Эпизод 12. Заявление на поступление (часть 2).

Опция "Закладки" ()

Кэл злобно зыркал на нее, жаловался и пару раз клялся сделать что-то нехорошее, но лицо Элару никогда не покидала широкая ухмылка. Она отвечала в шутливой форме, говорила, что никогда его не отпустит и провоцировала на дальнейшие попытки отбросить ее прочь.

— Ты специально все делаешь мне на зло? – прошипел Кэл.

— Конечно нет, я просто плохой летчик.

 — Я же вижу, что ты лжешь! Наша гибель для тебя просто шутка?

Она закатила глаза.

— Не закатывай истерику. Просто повеселись!

— Что веселого в том, чтобы пытаться не разбиться? Это совсем не весело!

Элпру беззаботно рассмеялась, проигнорировав его слова.

— Ты повторяешься. Надоело меня проклинать?

Кэл смерил ее ледяным взором. Он не мог признать этого. Он не замечал никакого веселья. Вместо того, чтобы скоординировать действия, они играли в своеобразные «камень-ножницы-бумага».

Самая забавная игра в «камень-ножницы-бумага», которая у Кэла была когда-либо. Хотя он и жаловался все это время, смерть ему не грозила, до тех пор, пока у него было достаточно маны.

Он жаловался, потому что не хотел быть настолько близко с Элару. Он не хотел перенять от нее эту радость, не хотел чувствовать ее руку в своей и, особенно, не хотел, чтобы остались приятные воспоминания с ней.

Он чувствовал, как маска ледяного безразличия тает под лучами ее света, и ему это не нравилось. Или нравилось?

Когда ясное небо стало ближе, когда теплые солнечные лучи осыпали их нежными поцелуями, когда легкий ветерок подхватил их волосы, Кэл забыл обо всех своих волнениях. На эти краткие мгновения он почувствовал себя свободным.

И впервые за долгое время, он чувствовал удовлетворение, может быть даже счастье? Наверное, Кэл не мог распознать это приятное чувство, потому что они со счастьем были плохо знакомы. Он не пытался анализировать «что» и «почему», в тот момент он просто летел.

На эти мгновения он даже забыл, что чувства временны, что он не должен привыкать к ним.

И хотя умом он все это понимал. Чердце отказывалось прислушиваться к гласу рассудка.

Большой внутренний двор перед Университетом Ашара был выложен белыми мраморными плитками и украшен деревьями, фонтанами и цветами, все это делало университет похожим на королевский дворец.

Многочисленные белые здания были внушительных размеров и каждое представляло из себя настоящее произведение зодческого искусства. Даже главный дом семейства Ррода выглядел бледно на фоне этих величественных зданий.

Стоя перед огромными строениями, Кэл чувствовал свою незначительность. Словно жук, смотрящий на огромное дерево.

Он сделал небольшую остановку, чуть передохнуть. Борьба с Элару в воздухе окончилась жестким приземлением. Кэл хотел приземлиться на ворота, а Элару на дороге рядом ними. В итоге, они пролетели мимо ворот и угодили в ближайшее дерево.

Обычно такие посадки вели к синякам и царапинам, но они все еще были под заклинанием полета, которое уменьшало их вес, а благодаря скорости и рефлексам, парочка смогла пролететь сквозь листву, с легкостью горячего ножа, режущего масло.

Когда они, наконец, оказались на твердой земле, Кэл недовольно посмотрел на Элару и пригрозил пальчиком, обвиняя ее в аварийной ситуации, но вместо извинений она просто рассмеялась. И при виде смеющейся элибу, встрепанной, с листьями и веточками, застрявшими в алой гриве волос, Кэл не сдержался и сам рассмеялся. Она выглядела глупо, а ее волосы напоминали птичье гнездо.

Но глядя на ее прекрасную улыбку, он понял, что Элару будет красива, даже если вываляется в грязи и будет носить обноски.

Кэлу начинал нравится ее искренний смех. Он был очень заразителен. Казалось, что для нее жизнь – просто игра. Игра, в которой нет места сожалениям и треволнениям. Только веселье.

Такой мир мог прийтись ему по вкусу.

Она словно достала из темного угла его детскую сторону души, о которой Кэл сам не знал.

Он беспомощно потряс головой, пытаясь вернуть достойное взрослого поведение.

Кэл и Элару прошли через ворота главного здания и оказались в фойе университета. В самом центре помещения был стол приемной, за которым сидели двое мужчин, которые выглядели лет на 25. Они собирали свои вещи со стола, и практически были готовы уйти.

Один из них был аргелом с каштановыми волосами до мочки ушей, несколько темных прядей ниспадали на лицо. Его глаза были шоколадного цвета и их взляд казался очень теплым. Его внешность в сочетании с мягкой аурой, в глазах Кэла, делало его похожим на пичу (Это такие пушистые грызуны, с большими глазами и длинными пушистыми хвостами. Их мех обычно коричневого и белого окраса. Из-за того, что они очень милые и обладают спокойным темпераментом, очень популярны, в виде домашних животных).

Второй был Элибу с длинными серо-синими волосами, стянутыми в районе шеи. Он создавал вид человека ученого, его зеленоватые глаза были практически серыми.

Оба были обладателями плотной магической защиты, что говорило об их принадлежности к магам.

Кэл и Элару поспешили к этой паре.

— Простите, с кем можно поговорить на счет вступительных экзаменов?

Оба посмотрели на Элару с Кэлом, которые выглядели так, словно дрались в каком-нибудь кустарнике. Они обменялись странными взглядами.

Элибу с серыми волосами колебался, он немного нахмурился, когда посмотрел на Элару.

А вот аргел не колебался ни капельки. Он слегка вздрогнул и вежливо улыбнулся.

— Вы едва не опоздали. Мы, как раз, закрывались.

Услышав теплый голос своего приятеля, элибу разочарованно вздохнул, достал бумаги из стопки и протянул их новоприбывшим.

 

— Заполните эти анкеты, пожалуйста.

Элару покачала головой.

— Я уже подала заявку месяц назад. Это Кэл ждал до последнего момента.

Приветливая улыбка на лице Кэла неестественно застыла. «Ах ты маленькая…! Значит, это не ты ждала до самой последней секунды, и мы едва не опоздали!»

Кэл взял бумаги и подождал, пока мужчины не перестанут на них глазеть, после чего смерил Элару ядовитым взглядом.

С вежливой улыбкой и злобным взглядом он выглядел так смешно, что Элпару пришлось притвориться, что она закашлялась, рукой прикрывая неудачную попытку сдержать смех.

Яд из взгляда Кэла исчез, когда аргел повернулся к нему, чтобы предложить подписную ручку.

Подписные ручки содержали специальные чернила, которые действовали на ману, как клей. Это позволяло лицу, которое оставляло подпись, расписываться своей маной, первая мана, с которой контактировали чернила из ручки, была мана того, кто ставил подпись. Поскольку каждая мана уникальна, то при помощи такой подписи можно было идентифицировать личность, которая оставила на документе подпись.

Кэл вежливо поблагодарил и начал заполнять анкету.

К несчастью, Элару не собиралась дать ему возможность спокойно заполнить бумаги. Вместо этого она начала общаться с работниками университета. Оказалось, что они были доцентами в университете и из-за политики учебного заведения (вещи Муни касаются только сотрудников Муни), им поручили работать с документами поступающих.

Они вытащили короткие палочки.

Кэл узнал, что термин «Муни» – это сленговое название Университета Магии Ашара, которым его так называли сотрудники и студенты. В конце концов, говорить: «Магический Университет Ашара» слишком долго, поэтому его сократили до «Магический Университет», но поскольку и это слишком громоздко, то название сократилось до Муни.

Кэл также узнал их имена: Рау Эрьей и Ахон Тонрай. Их фамилии были Кэлу знакомы.

Семейство Эрьей относилось к дворянским. Их специализацией была магия исцеления, также они владели сетью медицинских учреждений и аптек.

Тонрай, с другой стороны, была ветвью семьи Руйел. Руйел тоже были дворянами. Их специализация – разведение, приручение и выращивание зверей. У них была собственная ложа искателей, драконий иподром и сеть драконьего лизинга.

Кэл удивился тому, что университет смог заставить пару дворян принимать вступительные анкеты. Жребий или нет, но выглядело это глупо. Этот университет был действительно чем-то особенным…

Элару наоборот, не выглядела удивленной, ни решением через жребий, ни их фамилиями. Кэл задумался, это потому что она не знала их семейств или просто привыкла видеть вокруг себя дворян.

Кэл посмотрел на первую анкету, содержащую общие данные: имя, пол, раса и дата рождения. Но дальше следовало много других вопросов, даже про то, собирается ли он перевезти с собой в общежитие животное и какое именно.

Так же ему нужно было написать предпочтения по поводу соседа по комнате. Были даны хорошие примеры: «Я не люблю животных, поэтому, хочу соседа по комнате без животного» или «Я элибу и хочу жить в комнате с элибу», и несколько плохих примеров: «Хочу горячую девушку в соседки» или «Хочу жить в комнате с дворянином».

Когда он заполнял анкету в прошлом году, его очень удивили эти вопросы. Он не думал, что в общежитии придется жить в одной комнате с кем-то. С его точки зрения, это не имело смысла. Университет был большим и роскошным, не казалось проблемой кажому студенту выделить личную комнату. Так почему комнатой придется делиться? И вообще, неужели они ожидали, что дворяне собираются разделить комнату с другими?

Стоп… а почему вообще не было вопроса, собирается ли поступающий жить в общаге? Многие жили в Ашаре и могли жить дома. Неужели каждый студент должен был жить в общежитии, вне зависимости от собственного желания?

В прошлом году он не заполнял пункты о соседе по комнате, потому что не собирался поступать. Но в этот раз он задумался.

Ему было все-равно, с кем жить, при условии, что его сосед не будет надоедливым. Но не не мог написать: «кто-то не надоедливый». Он хотел написать: «Не Элару Вэйвин», как ответ, но это не имело смысла, их вместе точно не поселят. Он был уверен, что ему подселят парня из новеньких, как он сам.

После краткого размышления, этот пункт он оставил пустым и в этот раз. Если возникнут проблемы с соседом, то он всегда сможет сменить комнату. Верно? Тк же это работает в университетских общежитиях, так?

И кроме того, каие шансы, что его сосед окажется надоедливым?

Кэл почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

Он посмотрел на Элару, потом на двух доцентов, но не заметил ничего странного. Он осмотрелся вокруг при помощи Разума, но все казалось обычным.

Но почему у него возникло такое плохое чувство?

Кэл вздрогнул и покачал головой. Элару была права, он слишком много беспокоится.

Он продолжил заполнять документы, вопросы касались практической стороны экзамена. Он должен был выбрать какие экзамены будет сдавать, для того, чтобы набрать достаточное количество баллов.

В университет поступали маги самых разных специализаций. Было глупо считать, что у всех магов схожие навыки и что поступающие смогут одинаково успешно проявить себя во всех типах магии, поэтому университет подготовил разные экзамены, из которых можно было выбрать в зависимости от личных предпочтений.

Кэл внимательно просмотрел все опции, там были только названия, без дополнительной информации.

Было много сценариев, построенных на специфических навыках, вроде «Лечение и контроль повреждений», «Гербализм и алхимия», «Искусство и ремесла», «Инженерия и зачарование», «Приручение животных» и другие.

Были сценарии, которые требовали дополнительных навыков, вроде «Охоты» и «Предвидения и спасения».

И вот, встретившись с таким широким выбором, Кэл понял, что отличает его от настоящего мага не смотря на огромный запас маны.

Запас маны не превратил его в великого мага, он дал ему возможность встать на путь, который приведет его к цели. Но ему только предстояло проделать этот путь.

Сейчас он мог создать множество самых разных заклинаний, но большинство из них были низкого уровня и их знал каждый. Да, он владел ими идеально, но его умений не хватит для прохождения любого из сценариев.

У него не было специализации, он не обладал достаточными навыками ни в одной из областей.

Кэл почувствовал, как по спине потек холодный пот.

Оставить комментарий