Глава 814: Раздумья.

— Справляться с такими вещами в одиночку — нелегко, понимаешь? — Лейлин усмехнулся, сев рядом с Изабель и потянув её за руку.

—  Не надо… — начала бороться Изабель.

— Сядь смирно! — громовой рык Лейлина заставил Изабель обомлеть. Даже сила, которой она обладала, казалось, сильно ослабла.

Лейлин подвернул рукава её одежды. Он увидел не бледную и изысканную кожу молодой девушки, а странную чешуйчатую руку. На верхней части руки виднелась травма, которую нанёс ей Стив.

— Демонификация? И это, похоже, довольно высокоуровневый ритуал обращения… — Лейлин нахмурился, а затем умело использовал магическую энергию, залечив ее раны. Затем он перевязал их.

— Это уродливо, не так ли… — в какой-то момент Изабель отвернулась, а ее голос задрожал от рыданий.

—  Нет, на самом деле, все в порядке, — серьезно ответил Лейлин. Он выглядел не намного лучше, когда пошел по пути чернокнижника, и стал существом, которое практически избавилось от своей человеческой формы.

— Еще кое-что… — Лейлин сосредоточился на её исцелении, но продолжал тихо говорить,  — Я хочу создать частный флот. Надеюсь на твою помощь.

— Стать пиратом? Почему? — Изабель на мгновение опешила. Частный флот являлся лишь прикрытием для пиратства.

Лейлин ухмыльнулся, услышав её вопрос:

— Они пришли и издевались над нами, поэтому это уместно. Мы просто вернём им услугу.

— Что касается людей… я планировал использовать свой статус хозяина этих территорий, и повесить пиратов Черного Тигра. Давай просто отнесёмся к этому как к утилизации мусора.

— Кроме того, я нашел для тебя довольно хорошего первого помощника. Робин Гуд хорошо зарекомендовал себя, и, что более важно, он привык работать с пиратами. С нашими людьми и с пиратами в качестве основы, мы сможем использовать их пиратский корабль и богатство Стива для того, чтобы быстро набрать команду. Мне нужно, чтобы ты жестко их контролировала…

Лейлин быстро перевязал ее раны марлей, и Изабель вытерла слезы с лица, вернув себе прежний стойкий здоровый вид. Однако Лейлин почувствовал, что эта плачущая девушка больше походила на его кузину, которая сюсюкалась с ним в детстве.

— Думаешь, я соглашусь? — спросила Изабель у Лейлина.

— Да, потому что это просьба от твоего дорогого кузена, — усмехнулся Лейлин, а щеки Изабель вспыхнули.

— Я подумаю об этом. Уходи, — очевидно, Изабель чувствовала себя стеснённой в этом узком помещении, находясь с Лейлином наедине.

— Я спокойно буду ждать твоего положительного ответа, — Лейлин вышел, вежливо закрыв за собой дверь. На самом деле, он знал, что она согласится, поскольку это было для нее довольно хорошим выходом.

«Демон высокого ранга? Боже …», — Лейлин погладил подбородок, а его глаза замерцали.

На поверхности, управление пиратской командой могло показаться немного аморальным. В конце концов, в глазах аристократии, подобные вещи выглядели именно так. Однако Лейлин знал, что под покровом славы, утонченности и величия, дворяне этого мира скрывали свои темные делишки. Каждая их золотая монета была запятнана кровью и слезами невинных.

Даже его отец, Барон Джонас, всегда хотел заручиться поддержкой пиратов или создать рейдерский флот, чтобы нападать на других. Он усердно работал над этим, но он только недавно стал дворянином и поэтому не успел реализовать все свои замыслы.

Что касается оскорбления пиратов? Хех, ни одного аристократа это не заботило!

«Это внешнее море было открыто сравнительно недавно, поэтому здесь не так много великих держав. На карте это все еще кусок чистой бумаги. Как мог Маркиз Луис в одиночку получить все преимущества на море?» — засмеялся Лейлин. Будь то покупка высококачественных материалов для заклинаний или строительство башни волшебника, — все требовало огромного количества ресурсов и золотых монет. Как он мог отказаться от прибыли, которую мог получить на внешнем море?

Кроме того, он не был одним из тех, кого можно было избивать без ответной реакции. Он определенно безжалостно отплатил бы Маркизу за его «услугу». Он просто был тем, кто контролировал Балтийский архипелаг, торговый флот и несколько пиратских групп; так что был ли он таким удивительным? Если бы не опасения по поводу семей на острове Фаулен, один Лейлин мог бы взять на себя эту войну и доставить ему огромную головную боль.

«После создания пиратской команды, у кузины будет место, где она всегда сможет укрыться. В конце концов, боги не слишком сильно наблюдают за внешними морями, где мошенник смешиваются с честными людьми».

Но, вот, могла ли Изабель понять причины кропотливых усилий Лейлина – другой вопрос. Лейлин был уверен, что если он попросит её, она ему не откажет.

Волны продолжали биться о корпус корабля, слегка встряхивая его. Несколько птиц, похожих на чаек, парили в небе, громко крича.

«Это недалеко от острова Фаулен. Это короткое путешествие, поэтому это не должно быть проблемой …», — Лейлин, держась за перила, наблюдал за темными волнами под ними. Море никогда не было спокойным местом. Цунами, штормы или даже многочисленные глубоководные существа могли уничтожить целый флот в одно мгновение.

Поэтому моряки на внешнем море ежедневно ступали по тонкому льду, имея возможность в любой момент опуститься в объятия смерти.

«Похоже, существует бесчисленное множество господствующих над морем богов, как, например, Богиня Шторма, которой поклоняется Стив», — внезапно нахмурился Лейлин.

Стив, к его удивлению, обладал некоторыми способностями клирика. Хотя он и мог использовать только низкоранговые божественные заклинания, этого было достаточно, чтобы Лейлин относился к нему с осторожностью.

К счастью, Богиня Шторма была известна своим темпераментом. Она регулярно вызывала цунами и штормы, уничтожая многочисленные корабли и рыбацкие лодки. Ее вера проистекала из ужаса, который она вызывала.

В результате, Стив, должно быть, заставил Богиню Шторма ощущать восторг во время определенного ритуала или молитвы, поэтому она и сделала для него исключение, даровав ему Божественную силу. В противном случае как бы Лейлин на это ни смотрел, — он не мог связать Стива с божественностью.

Тем не менее, это было очень хлопотно. Неважно, каким ублюдком был Стив, ведь, пока он был священнослужителем, Лейлин не мог так легко от него избавиться.

Если бы он находился тут один, он легко бы мог его устранить. Пока новости не распространятся, все было бы хорошо. Однако на корабле было слишком много людей, а также много заключенных. Там были и беглецы. Не было никакого способа оспорить тот факт, что Стив был в его руках. Если бы он умер, с этим было бы трудно справиться.

Лейлин не хотел привлекать внимание церквей Богов, и еще меньше ему хотелось накликать на себя их враждебность.

«Как жаль. Он воин 10-го ранга и, к тому же, клирик…», — рука Лейлина вдруг вспыхнула красным светом. Между его пальцев теперь лежал Кинжал Дьявольской Крови, свет которого быстро погас.

Хотя он и мог теперь превращать поглощаемую плоть в духовную энергию, ускоряя свой рост как волшебника, это происходило с определенными ограничениями.

Между последовательными пожираниями ему требовалось полностью переварить поглощенную им энергию. Кроме того, такое внезапное увеличение силы оставалось большим испытанием для его контроля, как волшебника.

Если волшебник 1-го ранга быстро станет Легендой, он будет уничтожен берсерком, неконтролируемой магией в своем собственном теле. К счастью, Лейлин имел в этом плане огромное преимущество. Его основное тело уже  было наполовину Богом, и его контроль над энергией был восхитительным. Магия в этом мире и в Мире Магов не особо отличались, и его сила как волшебника была эквивалентна силе чернокнижника 1 или 2 ранга.

Эта тревога была причиной того, почему Стиву посчастливилось выжить. В противном случае, Лейлин давно бы уже превратил его в груду костей.

У Лейлина были особые требования, когда дело касалось плоти. Только профессионалы или могущественные демонические звери отвечали его требованиям к жизненной силе. Что касается этих пиратов? Они были для Лейлина пустым местом, и, даже если бы он съел их всех, энергия от их тел не могла бы сравниться со Стивом. Даже если не принимать во внимание все примеси в их энергии.

«Ранжирование энергии в этом мире очень строго регламентировано…», — решил Лейлин, взглянув на свои характеристики. Поскольку он не использовал Кинжал Дьявольской Крови, его характеристики остались такими же, как и прежде.

«Для зрелого человека, 1, 10 и 20 — все пороговые значения!» — Лейлин уже очень хорошо понимал смысл этих цифр.

Обычному человеку было очень сложно прорваться через любую характеристику со значением 1, и стать профессионалом. И эти трудности со временем только усугублялись, когда человек становился сильнее.

10 очков было огромным порогом для прорыва. У Лейлина самая высокая характеристика была его дух в 7 лет. Основываясь на его расчетах, только после того, как он станет волшебником 10 ранга, он сможет прорваться через этот барьер.

«Волшебники выше 10 ранга считаются в Мире Богов экспертами … так это и есть граница, которая разделяет нас? Только одна характеристика, пробившаяся через последние 10 единиц, делает человека экспертом…», — Лейлин чувствовал, что увеличение его характеристик в этом мире будет очень трудным, и трудность эта со временем будет лишь увеличиваться. Как только его дух достигнет 10 единиц, и особенно после того, как он станет великим волшебником, возможно, даже Кинжал Дьявольской Крови станет для него лишь лёгкой поддержкой.

«Суровый мир, где подавляется сила, превосходящая рамки обычного человека. Даже боги должны соблюдать правила этого мира …», — глаза Лейлина пылко горели, жаждая опробовать это.

В этот момент он услышал крики:

— Мы приплыли! Я вижу Маяк в гавани!

Лейлин поднял глаза и посмотрел вдаль. Как и ожидалось, внутри тумана виднелся желтый свет. Он олицетворял собой тепло Гавани Фаулен, и Лейлин не смог сдержать улыбку, глядя на него.

Оставить комментарий