Глава 1008: Начало битвы.

«Внутреннее Плетение — это удобный для богов способ направить к себе веру. Оно не отвергло меня, когда я пытался использовать его, поэтому оно, кажется, открыто… Основное требование — быть Полубогом?» — Лейлин задумался

«Глубинное ядро ​​Плетения, а также Аватар Карсуса, заклинание 12-го ранга…»

При мысли о том, как трудно ему будет освободить сознания всех этих Магов, даже Лейлин нахмурился. Для этого ему пришлось бы избавиться от всего Плетения, в которое входило Внешнее Плетение, на которое полагались многочисленные волшебники, и Внутреннее Плетение, которое боги использовали, как канал для веры.

Какой бог добровольно откажется от такого удобного канала, как Плетение? Независимо от их интеллектуальных способностей и способности мгновенно подсчитывать количество верующих в своих божественных королевствах, Плетение было больше, чем просто улучшение их расчетных способностей. Оно значительно уменьшало стоимость дарования божественных заклинаний и увеличивало удобство использования. Привыкнув к такому огромному преимуществу, разве смогли ли бы они принять и использовать более традиционные методы?

«Как только я разрушу Плетение, я стану врагом всего Мира Богов… — Лейлин помрачнел, — Это будут не только Истинные боги. Все Полубоги и даже духи природы с божественными существами, способные использовать Плетение, вероятно, тоже станут моими врагами…»

Только Лейлину, который прибыл сюда из чужого мира, могло хватить смелости пойти против целого мира. Однако даже он должен был тщательно рассмотреть все возможности. Хотя у Искаженной Тени на свободе и существовало неполное сознание, она мало что предприняла за последние десятки тысяч лет. Этого и следовало ожидать.

«Боюсь, мне придется отложить своё соглашение с Искаженной Тенью…» — Лейлин погладил подбородок, приняв решение.

Теперь, когда он стал Полубогом, раны на его основном теле должны были полностью исцелиться. После захвата острова Дебанкс, вера в него значительно возросла. Её могло даже хватить для его восхождения к божественности. Время определенно было на его стороне.

Если бы это затянулось, и оба его тела достигли более высоких царств, то террора, который возник бы при их сплавлении, было бы достаточно для того, чтобы он мог бросить вызов всему миру!

«Распространение веры при восхождении к божеству – это одно. Другое — наставлять своих последователей, формируя свою уникальную божественную роль», — Лейлин теперь осознал связь веры, божественного огня, божественной силы и божественных ролей.

Вера была источником, превращающим божественный огонь в божественную силу. Она была основой всех богов, и сила их веры не была одинаковой. Между ними имелись незначительные различия. Так, например, энергия души, излучаемая великим гневом, кардинально отличалась от энергии крайнего страха. Вера в Полубога была неоднородной, поэтому требовалось много усилий, чтобы превратить её в божественную силу.

Божья роль — проводник, заранее планирующий энергию души своих верующих. Если божественный огонь был двигателем, который очищал веру, чтобы обеспечить более стабильный источник энергии, то божественные роли были ключом к отделению дизельного топлива от бензина.

В то время как в целом энергия души, поглощенная после того, как бог классифицирует себя, уменьшится, её чистота значительно возрастёт. Это так сильно уменьшит нагрузку на божественность, что количество божественной силы, оставшейся после преобразования, будет больше, чем раньше.

В конце концов, что легче: сжигать дизельное топливо, бензин, или и то, и другое? Ответ на этот вопрос очевиден.

«Божественная роль не просто разделяет энергию души. Она включает в себя углубление в этот домен и приобретение еще более страшной мощи…» — Лейлин теперь мог почувствовать веру от благочестивых верующих и их огромную энергию души. Его божественный огонь разгорелся сильнее, начав покрываться рунами, обозначающими законы.

Роль бога была воплощением его законов. Эти руны указывали на то, что он вскоре сможет сформировать свою собственную! Даже недописанные золотые символы позволили Лейлину лучше понять Мир Богов.

«Суть рун, похоже, склонна к Резне и завоеваниям, а также к болезням и исцелению. Есть ли среди них МОЯ первая божественная роль?» — в глазах Лейлина вспыхнули лучи И.И. Чипа.

— И.И. Чип, можно ли записать эти письмена?

Хотя эти руны закона и были незавершенными, они были уникальными. Они были не трёхмерными, а, возможно, почти четырёхмерными. Прошлый И.И. Чип оказался бы здесь бессилен, но, после обновления, его пределы ещё не были определены. Лейлин хотел проверить, на что он способен.

[Бип! Задача поставлена. Начинаю сканирование…] — преданно ответил И.И.Чип, и перед Лейлином замелькало огромное количество синих данных.

[Бип! Цель просканирована. Обнаружено высокоэнергетическое силовое поле. Пытаюсь прорваться… Успешно. Начинаю анализ символов законов. Запись… Бип! Цель обладает свойствами 4D-изображения. Обнаружены помехи от пространственно-временного излучения. Данные частично потеряны…]

[Бип! Символы успешно отсканированы. Записано только 67,66%].

Эта информация заставила Лейлина усмехнуться. Он просмотрел базу данных И.И. Чипа, найдя там подпапку законов, называемую «Руны божественных ролей». В ней он смог обнаружить только что отсканированные символы.

Хотя они кажутся менее полными, в божественном пламени в них все еще прослеживается отчетливый шарм оригинала. Прошлый И.И.Чип определенно не смог бы произвести это сканирование. То, что он смог справиться с частичным копированием, приятно удивило Лейлина.

«Если все эти письмена будут проанализированы полностью, шансы на получение божественных ролей туземцев, воспламенивших свой божественный огонь, должны возрасти на 50%…» — Лейлин удовлетворенно кивнул, а затем сосредоточился на анализе символов.

«Резня и Завоевания, Болезни и Исцеление?»

Результаты предварительного сканирования И.И. Чипа соответствовали ожиданиям Лейлина.

Выбор божественной роли мог легко привести к битвам между богами. Основываясь на выводах И.И.Чипа, Лейлин погрузился в глубокие размышления: «Эти письмена законов показывают, что большая часть моей веры исходит от Резни и Болезней. Для меня это — наиболее вероятный путь стать богом. С точки зрения Завоеваний веры куда меньше; у туземцев действительно нет понятия о расах и культуре, а их племена постоянно воюют друг с другом. Вера от Исцеления – наименьшая».

Чистая вера не лжёт, поэтому Лейлину оставалось лишь криво усмехнуться. Судя по всему, даже если его церковь даровала людям святую воду и помогала лечить болезни, туземцы по-прежнему относились к нему как к олицетворению резни, болезней и смерти.

«Ну, вера, возникающая за благоговения, всегда более стабильна, чем вера из любви и уважения… — Лейлина улыбнулся еще шире, — Похоже, мне не суждено быть во фракции Добра…»

Лейлин уже решил идти по пути Резни. С силой, которую он имел, он, в любом случае, не мог быть другом «добрым» богам.

«Благодаря одной лишь силе веры, Резня и Болезни кажутся более стабильными…» — Лейлин сделал свой выбор. Он оценивал Домен Резни выше, чем Домен Болезней. Кроме того, их пока постигло немного богов, среди которых были Цирик и Малар.

Хотя Цирик был высшим богом, он был сумасшедшим и не обращал внимания на жизнь своей церкви. Это причиняло жрецам Убийства великие страдания. С Болезнями и Чумой дела обстояли иначе. Лейлин скорее сразился бы с психами и животными, чем с Богиней Чумы, которая была в ясном уме. Он не хотел, чтобы его территорию постигли бедствия.

— И… Цирик? — Лейлин опустил лицо, беззвучно рассмеяшись…

Всё происходящее на острове Дебанкс было у богов как на ладони.

— Святая, наш авангард уже захватил две цитадели в городах Адо и Доул. Когда мы захватим Доул, до столицы империи будет рукой подать!

Войска крепости Надежды плавно продвигались через огромные земли.

Девушка, которой Лейлин присвоил титул Святой, Барбара, закончила свою ежедневную молитву, начав выслушивать рутинный отчёт главы армии туземцев.

Золотистый свет вспыхнул у неё во лбу, покрыв её священным сиянием. Айя и её младший брат почтительно стояли рядом с ней, как её прислуга. Из благодарности за своё спасение, а также из-за необходимости выжить, они теперь работали на неё. Сама Святая, казалось, восхищалась тёплыми отношениями это парочки, поэтому всюду брала их с собой.

— Столица? — глаза Айи загорелись, как будто она вдруг что-то вспомнила, но быстро потускнели.

Барбара, словно что-то придумав, спросила:

— Айя! Вы ведь прибыли к нам из столицы, верно?

— Угум! Я когда-то состояла в Племени Джуна города Адо. Я сбежала с остальной частью своего племени, как только в город пришла чума… — медленно заговорила Айя, а её брат склонил голову, как будто вспомнил что-то ужасное. По правде говоря, большинство туземцев, сбежавших с ними, погибли в пути. Болезнь и голод были самыми страшными врагами простолюдинов.

Меньше десяти процентов беженцев смогли пересечь горы и реки, создав, в конечном итоге, Крепость Надежды.

Оставить комментарий