Эпизод 13. Горячий котелок.

Опция "Закладки" ()

К тому времени, когда Кэл поднялся на чердак, Элару уже открыла комнату и вошла внутрь. Крепкая дверь была зачарована и открывалась только определенным магическим ключом. Кэл не ожидал подобной магии в маленькой таверне.

Зачарованной оказалась не только дверь. «Ощуав» все вокруг разумом, он заметил, что благодаря магии стены не пропускают звук. Это гарантировало, что никакой, даже самый громкий звук, не проникнет в комнату и создавало ощущение уединенности.

Вечер уже наступил и через окно свет в комнату практически не проникал. Освещалась она множеством маленьких желтых кристаллов, прикрепленных к потолку.

«Неплохо, совсем неплохо».

Похоже, комната была достаточно безопасной, для того, чтобы оставить вещи и пойти поужинать. И еще он мог расслабиться, зная, что никто не услышит, какая он сволочь.

Когда он вошел в комнату, то все еще размышлял над тем, как решить вопрос с тем, что они остановились в одной комнате. Элару оказалась слишком импульсивной и не обращала внимания на этикет и нормы поведения.

Его мысли замерли, когда он обратил внимание на комнату. Она была обставлена деревянной мебелью и создавала очень приятно, уютное впечатление. Как и весь остальной «Котелок». Но не это его удивило. Его удивило то, что в комнате было множество записок, книг и личных вещей. Он совсем не ожидал увидеть подобную комнату в таверне. Ну, Кэл вообще никогда не останавливался в тавернах, но в любом случае, подобного он не ожидал.

Комната была… особенной, слишком личной. Она была похожа на комнату девушки-подростка.

— Что происходит? Кто тебе эта женщина? Это твоя комната? — Кэл посмотрел прямо на Элару.

Она ответила горькой улыбкойю

— Эта комната не сдается. Когда-то в ней жила дочь Миры. Но теперь я живу в ней, когда приезжаю в Ашар.

Кэл приподнял бровь, задавая безмолвный вопрос. На ее лице появилась печаль.

— Несколько лет назад, неожиданно началась битва между магами. Несколько невинных свидетелей погибло. Дочь Миры оказалась не в том месте и не в то время.

— Ох… — Он не знал, что сказать. Кэл не умел утешать людей. — Ты ее знала?

Элару покачала головой.

— Не особо. Она работала официанткой здесь, в «Котелке», иногда перекидывалась с ней парой слов, но по-настоящему не знала. После происшествия, воспользовавшись хаосом, преступники смогли скрыться и замести следы. Миротворцы не смогли их вычислить, а поскольку погибшие были невысокого социального статуса, то им выделили не очень большую сумму на расследование. Мира и ее муж не могли успокоиться и оставили задание на поиск убийц.

В глазах Кэла появилось понимание. Конечно! Элару была искателем. Это было задание по ней.

— Но у них не было денег, чтобы оплатить услуги достаточно умелого искателя. — Она сделала паузу. — В то время я остановилась в «Горячем котелке» и все это видела.

Элару снова сделала паузу и взяла с тумбочки красный мерцающий камень. Она подняла его на уровень глаз и смотрела на камень печальными глазами. — Мне нравится здесь. Мира и ее муж — хорошие люди.

Со вздохом она положила камень обратно.

— Я предложила свою помощь, но поскольку у них не было достаточно денег, мы нашли альтернативный способ оплаты. Мы сошлись на том, что услуги «Котелка» в будущем для меня будут бесплатными, а эта комната «сдана» мне на постоянной основе.

Кэл осмотрел комнату, задержав взгляд на керамических животных на полках.

— У меня возникло чувство, что ты их обманула.

Элару захихикала.

— Потому что ты даже не подозреваешь, сколько стоят услуги искателя моего калибра.

Он пожал плечами. Правда. Но он подозревал, что ее цена, как искателя, была на вершине пирамиды. А число тех, кто сидел на вершине пирамиды, не могло удовлетворить всех желающих получить их услуги.

Кэл взял в руки керамическую куколку в кружевном платье и осмотрел.

— Значит, все это не твое? — он издал смешок. — Это имеет смысл. Комната тебе не подходит.

Элару рассмеялась и прыгнула на кровать.

— А какая комната мне подходить, по твоему мнению? — Она показала Кэлу язык. — Полную цепей и скелетов?

Он снова рассмеялся. Она явно дразнила его по поводу того, что он делал из нее какого-то монстра. Он уже хотел ответить, но застыл. Когда Элару вскочила на кровать. он заметил одну существенную проблему.

— Что ты имела в виду, когда говорила, что кровать достаточно велика? С какой стороны на нее не посмотри, но она на одного человека!

Элару закатила глаза.

— Ну да, по сравнению с твоей королевской кроватью, она может казаться небольшой.

Кэл процедил сквозь зубы.

— Она не кажется небольшой, она небольшая! Это стандартная кровать на одного человека!

Она беззаботно пожала плечами.

— Мы оба стройные, поместимся.

Кэл пристально на нее посмотрел.

— Что с тобой не так? Неправильно делить одну комнату с мужчиной, если он не твой любовник, не говоря уже про кровать. Ты хотя бы подумала, как это будет смотреться со стороны? Это социально неприемлемо!

— А что ты предлагаешь сделать? Других свободных комнат нет.

— Пойдем и найдем другую гостиницу.

— Ты думаешь, что пустых комнат нет просто так? — Элару посмотрела на него, как на идиота, перед тем, как продолжить. — Экзамен в Муни начинается через три дня и многие тысячи людей приехали в город попытать счастья. Эти выходные и вся следующая неделя — самое оживленное время года. Вот почему все хорошие гостиницы забиты. Мы могли бы всю ночь искать хотя бы одну комнату, не говоря уже про две.

Крылья носа Кэла вздулись и он вздохнул. Как бы он не хотел признавать, но она была права.

Ему придется потерпеть и надеяться, что в будущем никто ни о чем не узнает.

Он снова посмотрел на кровать. Кто займет кровать? Он не хотел спать на полу, но заставить девушку спать на земле — это крайне грубо.

 

Стоп, а почему его вообще волнуют вопросы этикета, если никто не узнает о том, что происходит в комнате? Хватит уже с нее разыгрывать хорошенького. У него не было никаких причин спать на полу. Это ее ошибка, между прочим, вот она и должна взять ответственность.

— Слазь. Кровать — моя, — твердо сказал Кэл, не оставляя маневра для пререканий.

— Элару усмехнулась.

— Ты можешь занять левую часть, а я справа.

Кэл помрачнел.

— Ты все еще настаиваешь на том, что мы должны ее разделить?

Она ответила удивленным взглядом.

— Конечно, тут только одна кровать. Что нам остается, кроме как поделиться?

— Пол — тоже вариант, — хмыкнул Кэл.

Элару надулась.

— Абсолютно нет. Кровать, какой бы тесной она ни была, всегда лучше твердой земли. И вообще, почему ты делаешь из мухи слона? — Ее тон стал насмешливым. — Или ты вшей подцепить боишься?

Руки Кэла дернулись, ему захотелось очередной раз ее придушить. Через пару секунд он взял себя в руки и расслабился, с глубоким вздохом.

Что было в ней такого, что он постоянно выходил из себя?

Кэл вернулся к обычной модели поведения, когда его дразнили, он отвечал тем же.

— Это зависит от того, как часто ты делишь кровать с мужчинами, — сказал он с кривой ухмылкой.

Элару, похоже, не уловила его насмешку.

— Вообще-то не часто. Я даже не помню, когда последний раз спала возле мужчины. — Она сделала паузу и задумалась. — Хмм, я думаю, последний раз был три года назад, с папой и Уэйдом.

Папа? Значит, она папина дочка, верно? Только маленькие дети называют отца «папа».

— И с кем из них ты делила кровать? — Он ничего не мог поделать со своим интересом.

— Ни с кем. — Она рассмеялась. — Папа постоянно ворочается, как бешенный, а Уэйд, когда спит, постоянно липнет к моим сиськам, как пиявка.

Кэл с трудом удержал то выражение лица, которое так и угрожало выйти наружу. «Стоп, что? Этот Уэйд что, какой-то ребенок с материнским комплексом?»

— Последи за своей речью, — сказал Кэл, но она не обратила внимание.

— Я спала на полу, а кровать оставила им. Но папа вытолкал Уэйда посреди ночи и он присоединился ко мне на полу. А потом мне пришлось покинуть комнату и спать на крыше, потому что Уэйд продолжил случайно лапать мои сиськи. — Она весело рассмеялась. — Он такой растяпа. Это был последний раз, когда я ему позволила спать со мной рядом.

Да что за детство у нее было, если она так спокойно рассказывала подобные вещи? И что за отец отправит дочь спать на полу? У кто вообще этот Уэйд?!

Он даже не заметил, что последний вопрос задал вслух. А Элару ответила.

— Уэйд — это мой далекий кузен, но мы росли вместе и он мне, как брат.

— Я так понимаю, что это норма у вас в семье, когда брат лапает сестру?

Элару уже открыла рот, чтобы сказать «нет», но посреди слова осеклась и задумалась. Подумав пару секунд, она застенчиво улыбнулась и пожала плечами.

«И что это должно значить?» — Кэл не удержался и сделал известный жест, прикрыв лицо ладонью. «Я должен винить ее отца за плохое воспитание?»

Он вздохнул и убрал от лица руку. «Я должен научить ее мане…»

— Что ты делаешь? — спросил он и не удержал тихий, но тяжкий стон.

Элару раздевалась. Она потянулась, ее прекрасное тело обладало кошачьей грацией.

— А на что это похоже? — Она закатила глаза.

— Но я же здесь! — Кэл указал на себя пальцем.

— Конечно. А ты почему все лишнего не снимешь?

Тут он заметил, что она не раздевалась, а снимала всякие аксессуары, — ее шарф, защитные очки, перчатки, сумочки и оружие.

Он вздохнул с облегчением. Значит, она была не настолько тупа. Но чтобы избежать подобных ситуаций, сказал:

— Предупреждай, в следующий раз, если будешь делать подобное.

Элару захихикала.

— Я думала, ты сам все понял. Даже глаза прикрыл, нет?

Кэла снова одурачили. Ну чем ему ответить? Сказать, что это было не из-за соображений этикета, а из-за ее глупости?

«Аррр! Эта женщина меня убьет!» — он снова прикрыл лицо в том же жесте.

— В следующий раз не подглядывай! — игриво добавила Элару.

Он снова хотел сделать тот же жест, но к несчастью не мог, потому что и так его уже пару раз использовал.

Через некоторое время он последовал ее примеру. Если не можешь победить, то присоединись. Он отложил меч и напоясные сумочки. Когда он начал стягивать перчатку, Элару его остановила.

Оставить комментарий