Эпизод 14. Домашнее обучение (часть 1).

Опция "Закладки" ()

Кэл отложил меч и снял сумочки с пояса. он уже собирался стянуть перчатку, но Элару его остановила.

— Оставь. Не забывай про метку, — напомнила ему Элару о магической отметине на запястье.

Кэл про нее почти забыл. Хотя, все равно вспомнит, как только увидит. Но вспоминать о метке, только когда она попадается на глаза — это непозволительно в будущем. А что, если бы они с Элару были не одни?

«Я должен выучить немного магии света, чтобы маскировать ее». — Магия света — одна из разновидностей трансмутации, которая специализируется на манипуляциях со светом. Она позволяет создавать разные эффекты, например менять цвет предмета или даже сделать невидимым.

— Давай я научу тебя, как ее маскировать? — Эллару протянула к нему левую руку, не дожидаясь ответа. — Смотри внимательно.

Элару сплела заклинание нарочито медленно, чтобы Кэл видел каждое движение ее маны.

Когда она не скрывала присутствие, Элару была похожа на яркое солнце, — бесчисленные лучи ее маны двигались в медленном, хаотичном танце.

Когда она начала плести заклинание, мана перестала двигаться бесцельно и устремилась в одну точку. Частицы маны, словно снежинки на ветру, сдуваемые ветром, они падали друг на друга и создавали замысловатый узор.

Сила притяжения, собирающая их вместе, не ослабевает, подобно гравитации, а давит на них все сильнее и сильнее, пока отдельные капли маны не сливаются. Множество газообразных частиц превращались в жидкую ленту яркого света. Если капли маны казались звездами, то лента — луной. Когда появлялась она, остальное тускнело.

Сформированный яркий паттерн и был заклинанием. Ассоциация магии определила заклинание, как феномен, изменяющий реальность. И как говорило определение, пульсирующая вокруг него магическая энергия, создавала искажения реальности.

После начального импульса, заклинание начало движение вокруг руки Элару, само по себе. Особое движение заклинания продолжало искажать реальность вокруг ее руки.

Кэл видел это заклинание в книге, которая описывала основные типы магии. Это была базовая цветовая манипуляция, заклинание магии света.

Элару начала контролировать движение заклинания и оно заметалось, как гиперактивный ребенок, черные отметины на ее коже поблекли и вскоре исчезли.

Технически, заклинание все еще состояло из маны Элару и она могла им манипулировать. Но если капли маны были похожи на капли воды, то заклинание напоминало цельную льдину. Если бы она попыталась изменить его форму, заклинание могло просто треснуть.

Когда феномен сформировался, паттерн и форма становились неизменными. Заклинание и маг создают связь, оно становится «дополнительной конечностью» и маг может им легко управлять. Этот контроль и называют «контролем заклинания». Это совсем не тоже, что контроль маны.

Заклинание, которое сплела Элару, не было твердотельным, что значит, искажение реальности будет обнаружено, как аномалия и сама реальность будет отторгать его, постоянно стремясь к своему исходному состоянию.

Для сохранения нового цвета отметин и предотвращения возврата к черному, заклинание и в дальнейшем должно искажать реальность. И это дальнейшее искажение требует поддержки маной. Когда источник маны иссякнет, заклинание начнет подпитывать себя маной, из которого состоит заклинание, что приведет к ухудшению качества и его окончательному распаду.

Так как это было поддерживаемое магом заклинание (в противоположность самоподдерживающемуся), Элару должна постоянно подпитывать его маной, предотвращая его распад. Этот процесс был подобен дыханию, она могла осознанно его контролировать, но заклинание давалось ей так просто, что даже не требовало к себе внимания.

Кэл взял ее руку и внимательно присмотрелся.На месте отметины не осталось и следа. Ее контроль заклинания был настолько хорош, что маскировка точно совпадала с оттенком ее кожи.

В изумлении, он коснулся того места,. Кожа была гладкой и мягкой и никакого следа, что она была черной всего несколько секунд назад.

На коже не осталось и следа, а вот Элару повела себя странно. Она вздохнула и вырвала ладонь из его рук.

Кэл посмотрел на нее, удивившись ее действиям. Красивый румянец покрыл ее щеки.

Он смотрел на Элару с удивлением. Впервые на его памяти она была взволнована. Безрассудная, упрямая Элару, которую не трогали треволнения мира, покраснела, как маленькая девочка. И он не мог поверить собственным мыслям, но зардевшаяся Элару была очень очаровательна.

 

В тот момент она выглядела чистой и даже ранимой. Румянец ей шел и делал ее невероятно красивой.

И при виде ее такой, Кэл почувствовал крайнее удовлетворение.

Элару была редкой птицей. А ее румянец можно было увидеть еще реже. Редкость в квадрате!

— Что случилось? — спросил он. Он хотел узнать, что вызвало такую реакцию. Ему казалось, что он был на пороге открытия оружия массового уничтожения. Было крайне важно узнать ответ!

— Не трогай мои отметины, — сказала она мягко. Ее голос был медом для ушей. Кэл был уверен, что будь он элибу и его уши могли бы дернуться.

«Почему? Это как-то связанно с элибу? Их метки чувствительны?»

— Странное чувство, когда ты их касаешься, — ответила Элару.

— И что это должно значить? — Кэл нахмурился? — Кто-то тут вшей боиться? — он ухмыльнулся. Хорошо, наконец-то он нашел рычаги давления на нее. Что-то, что он мог использовать в будущем. Превосходный день!

— Я должен запомнить детали паттерна заклинания, перед тем, как смогу его сплести.

Элару кивнула.

— Можешь поработать над этим после ужина.

Цвет ее лица уже вернулся к норме.

Перед тем, как спуститься к ужину, она подошла к столу. на котором они оставили свои пожитки. Из сумки она достала что-то обмотанное в фальгу.

Это был небольшой, размером с кулак, яйцевидный металлический объект, покрытый гравировкой. Яйцо было разделено на несколько вращающихся сегментов. Это была головоломка, с большим количеством конфигураций. Наугад практически невозможно найти верную.

Элару покрутила сегменты в разных направлениях. Когда она поставила последнюю часть на свое место, яйцо тихонько звякнуло. Символы на нем замерцали и заклинание расширилось на два метра вокруг.

Когда она поставила яйцо на стол, оно встало крепко, несмотря на округлую форму, даже слегка не закачалось.

«Это то, о чем я думаю?» — глаза Кэла сверкнули. Он всегда сильно интересовался магическими массивами, поскольку для их создания нет необходимости использовать собственную ману. С достаточным количеством денег, даже не-маг мог стать массивистом.

Он подумывал о таком варианте, но для этого необходимо вложить много времени. К тому же, в данном случае его привлекала не сама профессия, а выгода, поэтому он не сильно хотел идти этой дорогой.

Это словно великолепный мечник станет великим кузнецом, чтобы выковать себе лучший из мечей.

Кэл потянул руку вперед, но на середине пути она уткнулась в невидимый барьер. Этот защитный барьер,при активации, создал артефакт. Он блокировал пространство на границах барьера и никто, кроме владельца, не мог его миновать.

Кэл признательно кивнул. Не смотря на то что Элару не хватало здравомыслия и иногда она совершала очевидные ошибки, когда речь шла о делах искателя, она была профи. Даже в защищенной комнате дополнительная защита не помешает.

Защитный барьер гарантировал безопасность их вещам, пока вор не сможет его взломать. А люди, способные сломать такой барьер, не интересуются подобными кражами. Это будто подумать о том. что император вломится в халупу нищего и украдет его еду. Глупо и бессмысленно.

Он посмотрел на Элару краем глаза. Она казалась беззаботной, но к вещам относилась трепетно.

Ее было сложно понять. Она казалась очень непоследовательной. Он никогда не был уверен, серьезно она воспринимает тот или иной вопрос, или нет. Она не была похожа на Кэла. который был плохим человеком, с маской хорошего парня. Она оставалась сама собой. Вот только ее «я» было сложно распознать.

Оставить комментарий