Эпизод 10. Ярость (часть 2).

Опция "Закладки" ()

— И как я могла сделать тебя достаточно способным для поступления? – усмехнулась Элару. – Этерниальная связь. Это было озарение. Я поняла, что именно это я и должна сделать. – Ее глаза засияли. – И я решила попробовать. Нам обоим терять почти нечего. Я сразу заметила, что ты воспринимаешь все слишком легко. Я могла сразу раскрыть все карты, но тогда ты бы точно не согласился. И, конечно же, я решила смолчать.

Ее пронзительный взгляд словно винил его за произошедшее.

— Конечно я бы отказался! Кто в своем здравом уме согласиться на такое?! – Кэл чувствовал, что должен защитить свою точку зрения. – Что случилось с честностью и свободой выбора?! Ты не чувствуешь ни капли вины?! – Кэл снова был готов вспыхнуть. Вне зависимости от ответа, легче ему не станет, так зачем он вообще спрашивает?

Элару смотрела ему глаза, словно заглядывала в душу. В ее взгляде не было насмешки, в нем было торжество. Он чувствовал, вопрос в ее взгляде: «Не стыдно тебе говорить о честности, при том что ты каждый день врешь всему миру?»

Он крепко сжал пальцы в кулак, костяшки пальцев побелели. Он чувствовал, что не имеет прав говорить об этом.

— Почему я должна чувствовать вину? Я живу без лишних сожалений. Конечно, было бы просто идеально, сделать все без обмана. Но почему я должна давать чувствам затуманить свои суждения? Я сделала логически обоснованное решение, оптимальное решение. И пока это приносит мне выгоду, я ни о чем не жалею.

Кэл ее прекрасно понял. На ее месте он поступил бы точно так же. Логика главнее эмоций. Зачем рисковать целями из-за чего-то столь нелогичного, как чувства?

И хотя он понимал, что поступил бы точно так же, когда обманули его, сложно было это принять, не то что простить или забыть. Он даже не был уверен, кипящая в нем ненависть – результат ее действий или то, что он сам так поступал каждый день. Он ненавидел ее, или самого себя?

Самоотражающие мысли не глушили его ярость, наоборот, масштаб его гнева превзошел все его ожидания. Его лицо потеряло какое-либо выражение и приобрело эмоциональность костяной маски. Чем сильнее клокотала в нем ярость, тем спокойнее казался он внешне.

— Плевать мне на тебя и твою «судьбу». Мы были порознь, так должно быть и впредь! Не говори со мной и даже не смотри на меня. Кажется, тебе нравится наблюдать за мной с расстояния, предлагаю тебе этим и заняться.

Киэль закончил свою яростную тираду и развернулся к ней спиной. Было лучше уйти до того, как он сделает еще одну глупость. Например, убьет ее.

— Ауу! – воскликнула Элару, положив ладонь на грудь, в районе сердца. Кэл мог сказать, что она закатила глаза, даже не глядя в ее сторону. – Моя «судьба» — твоя судьба, напарник.

Она сделала упор на слове «напарник», указывая на факт, что отныне они связаны. Кэл услышал, как она пытается заглушить смех, ей казалось забавным, что ее фраза рифмуется.

«Как же она задолбала!»

Кэл безмолвно продолжал идти прочь. Казалось, что даже растения от него отвернулись и будь у них ноги, то они бы сбежали следом за животными, что жили вокруг поляны.

Элару еще немного понаблюдала и последовала за Кэлом. Она решила подойти с другой стороны.

— Эй, эй, не бесись ты так! И что, что мы временно оказались сцеплены? И что, что у меня корыстные мотивы выбрать тебя товарищем? Ситуация изменилась. Теперь, духовно связанные, мы практически семья!

— Фантастика! – саркастично ответил Кэл. – Отличная причина, по который мы должны держаться вместе. Возьми пример с моего отца и позаботься обо мне, оставаясь подальше.

— А, точно. Ты же не ладишь со своей семьей, — пробормотала Элару. – Семья – плохое сравнение. У меня тоже не сложилось с родственниками. По правде, большинство из них даже не знает, что мы одной крови. Это было очень плохое сравнение. Это больше похоже… похоже… — Элару искала нужное словно. Внезапно она щелкнула пальцами. – А, точно! Это похоже на брак!

Кэл едва не свалился, когда услышал это слово.

— Из любви к Источнику не сравнивай это с женитьбой! – прошипел Кэл

Элару нахмурилась.

— Ты прав, брак может быть разорван, а наша связь – нет.

— Не в этом дело. — Кэл едва не хлопнул себя ладонью по лицу.

Элару согласно кивнула.

— Правильно, дело в том, что теперь ты – один из самых дорогих для меня людей. А я забочусь о тех, кто мне дорог. Слушай, что было, то прошло. Давай начнем наши отношения сначала?

— Нет. Никаких. Отношений. – Кэл уже горестно стонал, надеясь, что она отцепится.

— Тогда начнем их.

— Нет. Давай не будем.

К его удивлению, Элару перестала идти следом. Она раздраженно вздохнула и посмотрела на солнце.

К сожалению, для Кэла, он не успел отпраздновать свою маленькую победу, Элару оставалась Элару и не преминула подлить масла в умирающий костер:

— Ты собираешься и дальше дуться или мы отправляемся в Ашар? Знаешь, сегодня крайний срок для подачи заявки на вступительные экзамены.

Ашар был в двух днях полета от Бейда. Не было и прямых врат от Ашара до Бейда (Вратами называется механизм, позволяющий телепортироваться на большие расстояния). Врата были только в больших городах – а Бейд был просто провинциальным захолустьем. Они никак не могли успеть!

— Я уже подала заявку, а вот ты — вряд ли, верно?

Кэл застыл на месте.

 

— Ты говоришь правду?

— Конечно. Я же больше не могу тебе лгать. Наши сознания связаны, ты легко определишь, если я совру.

— Соври мне, — сказал Кэл.

Она усмехнулась.

— Розовый – мой любимый цвет.

Глаза Кэла расширились от удивления. Он абсолютно точно чувствовал, что она соврала! Не по тому, как она говорила и что говорила. У него просто появилась абсолютная уверенность, что она лжет. Он никогда раньше не был настолько уверен в чем-либо. Просто ошеломляюще!

— Еще раз!

— На самом деле я агент разведки.

Ложь. Так ясно. Это было так ясно! Значит, она действительно не могла ему соврать?

Значит, когда раньше его «сенсор лжи» не подавал знаков…

Руки Кэла задрожали. Умирающий огонек в мгновения ока превратился в геенну огненную.

Элару даже не заметила этого, поглощенная собственными словами.

— Хочешь заглянуть домой и собрать вещи, перед путешествием в Ашар?

Кэл развернулся к ней и выплюнул сова:

— Тебе нравится меня бесить?! Это у тебя чувство юмора такое?! Тебе это доставляет удовольствие?!

Внезапная ярость поразила Элару. Она то думала, что он немного успокоился.

— Что? Нет. Почему ты спрашиваешь?

— В Бейде нет Врат!! Мы не можем успеть вовремя! – с издевкой сказал Кэл.

На ее лице отразилось понимание, но уже через пару мгновений его заменила улыбка.

— Кто сказал, что нам нужны Врата?

Прежде чем Кэл успел ответить очередной колкостью, она сунула руку в свою сумку и вытащила шестигранный фиолетовый кристалл размером с жезл.

Этернальный или Вечный маяк.

Маяк – артефакт, который создавал трещину в реальности и позволял переместиться к сестринским для него вратам из любой точки мира.

Маяки делались из самих Врат, а потому их было немного и стоили они очень дорого. Иногда члены Ассоциации магов соскабливали пыль с врат и делали небольшие прозрачные кристаллы, которые уничтожались после первого же использования.

Однако, маяк в руках Элару был темно-фиолетового цвета. Кэл сразу же его узнал. Вечных маяков существовало не больше тысячи, а потому они были чертовски редкими и дорогими.

В отличии от обычного, такой маяк мог использоваться неограниченное число раз. Где она взяла настолько дорогой артефакт?!

Она заметила неверие на его лице.

— За кого ты меня принимаешь? Боженьки! Ашар известен как город заданий! Главный штаб Ложи искателей находится в Ашаре! Почему ты так удивляешься? Какой искатель обойдется без этой штуки? – она широко улыбнулась.

— Обычный, — прямо ответил Кэл.

— Я не обычная, — ухмыльнулась Элару.

Кэл старался злиться на нее, но злость покинула его, словно горячий воздух пробитый воздушный шар. Выражение его лица не изменилось, но стало холоднее. Его аура стала спокойнее.

Он хотел ее ненавидеть, но это оказалось нелегко. Он словно пытался злиться на шаловливого ребенка. Не смотря на хитрость, коварность и эгоизм, она была притягательна.

Притягательность шла не от ее красоты, в этом Кэл был уверен. Он видел немало красавиц, но ни одна не оставила подобного впечатления. Шла ли ее харизма от ее маны? Или множество разных черт сливались воедино, что делало ее очаровательной? Или… глаза Кэла расширились от еще одной возможности.

«Неужто связь влияет на эмоции?»

Оставить комментарий