Эпизод 11. В путь (часть 2).

Опция "Закладки" ()

◈ Бейд ◈

Если Кэл собирался в Ашар, ему нужно было собрать вещи. Не только для самого путешествия в Университет, но и для проживания в общежитии. Он не сомневался, что экзамен теперь не составит проблем – теперь, когда у него достаточно маны.

Он решил больше не тратить время и взял Элару с собой в поместье. Сначала он хотел оставить ее ждать в лесу, но он не знал на каком расстоянии их связь начнет доставлять неприятности. И у него не было времени для экспериментов. Экзамены были в приоритете.

Кэл и Элару по лесу дошли до поместья, а внутрь зашли через черный вход, таким образом их вместе могли заметить только слуги. Поместье было большим двухэтажным зданием, построенным из красного камня, добытого в каньоне. В Верхнем Бейде все дома из него строили.

Разнообразные фигуры мана-вирмов, в разных позах, украшали оконные рамы, двери и заборы, предавая им необычный вид. Камень, из которого построили особняк, был выбран благодаря радующему глаз оттенку, а прихотливые изгибы ему придали при помощи трансмутации и они напоминали настоящих мана-вирмов. Сотни этих магических зверей на поверхности всех стен гармонично переплетались в бездвижном танце с зелеными лозами, которые свисали с крыш. Их красные тела и яркая зелень растительности создавали прекрасный резкий контраст.

Мана-вирмы – эфирные полупрозрачные существа, которые светятся в темноте. Обычно они светятся мягким фиолетовым или голубоватым цветом. У них маленькая голова, похожая на драконью и длинный хвост, словно сделанный из шелка. Их кожа напоминала шелк не только на вид, но и на ощупь. Они плыли по воздуху и стремились к местам и существам обладающим большим запасом маны.

Из-за их эфирного происхождения мана-вирмы неуязвимы для физических воздействий, а колдовать в их присутствии тяжело, поскольку они впитывают ману, питающую заклинания.

Именно они являлись символом семейства Ррода, они были изображены на их флаге и гербе. Тысячи лет назад, родоначальником семейства символом рода был выбран мана-вирм, который олицетворял стойкость, изящество и утонченность, которые посчитал самыми важными характеристиками своего рода. Кэл же находил ироничным то, что на гербе был изображен маносос, ведь его нынешнее положение ничем не отличалось, он словно вирм питался маной Элару.

Поместье было несомненно красивым и с одного взгляда было заметно, что по венам его владельцев течет благородная кровь. Элару изучала его внимательно, но на ее лице не появилось никаких эмоций, характерных для простолюдинки в богатом доме.

Денех родилась и выросла в Бейде, всю жизнь служила в поместье Ррода и за все 63 года жизни ни разу Бейд не покидала.

Она занималась домашними делами задолго до того, как Кэл приехал в этот дом десять лет назад и еще ни разу молодой господин Кэл ее не удивлял так, как в этот день.

Она не ожидала, что господин Кэл вернется домой так рано. Это был обычный рабочий день и раннее возвращение вызывало вопросы. Но если бы он просто рано вернулся, то особого удивления бы не было, такое случалось время от времени.

А вот то, что он был не один – это удивляло.

Хотя и считалось, что у Кэл много друзей, но не водил к себе никого и никогда.

Денех чувствовала, что господин Кэл никогда, на самом деле, не считал поместье своим настоящим домом.

Денех не знала, признает ли это сам молодой господин, но она считала Кэла очень одиноким. И факт того, что у него нет эмоциональной связи с этим местом, не говорил о том, что такая связь не была ему нужна. Именно потому что Денех знала, как господин Кэл дистанцировался от остальных, и привело ее в шок, когда он пришел домой с гостем. И что повергло еще в больший шок – пол гостя.

Конечно, Кэл был красавчиком и девушки его любили, но сам он не отвечал им взаимностью и девиц домой не водил. До этого момента.

Еще одним сюрпризом, из-за которого Денех едва не уронила вазу на пол, стала внешность девушки. Она была элибу! Сама Денех видела картинки элибу в книгах. Но никогда не видела лично и, тем более, так близко.

Денех пришлось постараться, чтобы отвести взгляд от девушки. Глазеть было не вежливо. Но как она могла не глазеть? Девушка была экзотической красоткой, с пышными формами, беспорядочными красными волосами и замысловатыми отметинами по всей левой стороне ее тела.

Несколько благородных леди посещали поместье, они были красивы, но использовать для описания одно слово, для них и для этой элибу, было святотатством.

Была ли она дворянкой? Глаза Денех изучающе сузились.

Девушка пребывала в хорошем настроении, она что-то тихонько напевала, грациозно следуя за господином Кэлом. В ее движениях была особая утончённость, не свойственная дворянкам, которые заходили в поместье. Она была иной. В ее движениях была какая-то воздушность, которую невозможно заметить, только уловить. Не холодная высокомерность, а что-то теплое и живое.

Она могла понять, почему господину Кэлу понравилась эта девушка. Мужчины любят экзотические и уникальные вещи. А эта девушка была живым произведением искусства. Она быстро понимающе посмотрела на Кэла и заметила, что он немного растрепан.

Как ни странно, несколько растрепанным Кэл выглядел еще симпатичнее, казалось, что он вернулся даже красивее, чем уходил утром.

И тут на нее снизошло озарение.

Мастер Кэл и его подружка, они оба выглядели несколько взъерошенными, словно катались по земле в лесу. Денет даже не смогла удержать удивленный вздох.

«Они что, в лесу, прямо на земле, «кувыркались»?!»

И, похоже, она не единственная, кто пришла к такому выводу, потому что она видела еще одну служанку, залившуюся краской стыда.

«Может и правду говорят, что влюбленные становятся красивее?!»

Господин Кэл вежливо улыбнулся и кивнул Денех в знак приветствия. Он ни сказал ни слова, не представил свою гостью. Слугам ничего не объясняют.

Денет задумалась, может спросить, не нужно ли что-нибудь господину или его спутнице. Она снова посмотрела на парочку и ее мысли замерли.

Она смотрела на удаляющуюся пару, но ей казалось, что перед ней божественная картина. Правда – они оба обладали невероятной красотой, которая притягивает взгляды, где бы они не оказались. Но рядом они преумножали красоту друг друга.

Денех почувствовала, как волосы встали дыбом. Это было странно.

И тут она поняла еще кое-что, от чего она едва за сердце не схватилась- господин Кэл вел ее незнакомку прямиком в свою спальню!

«Неужели они хотят завершить у него в спальне то, что не закончили в лесу?!»

Денех была не единственной служанкой озабоченной этим происшествием. Молодые и старые, мужчины и женщины, все оборачивались и роняли челюсти от удивления, а их глаза провожали господина Кэла. Никто из них не издал ни звука, но им и не надо было, их мысли были ясно написаны у них на лицах.

Денех зыркнула на пару молодых служек, которые совсем уж нагло глазели на гостью господина Кэла. Парни покраснели и поспешили вернуться к работе.

Другие служанки избегали ее глаз и делали вид, что им не интересен господин Кэл и его гостья, но порозовевшие щечки говорили об обратном.

Денех подождала немного, перед тем, как двинуться в сторону спальни Кэла. Ей нужно быть рядом, если молодому господину что-то понадобиться, по крайне мере, она себя в этом убедила.

Она и правда волновалась о господине Кэле Подобные события могут повлиять на его репутацию! Несомненно, слуги еще долго будут шептаться по углам.

Она посмотрела по сторонам и увидела, что несколько слуг последовали за ней, словно то, что она пошла в сторону комнаты молодого господина, дало им право следовать за ней. Они несомненно хотели удовлетворить свое любопытство.

Денех уже собиралась прогнать их прочь, но она услышала шум из спальни господина Кэла. Экзотическая леди говорила довольным голосом, переполненным энтузиазма:

— Если ты не знаешь, как это делать, я сама сделаю!

Денех начала хватать воздух, словно рыба, шокированными глазами она посмотрела на служанку справа, ее уши покраснели от стада и казалось, что краснее они стать не могут, но донесся ответ господина Кэла:

— Я сам могу позаботиться о личной гигиене, спасибо большое!

Похоже он был взволнован, такие эмоции редко можно было услышать в его голосе и это делало ситуацию даже более… уникальной…

— Не надо стесняться, давай я это сделаю! –воскликнула девица.

Денех зажала раскрытый рот обеими ладонями. Шок затруднял ее дыхание.

— Руки прочь! Мне не нужна твоя помощь и я ее не хочу! – раздраженно ответил господин Кэл.

«Руки прочь!»

Это был последний сюрприз для Денех в тот день, и это было больше, чем могло вынести ее старое сердце. Ее глаза закатились, и она упала прямо на другу служанку, а та, в свою очередь, сделав шаг назад, наткнулась на еще одну. Их одежды запутались и слуги попадал, как домино. Всеп спешно начали разбегаться, а пара парней вовремя подхватили Денех и унесли прочь. Вовремя, потому что через мгновение после их бегства дверь открылась.

♦ 15 минутами ранее ♦

Несмотря на то, что Кэл пришел домой через черный вход, несколько слуг уже ждали его. Они уважительно ему кланялись, но никто не смог скрыть удивления фактом, что он привел с собой элибу.

Кэл немного подумал, не оставить ли Элару дожидаться его в прихожей, но решил, что не стоит, он даже думать не хотел, какие проблемы она может создать без присмотра. Он не верил ей ни на йоту. Поэтому он решил, что нет иного выбора, кроме как взять ее с собой в спальню.

Спальня Кэла была большой и довольно роскошной, с огромной кроватью и личной ванной комнатой. Вся мебель была дорогой и приятной для глаз. В комнате превалировали синие и серые тона, но при этом не создавался эффект пустоты и холодности.

В комнате было так чисто, словно в ней никто не жил. В ней не было никаких картин, записей, сувениров или иных личных вещей. Элару насупилась. Это не было домом. Уголком глаза она посмотрела на Кэла, но ничего не сказала.

Разве это не грустно? Иметь такой прекрасный дом, но не быть дома. Комната Кэла казалась менее личной, чем комната в гостинице. Сразу становилось ясно, что он никогда не считал это место своим домом.

 

Кэл начал быстро паковать вещи, а Элару размышляла. Что хуже, не иметь дома вовсе или в своем же доме не чувствовать себя дома? Она всю жизнь была перекати поле. У нее никогда не было места, которое она могла назвать своим. Не было места, которое она считала домом. Но она никогда не чувствовала себя бездомной. Она просто никогда не задумывалась о необходимости иметь оный.

Она снова покосилась на Кэла.

Нет, не то чтобы у нее не было места, которое можно назвать домом. Просто для Элару весь мир был ее домом. Голубое небо, мягкая трава, песчаные дюны, холодные утесы, шумные улицы – она везде была, как дома. Но если любое место кажется домом, может она просто не знала, как ощущается «свой дом»?

«Что такое дом? – думала Элару. – Дом – это место, в котором ты чувствуешь себя счастливым, довольным, расслабленным и в безопасности».

В глазах Элару зажглись огоньки, а дымка перед ними рассеялась без следа.

«Дом – это не обязательно место. Это может быть и кто-то!».

Перед глазами мелькнула голова с густой светлой шевелюрой, разбавленной черными локонами, а затем еще одна, уже с красными и непослушными, как ее собственные.

Она невольно улыбнулась.

«Точно. У меня есть дом!»

Она снова посмотрела на Кэла, в ее глазах появилась решимость.

«Если у него нет дома, то я стану его домом!»

С вещами Кэл быстро управился. Никаких дорогих для него, вещей у Кэла не было, он собирал только самое необходимое. Он просто набил большую сумку всем самым необходимым для переезда в общежитие. Он попросит слуг позже прислать ему эту сумку в Ашар. Все самое важное он положил в небольшие сумочки на ремне.

Когда дело было сделано, он повернулся и посмотрел на Элару. Она как-то странно на него смотрела.

«Что это за взгляд?»

Он сам не знал почему, но волосы становились дыбом.

«У нее же не появилось новых идиотских идей, правда?»

Кэл потряс головой и отбросил эту мысль. Он и знать не хотел, какие странные мысли витают в ее голове. Сейчас он хотел только одного.

Принять душ.

Элару посмотрела на него так, будто у него вторая голова отросла, когда он заявил, что пойдет в душ. Кэл вскинул бровь:

«Что?»

— У нас нет времени на душ! Почему бы просто не использовать очищающее заклинание?

Он зыркнул в ответ. Во-первых, очищение – заклинание трансмутации, а поскольку он был аргелом, он никогда не мог создавать заклинания этой школы и ему было неоткуда их выучить. Во-вторых, если бы он даже знал подобное заклинание, у него не было бы достаточного количества маны. Правда, нынче и то, и другое уже не было верно.

Так что, главной причиной было то, что он не привык делать все при помощи магии, это ему и в голову не пришло. И еще, он просто не хотел признавать, что сам не додумался.

Элару быстро уловила настоящую причину.

— Если не знаешь, как это сделать, то я сделаю! – Она подошла к Кэлу и схватила его за ворот рубахи.

— Я сам могу позаботиться о личной гигиене, спасибо большое! – Кэл сбросил ее руки и сделал шаг назад. Он не любил, когда к нему прикасаются.

— Не надо стесняться, давай я это сделаю! – Элару положила руку ему на плечо.

— Руки прочь! Мне не нужна твоя помощь и я ее не хочу! – он снова сбросил ее руку.

Шум из-за двери прервал их спор. Когда он приблизился к двери, то услышал панический топот шагов, бегущих от двери. Когда он открыл дверь, никого снаружи не было.

Он закрыл дверь, раздраженный вмешательство.

Элару захихикала.

— Твои слуги забавные. Ты часто водишь девушек в свою спальню?

Кэл не ответил, боялся, что она его высмеет, если узнает правду. Его никогда не интересовали отношения.

Его разуму понадобилась секунда, чтобы понять, что происходило за дверью. Элару это могла видеть благодаря своей этернии, но он не мог.

Когда все детали сложились воедино, Кэл прикрыл глаза рукой, поражаясь тупости своих слуг.

«Что они там надумали о нас с Элару?!»

Он ненавидел то, какими шумными были его слуги, постоянно шептались и сплетничали у него за спиной. Он раздраженно вздохнул, оставалось надеяться, что дед ничего не узнает.

Внезапно ему перехотелось принимать душ. Он хотел оказаться как можно дальше от этого места и поскорее. Пришло время наконец расправить крылья и уйти в большой город. Пришло время начать жить. Потому что до этого дня он не жил, а просто существовал.

Кэл задумался о том, стоит ли «снять» Магическую броню.

Магическая броня – это не заклинание, это слой маны окружающий мага. Главной ее задачей является защита от чужеродной магии. Если другой маг захочет атаковать Кэла, то он должен вложить свою ману в тело Кэла. И это непростая задача, пока тело Кэла окружает плотный слой маны. Это можно сравнить с попытками воздуха достигнуть морского дна.

Магическая броня показывала разницу между магом и обычным человеком. Только когда человек мог поддерживать Магическую броню длительное время, он начинал считаться магом. Эта разница может показаться небольшой, но это не так. Большинство простых заклинаний могут быть весьма смертельны. Например, одно из простейших аугментационных заклинаний – Ускорение, может заставить кого-нибудь ненароком врезаться в стену или с его помощью можно поднять в воздух и шмякнуть о землю. Простой слой маны мог стать границей между жизнью и смертью.

— Ладно, только быстро, — со вздохом сдался Кэл. Он не волновался на счет того, что Элару может ему навредить. Она бы не пошла на все эти проблемы со связью душ, если бы хотела его убить.

Элару ухмыльнулась и подошла к нему. Она протянула руку и коснулась кончиками пальцев его груди. Похоже, у нее была привычка прикасаться во время наложения чар, делать это с расстояния было ничуть не сложнее.

Кэл почувствовал, словно полностью нагой он стоял на легком ветру. Чувство было теплым, но удивительно освежающим. Он чувствовал, как капли маны захватывают частицы грязи на теле и одежде и потом уносят ее прочь. Это было приятное чувство, словно сотни воздушных поцелуев ласкали его кожу.

Кэл слышал, что Очищение может быть грубым и похожим на наждачку, в руках неопытного мага, оставляя красные следы по всей коже. Он подозревал, что Элару сделает нечто подобное, а если он начет жаловаться, еще и слабаком его назовет, но заклинание оказалось очень мягким и эффективным.

Наверное, она делала это сотни раз, учитывая настолько тонкий контроль над заклинанием пятого уровня. Он сомневался, что она напрягается, чтобы быть с ним понежнее.

Кэлу нравилось, когда ее мана омывала его. Это было такое приятное, стимулирующее чувство. Он никогда в этом ей не признается, но он не хотел изучать это заклинание, чтобы была причина заставлять ее это делать и дальше. Приятно было не столько из-за заклинания, а, в большей степени, от прямого контакта с ее маной. Теплое и комфортное чувство доставляло удовольствие.

Уже был полдень, и они должны были спешить, если хотели успеть до окончания вступительного экзамена.

— Ты готов?

Кэл кивнул и протянул руку.

Они должны были находиться в физическом контакте, при использовании Маяка. И они оба должны были находиться в воздухе. Иначе заклинание перенесет вместе с ними и часть земли.

Она посмотрела на его руку, как на некое странное, незнакомое создание. А потом снова посмотрела на него.

— Что такое? – раздраженно спросил Кэл.

— Вы, люди, так телепортируетесь? Держась за руки?

— А как еще телепортироваться? – огрызнулся Кэл. Она пользовалась каждой возможностью его зацепить.

— Почему бы не ухватиться за маяк?

Кэл просто онемел. Ему это даже в голову не пришло. Он застыл, как истукан, с протянутой рукой и думал над достойным ответом.

Элару рассмеялась приятным мелодичным смехом и взяла его за руку.

— Можно сделать это и по-вашему, никакой разницы.

Ее рука была мягкой и теплой.

До того, как он ответил, Элпру потащила его на балкон и прыгнула вниз, утаскивая с собой. Когда они оказались в воздухе, Элару покрутила маяком. Тот активировался, соприкоснувшись с ее маной и ослепил их фиолетовой вспышкой.

Оставить комментарий