Эпизод 1. Пролог (часть 1).

Люди не рождаются равными.

Кто-то одарен силой, интеллектом и статусом уже в тот момент, когда покидает чрево матери. Другие тратят всю жизнь в погоне за тем, чего были лишены.

Кэл родился не-магом в мире, которым правит магия и узнал об этом прискорбном факте, он еще в самом детстве.

Но Кэл знал, что сейчас он уже не тот Кэл, что раньше.

Тот Кэл умер. Даже сейчас он помнил тишину сердца, которое перестало биться.

Сейчас он кто-то другой, что-то другое.

Это было очевидно, учитывая, как он прыгал вокруг, уворачиваясь от целого потока кинжалов, которые летели к нему, со свистом рассекая воздух, со всех сторон и под разными углами. Кэл создал несколько защитных барьеров, для отражения кинжалов. Вот только сильная магия защищала их от внешних воздействий, и они не теряли в скорости.

Когда кинжалы столкнутся с его барьером, магия кинжалов создаст сильные волны, резонирующие с магией щита и разрушая его. В результате столкновения первый кинжал полетит прочь, но остальные продолжат свой убийственный путь.

У Кэла не было времени создать барьер попрочнее. У него не было времени даже для ядовитого взгляда в сторону мага, который напал на них без видимой причины. Было ли это запланировано? Или что-то личное? Может они подошли близко к чему-то опасному? У Кэла не было времени на раздумья.

Все чем он мог ответить — простенькие, низкоуровневые заклинания щита, которые он мог создавать легко и быстро. К несчастью, он не мог создать по щиту для каждого кинжала. Даже он, маг несомненно выдающийся, не мог создать сотни щитов за пару мгновений. Он сомневался, что даже Элару способна на что-то подобное.

КЭл тихо выругался, когда один из кинжалов пролетел прямо возле его головы, оставив на щеке не глубокий, но болезненный порез. Горячая кровь, что текла в его венах подняла, и без того, превосходные рефлексы, на новый уровень, когда дело зашло о вопросе жизни и смерти.

Кэл быстро осмотрел древний, разрушенный зал, в поисках Элару. Зная о ее безрассудстве, он боялся, что она попала в еще худшее положение, чем он сам. Наслаждаясь битвой, на кураже, она могла игнорировать боль, а то и вовсе забыть, что смертна. Она часто не замечала, сколько урона получала во время битвы.

Беспокойство Кэла оказалось напрасным.

На ней не было ни царапины. Пару порезов на одежде, но ни капли крови. Кэл мог атаковать как с расстояния, так и в ближнем бою, Элару напротив, практически всегда безалаберно бросалась в самую гущу сражения. И все это порождало чувство, что скоро ее удача иссякнет и следующий бой окажется для нее последним.

Но вне зависимости от того, как это выглядело со стороны, правда была действительно проста, Элару была настоящим мастером боя. Если она пропускала удар, то лишь для того, чтобы подобраться ближе к цели. Все то что выглядело беспечным, на самом деле было спланировано до мелочей, она действовала с точностью прекрасно настроенного механизма.

Кэл тихо цикнул. Его кровь забурлила. Кэл не любил, когда она выглядела ярче его.

Она стала его мерилом. Единственная, с кем он мог сравнить себя. Единственная, кто заставлял его выложиться на полную и прыгнуть выше головы.

Его соперник.

Он должен стать лучше. Быстрее. Сильнее.

Элару избегала заклинаний и кинжалов с такой легкостью и скоростью, будто могла останавливать время. Кинжалы за ней закружились и посыпались на землю, словно капли дождя, отражая мягкий свет на ее карминово красные волосы. Хвост, в который они были завязаны, метался из стороны в сторону, словно живое существо, словно жил своей жизнью. Эфирное свечение создавало ощущение, будто свет исходит от самих руин. И в этом свечении опасный танец Элару выглядел как нечто потустороннее.

Кэл был магом высокого ранга. Скорость его реакции и скорость его магии были невероятны. Но Элару оставалась на абсолютно другом уровне.

Кэл снова выругался. Мгновения, на которое он отвлекся, хватило, чтобы еще пара кинжалов оцарапала его кожу.

Нет времени, волноваться об этом монстре! — подумал он.

В отличии от нее, Кэл защищался. И оставаться в живых, учитывая ситуацию, уже было немало.

А вот она, похоже, его настроений не разделяла! Элару наслаждалась ситуацией!

Она смеялась, ее лицо исказила мрачная, широкая, но все еще притягательная усмешка. Элару всегда чувствовала себя в битве живее, чем где-либо еще.

Разум Кэла рассматривал возможности. Как защищаться, уклоняться, разрушать. Он выстраивал факты в последовательные, логические ряды.

На каждый кинжал было наложено три заклинания. Заклинание ускорение позволяло им быстро летать, пронизывающее заклинание защищало от внешних попыток изменить их скорость, и защитное заклинание защищало их от разрушения.

Их было пара сотен и на каждом по три заклинания высокого уровня.

Одновременно поддерживать столько высокоуровневых заклинаний — это слишком для любого мага. А значит, они черпают силы не только у мага, но и из другого источника — кристаллизованной маны. Маг заблаговременно подготовил достаточное количество маны, может несколько дней назад, а может и недель. А это значит, что можно раздробить кристаллы, которые питают кинжалы энергией и те потеряют свои чары. А обычные кинжалы, для мага уровня Кэла, не несут никакой опасности.

Невозможно защититься.

Невозможно уклониться.

Остается только уничтожить их до того, как они уничтожат его.

Кэл ухмыльнулся. Найти источник маны было не сложно. Слишком много ее нужно для поддержания магии.

Он распахнул свой разум, словно сорвал с него тонкий покров и коснулся магии кинжалов. Сотни огоньков вспыхнули в его голове, давая увидеть магию, накопленную в кинжалах, что его окружали.

Кэл выставил руки перед лицом, чтобы защитить его, в случае, если он не справится со всеми кинжалами, до того, как те достигнут цели. Его тело было защищено магическим снаряжением, а лицо — нет.

 

Ледяная буря запульсировала в его глазах, когда он перешел в атаку.

Множество зарядов маны высокой плотности, созданных с единственной целью — уничтожение, отделились от его ауры и бесшумно полетели в сторону кинжалов.

С поразительной скоростью, достигнутой только благодаря отсутствию массы и с превосходной точностью, они поражали кристаллы маны, уничтожая их.

Перед глазами Кэла разыгралось настоящее светопреставление, будто отражение шторма, что был скрыт прямо перед его глазами. При столкновении снарядов с кристаллами маны появлялась краткая вспышка, за миг до того, как твердая материя превращалась в пар. Некоторые заряды прошивали кинжалы насквозь, поражая сразу несколько за раз.

Воздух вокруг был наполнен треском и сиянием. Серебряный блеск кинжалов напоминал звезды, вспыхивавшие за миг до того, как их магия исчезала, и они со звоном падали на камень пола, превращаясь в бесполезный металлолом.

Его магия была великолепна. Он знал это, даже если бы сам не мог видеть, но он все еще жаждал ее одобрения, восхищения и восторга, свет которого мог осветить самые глубины его души. Но она даже не посмотрела в его сторону, будто его и не было вовсе.

Но металлический шторм вокруг Кэла никуда не исчез. После уничтожения части кинжалов шансы на выживание существенно возросли, но ослепленный вспышками Кэл едва не получил серьезную рану. Он отпрыгнул как раз вовремя, свежий разрез рассек крепкую ткань на бедре.

Он был не так хорош в уклонении, как Элару.

Но это того стоило. Он уменьшил количество кинжалов, и следующая атака не вызовет проблем.

Только Кэл собрался нанести решающий удар, как кинжалы замерли на полпути, сменив направление он рванули в другую сторону.

На мгновение гордость волной накатила на Кэла. Маг убрал кинжалы из-под удара, боясь потерять их.

… но через мгновение одна мысль вытеснила остальные — Элару!

Его взгляд быстро нашел ее, подтверждая тревожные мысли.

Кинжалы не летели прочь.

Их целью стала Элару.

Она оказалась слишком близко к вражескому магу. Страх волнами исходил от мага, Кэл чувствовал это в мане, окружающей противника.

Способности Элару отлично подходили для подобных схваток. Ее аура была очень густой и влияла на кинжалы, когда те соприкасались с ней. Плотность ее маны ослабляла магию кинжалов, меняя вектор их направления. А поскольку кинжалы летели не так, как должны были, то и вреда такому сильному бойцу нанести не могли. Она не то что бы не замечала в них угрозы, скорее просто игнорировала, вернув все внимание к противнику.

Не удивительно, что маг начал паниковать.

«Игнорируешь меня, хах? Этот просчет станет для тебя последним!», Кэл злобно улыбнулся, она была даже холоднее, чем лед в его глазах. Ему уже было невмоготу сдерживаться, очень уж хотелось испытать новое заклинание на настоящем противнике. Теперь, когда нет необходимости защищаться от кинжалов, он мог колдовать намного быстрее.

Большой, яркий луч вырвался из расставленных рук Кэла и направился прямиком на мага, уничтожая, испепеляя и сжигая все на своем пути

Дать возможность Кэлу создать высокоуровневое заклинание светового луча, вот уж воистину смертельная ошибка. Может заклинания на кинжалах и были высокого уровня, но встретившись с более мощной магией она неизменно будет уничтожена.

Время словно остановилось, когда волна света уничтожила кинжалы, превращая их в ничто, не оставляя ни следа их существования, вроде кусочков металла или пыли. Единственное что напоминало про них — запах металла, который чувствовался в застоявшемся, затхлом воздухе.

Их враг понял, что поражение неминуемо, его глаза расширились в ужасе, у него не было времени на защиту, все свои силы он вложил в борьбу с Элару.

Луч осветил лицо Элару. Ее брови раздраженно выгнулись, а уголки губ опустились в недовольстве. Кэл не увидел ни следа радости, и только после он понял, чем не довольна Элару, но было уже поздно.

Как иронично. Еще секунду назад он радовался просчету врага, а сейчас сам жестоко ошибся.

Они сражались в самом центре Зерианских руин. Древнем храме, который мог и не выдержать их битвы.

И он, вместо того, чтобы контролировать свои силы, использовал мощное заклинание, силу которого, похоже, и сам недооценивал.

У Кэла не было времени, даже прошипеть проклятие, луч настиг мага и грянул мощный взрыв. Похоже это и стало последней каплей, пол и потолок начали рассыпаться. Стены вокруг рухнули в мгновение, осыпая троицу, полетевшую в низ каменной крошкой.

«Почему оно столь мощное?!» — Кэл пытался быстро разобраться в собственном заклинании. Когда он опробовал заклинание на Элару, оно не выглядело столь мощным. Элару просто отмахнулась от него.

Когда Кэл поднял руки к лицу, инстинктивно защищаясь от груды камне, что летела следом, один вопрос, который тлел где-то глубоко внутри, разгорелся с новой силой.

Как я во все это вляпался?

Почему он сошелся в смертельной схватке с неизвестным магом, в древних руинах, которые находились глубоко в запретной зоне?

Как он, Кэл Рода, наследник знатного рода первоклассных магов, оказался в такой ситуации? Его положение в семье было не таким, что бы за его головой охотились, зато он мог прожить комфортную, простую и скучную жизнь.

Но его жизнь, его личность, все перевернулось с ног на голову после единственной встречи.

«Как я во все это вляпался?» — он задавал себе этот вопрос бесчисленное множество раз на протяжении последней пары недель. И как часто он не задавал себе этот вопрос, ответ оставался един.

Бедствие по имени Элару.

Оставить комментарий