись со мной. Я обещаю, ты не пожалеешь!»

«Парень, лучше убирайся, пока я не надрал тебе зад, сделай одолжение», – произнёс вдруг вернувшийся Цзин Лун.

Чан Трус и Старый Медведь, которые сидели сбоку на диване, тоже поднялись со своих мест в этот момент. Медведь немедля снял верхнюю одежду и все его тело издало глухой хруст затекших костей. Твою мать, кто осмелился докучать командиру?

Окленд, холодно усмехнувшись, тоже поднялся с места.

«А не слишком ли вас много на меня одного, собачье отродье!?» – сказав это, он взмахнул рукой.

Тут же послышался скрип стульев и двадцать человек появились за спиной мужлана.

«Ну что сосунок, теперь я сделаю тебе одолжение – вставай на колени и ползи сюда!» – Окленд дико засмеялся и, расставив ноги, указал пальцем в пространство между ними.

Бах!

В ту же секунду бутылка вина разбилась о его заносчивую голову.

Все остолбенели. Тот, кто разбил бутылку, была красавица с размером 36D!

«К чему эта пустая болтовня? Прихлопните их!»

Да уж, она была такая открытая и откровенная… Как и ее размер груди.

Командир отдал приказ, так что говорить было больше не о чём. Цзин Лун и все остальные сразу же ринулись в драку.

«Новобранец, драки тоже помогают выпустить пар, так чего ты ждешь?» – посмеиваясь, произнесла Рыжая Лиса.

Сейчас она выглядела ещё более сексуальной и необузданной.

Ван Чжэн поднялся с места. Как-никак, он всё-таки был частью команды, так что отсидеться в стороне у него всё равно бы не вышло. К тому же, разве мог он просто смотреть на то, как его товарищи с кем-то дерутся?

Было очевидно, что Цзин Лун и остальные ребята не собирались выкладываться на полную, а просто махали кулаками. Медведь на весу держал трех человек, а его левый глаз уже был подбит.

Эта драка была сплошной неразберихой, вместо оружия здесь использовались бутылки и табуретки. Старый Медведь и Цзин Лун нанесли нескольким серьёзные увечья, но и им после этого также досталось. Тем не менее, все были счастливы.

Лиса же, смеясь, наблюдала за потехой. В один момент она скрестила красивые ноги и обратилась к бармену, который съежился за барной стойкой: «Самый крепкий алкоголь, двойная порция!»

Через несколько секунд девушка отодвинула уже пустую кружку и слегка улыбнулась: какая же оживленная и чарующая ночь. Глядеть за дракой мужчин – это так круто!

После потасовки и выпивки мужчины, разваливаясь, слонялись по улицам. Но уже в этот момент зачинщика всей этой драки и след простыл. Рыжая Лиса прекрасно понимала, что ей ещё нужно выполнить свою миссию здесь, ведь это могло принести ей пользу. Как бы то ни было, правила этикета нужно соблюдать.

Что же касается подчиненных, то иногда и им нужно давать свободу.

Несмотря на то, что парни уже напились в стельку, они все равно отправились продолжать наслаждаться ночной жизнью в Ланькао и Ван Чжэн остался один.

Не вино пьянит человека, а человек сам себя. Ван Чжэн посмотрел на бескрайнее звездное небо и внезапно его ум прояснился.

Огорчение? Сожаление?

В лексиконе Ван Чжэна не было таких слов!

* * *

Тем временем в империи Аслан.

Хотя после поражения их команды на IG в глазах жителей и появилось выражение досады, но неудача в каких-то межшкольных соревнованиях ничего не означала! Их империя по-прежнему была очень могущественной, и никто в Коалиции не смел смотреть с пренебрежением в её сторону. Только вот то, что принцессу Айну отправили в Атлантиду, заставило обычных жителей чувствовать беспокойство. Репутация Айны по стране была очень хорошей. Порядочная и скромная принцесса являлась образцом для всех жителей. Теперь же для того, чтобы помочь развиваться империи дальше, ее отправили в Атлантиду, совсем одну. По этой причине они еще больше прониклись к ней любовью.

В это время второй принцессе – Линь Хуэйинь – пришлось стать подменой Айны, из-за чего теперь самой обсуждаемой персоной в Аслане стала именно она.

По сравнению с принцессой Айной, Хуэйинь была все еще ребенком, и потому все к ней относились с большой симпатией. Более того, ее самым любимым хобби являлась музыка, и это сближало её с народом ещё больше.

Две принцессы разительно отличались друг от друга, но их двоих любили, поэтому тот факт, что Хуэйинь стала заменять Айну, показался всем вполне обоснованным и ни у кого даже мысли дурной не возникло на этот счёт.

Арреола и Ао Цзы продолжили жить студенческой жизнью, жители Аслана не восприняли близко к сердцу их поражение, важнее был сам процесс. Смогли ли они стать сильнее в процессе? Да! И это было очевидно. Мощь Оливейдуса заставила их искать новую силу. IG – это всего лишь начало, в будущем у них будет еще много возможностей показать себя. Встреча с теми, кто оказался сильнее их, дала им понять, что держаться за прошлые победы означает стоять на одном месте.

Императорская Академия Аслана…

Линь Хуэйинь теперь приходилось заведовать большим количеством документов. Её лишили всех её ценностей – столько лет свободы, и вдруг в один день все изменилось.

Ах… И почему императорский двор решил доверить ей столько дел…

«Ань Джили, сколько мне ещё работать, прежде чем я смогу отдохнуть?»

Линь Хуэйинь подняла несчастное лицо и в зрачках, подобным звездам, сверкнули слезинки.

«Осталось уже не много, Ваше Высочество» – телохранительница даже не шелохнулась.

«Может ты просто поможешь мне, а я распишусь, где надо?»

«Ваше Высочество, я не желаю преступать закон».

Ань Джили равнодушно отказалась и принцесса, не обращая внимания на то, как она будет выглядит со стороны, закрыв лицо рукой положила голову на письменный стол. Ей уже действительно хотелось начать забастовку…

Тук-тук…

Кто-то легонько постучал в дверь.

Под взглядом Ань Джили, Линь Хуэйинь беспомощно выпрямилась – членам императорской семьи всегда нужно быть безупречными.

«Войдите…!»

«Прошу прощения…» – произнесли двое парней, приветствуя принцессу.

«Почему вы…Эх, у вас снова есть какое-то дело?»

Она только хотела начать жаловаться, но проглотила обиду ввиду того, что Ань Джили была рядом.

Арреола и Ао Цзы слегка улыбнулись и поспешили ответить: «Ваше Величество, мы пришли по поводу Дня Обмена в нашей Императорской Академии, требуется Ваше разрешение».

«И это тоже входит в мои обязанности?» – оторопела Линь Хуэйинь.

Она уже совсем не понимала, как сестра выдерживала такую однообразную работу. Такой механичный процесс попросту убивал все её вдохновение.

«Да, Ваше Высочество».

«Хорошо».

Несмотря на то, что Линь Хуэйинь была безрадостна, она старательно, строчка за строчкой, пробежалась глазами по документу и в случае если что-то не понимала, обязательно уточняла информацию. Ей совсем не хотелось расписываться где попало.

Наконец-то после того, как все дела были улажены, Линь Хуэйинь не выдержала и спросила: «Арреола, Ао Цзы, мы ведь друзья?»

«Конечно же», – смеясь, ответил Ао Цзы.

Для Линь Хуэйинь, которая до этого жила свободной жизнью и тем более не получившей полного образования, её нынешняя ноша была действительно тяжелой.

«Возможность быть другом Вашего Высочества – это честь для нас», – Арреола же ответил в своём стиле настоящего рыцаря.

«Раз мы друзья, то скажите мне, я когда-нибудь смогу вновь стать свободной?»

Линь Хуэйинь жалостливо уперлась лицом о две руки. День за днем заведуя всеми делами, она уже месяц как не писала песни, которые шли из ее души. Боже! И вправду ни одной…

Арреола слегка улыбнулся: «Ваше Высочество, прошу прощения за бесцеремонность, но рано или поздно Вы должны будете заведовать делами империи, и сейчас этому всему необходимо научиться».

Иными словами, это означало, что если такая жизнь началась, то ей уже не будет конца.

«Ваше Высочество, музыка – это от начала и до конца всего лишь хобби», – Ао Цзы решил выразиться простыми словами: «А жизнь – это определенная ответственность».

И этих старпёров ещё называют молодёжью? Хуэйинь потеряла всякую надежду. Такие люди никогда не смогут понять ее мир.

Сама не заметив почему, но она вдруг вспомнила необузданный смех Ван Чжэна – этот парень действительно что надо… Он ответственный, но совсем не консервативный. В чём вообще смысл быть человеком без духа риска?

В конце концов она смогла прийти только к одному выводу: «Очень надеюсь, что сестра вернется домой пораньше».

«Прошу прощения за откровенность, Ваше Высочество, но даже если Ваша сестра вернется обратно, Вы все равно останетесь принцессой, и после совершеннолетия Вам придётся взять на себя определенные обязанности», – Арреола вдруг выложил перед маленькой принцессой все факты.

Линь Хуэйинь безмолвно взмахнула рукой – никто не мог понять её. Айна уехала, с Ван Чжэном же, кроме того сообщения, она больше не общалась… К тому же он даже тогда ничего не ответил. Неужели его действительно могли убить? Это мысль нарушила ее душевный покой, и она решила побыть в одиночестве.

Но дело было не в том, что Арреола и Ао Цзы не понимали её желания скорейшего возвращения сестры, просто они знали, что здесь всё не так просто, как кажется.

Принцесса Айна действительно чуть не спровоцировала огромный скандал. Но хотя дело замяли, и серьезных последствий удалось избежать, уйти от наказания за свой поступок она никак не могла.

«Может выпьем немного?» – идя по коридору, внезапно предложил Арреола.

Ао Цзы на секунду остолбенел и со смехом в голосе произнес: «Редко, когда ты предлагаешь. Ну, тогда я угощаю!»

«Хорошо, пойдем к тебе».

«Ко мне?»

«Что? Не окажешь чести?»

«Только не говори мне, что ты положил глаз на мою сестру?»

«Да, иди ты! Твоя сестра еще в первом классе средней школы!»

«Так и есть, но разве у студентов нет безудержной фантазии?»

«Кто это фантазирует…?! Ай… Неважно. Пошли лучше ко мне и всё».

«Эээ, не! Раз сказал, что пойдем ко мне, так пойдем ко мне! Не стесняйся!»

Ао Цзы был из обычной семьи, но благодаря его стараниям, они стали гордостью всего их квартала. Здесь Ао Цзы уважали абсолютно все.

«Так тесно», – бесцеремонно оценил обстановку Арреола.

Ао Цзы лишь усмехнулся: «Дом маленький, но зато уютный!»

Так как они были одновременно и друзьями, и конкурентами, то где бы они ни находились, не уступали друг другу. Потому, несмотря на то, что Ао Цзы был выходцем из простого народа, он никогда не чувствовал себя неполноценным – держался достойно и твердо.

После нескольких стаканов парням ударило в голову, но это не значило, что они опьянели, просто на душе у них стало немного свободнее. Некоторые разговоры можно вести только под спиртным.

«Ао Цзы, Ван Чжэн… Этот парень… Когда он вступил в ваш Совет Самодисциплины. Ты рассказал, что в тот вечер, принцесса сразу же устремила на него свой взор… Что в нём может так привлекать её?» – произнёс Арреола пристально посмотрел в глаза своему другу.

«Откуда я знаю. Сам хотел спросить у тебя примерно то же самое».

После этих слов, парни погрузились в тишину и с долей грусти осушили еще два стакана.

Оба они относили себя к самым верным рыцарям принцессы. Но, кроме этого, в душе они ещё и чрезмерно восхищались ей. Ради этой девушки они готовы были пожертвовать даже жизнью, только она почему-то выбрала Ван Чжэна, что для них стало той еще неожиданностью.

Оставить комментарий