Эпизод 18. Тест расстояния (часть 1).

Опция "Закладки" ()

«Прежде всего, попробуй передать мне свои мысли», — губы Элару совсем не двигались, но ее голос совершенно ясно раздавался в голове Кэла.

Вероятно, он мог бы услышать ее громко и ясно, даже если они были бы среди шумной толпы. Мысли, казалось, были более мощным сигналом, чем звук.

Она довольно легко использовала телепатию. Словно у нее уже был опыт в прошлом. Или, возможно, телепатия между ними была довольно легка в использовании? Он не знал, так как раньше никогда не пробовал.

«У меня получится, — Кэл подумал в ответ. — Ты меня слышишь?»

Взгляд Элару не изменился. Она не ответила, поэтому он предположил, что она не услышала его.

Придумать ответ на ее вопрос было недостаточно? Конечно, этого недостаточно. В противном случае она смогла бы услышать его мысли и слова, которые не были предназначены для ее разума. Его мысли должны оставаться скрытыми до тех пор, пока они остаются в его разуме. Поэтому, возможно, ему нужно вытолкнуть их из головы? Если его мысли были похожи на сообщения на бумаге, недостаточно просто о чем-то подумать, он должен был превратить их в шар и направить его к Элару (было бы идеально, если бы ему удалось попасть шаром в область ее лица).

Кэл сконцентрировал все свои чувства на Элару. Он наполнил свой разум мыслями и обернул их в оболочку.

На этот раз вместо того, чтобы просто подумать ответ, он представил себе, что хочет, чтобы она это услышала. Он сосредоточился на послании и представил, что вытолкнул его, он заставил послание двигаться. Он почти чувствовал, как его мысли приближаются к ней.

Это ощущение показалось ему очень знакомым.

Словно по сигналу, Элару усмехнулась:

— Слышать чужой голос в своей голове — кажется таким странным. Круто!

Глаза Кэла сузились из-за сомнений:

— Разве это не слишком просто?

Он делал что-то подобное тысячу раз. Долгое время он пытался связаться с кем-либо или передать кому-то ментальное сообщение. Все это время он посылал кому-то сообщения, практически кричал в чьей-то голове. Все эти времена, когда он ледяным взглядом смотрел на кого-либо, он внутренне называл их имена. Все время, когда он в детстве смотрел на свою мать с надеждой, он просил что-то у нее.

Он делал это именно так, точно так!

Иногда, когда кто-то пристально смотрел на него, он испытывал чувство, словно за ним наблюдали, и почти чувствовал, что они проецируют свои мысли на него.

Люди приписывали эти чувства своей интуиции, бессознательно улавливая намерения, скрытые в ауре. Но что, если он передавал кому-то в прошлом странные мысли? Мысли, которые он мог чувствовать, но не мог понять?

Глаза Кэла просветлели, его разум разрывался от множества разных возможностей. Может быть, врожденная способность отправлять мысли другим была у каждого, но проблема заключалась в их получении? Может ли быть, что каждый Разум думал на другой длине волны и мог принимать мысли только те мысли, которые были на той же длине волны?

Верно! Причина, по которой люди не могли почувствовать Разум других, была именно в том, что мысли других были на другой длине волны! Казалось, что каждый Разум существовал в своем собственном измерении, никогда не имея возможности увидеть или коснуться Разума других.

Разумы людей обычно не пересекаются, накладываясь друг на друга, словно листы бумаги. Другие люди постоянно были рядом, в пределах досягаемости, и иногда вы могли даже чувствовать их, но в конце дня вы все же не смогли бы говорить на их языке.

Причина, по которой он мог чувствовать Разум Элару и общаться с ним, была в том, что Этерниальная связь соединила их Разумы. Но что значило это объединение?

Была ли связь между ними такой, как червоточина, соединяющая два отдельных мира? Или как жевательная резинка, склеившая вместе два листа бумаги?

Или их длины волн стали одинаковыми? Было ли так потому, что Этерниальная связь объединила их различные миры в один? Если их два Разума существовали в одном и том же мире, будут ли они в состоянии общаться друг с другом?

Глаза Кэла сверкнули. Если бы их Разумы были связаны только червоточиной, он мог бы посылать мысли, но он не мог бы чувствовать ее Разум. Он чувствовал каждое изменение и движение Ее Разума, словно он действительно касался Его Разума. Это означало, что, скорее всего, их Разумы действительно существовали на одной и той же длине волны.

Зрачки Кэла внезапно сузились, когда у него появилась опасная идея.

Если бы их Разумы могли касаться друг друга и взаимодействовать друг с другом… можно ли было… вторгнуться в ее разум? Возможно ли, что он сможет уловить такие мысли, которые были скрыты глубоко внутри? Мысли, которые она не проецировала наружу к нему.

Сможет ли он читать ее мысли?

Его сердце забилось.

Если бы он мог это делать, тогда она должна быть в состоянии делать то же самое!

Эта мысль испугала его. Его самые сокровенные мысли и чувства станут обнажены. Все, что он отчаянно пытался скрыть и замаскировать от кого бы то ни было. Он был бы лишен всех своих доспехов. Ничто не смогло бы спасти его от использования и манипуляций.

Каждая из его смущающих мыслей и ошибок, вся информация, которую он знал, его ложь, его переживания, все станет открытым! Образ, который он так старался построить, мгновенно бы разрушился.

Будет ли она заботиться о том, что это будет неправильно этически, поскольку это серьезное вторжение в личную жизнь?

Нет. Он не мог полагаться на ее чувство справедливости. Он мог ясно вспомнить свой взгляд на закон: — Это не незаконно до тех пор, пока меня не поймают-.

Было очень важно выяснить, возможно ли это. Ему нужно было это подтвердить, и если это будет возможно, ему нужно будет найти способ предотвратить это.

 

Его сердце сильно билось. Что, если она читает его мысли сейчас?

Кэл посмотрел на Элару, чтобы увидеть, как она посылает ему насмешливый взгляд.

«О чем ты думаешь?» — было написано на ее лице.

Кэл заставил себя успокоиться. Либо она была лучшим актером, которого он когда-либо видел, либо не читала его мысли. Просто из-за того, что ему пришла идея тайно читать мысли, это не значит, что она тоже думала об этом. И, кроме того, это было просто предположение, в конце концов, это может быть и невозможно.

Будет лучше, если будет невозможно.

— Если я не буду в твоем поле зрения, посылать мысли станет сложнее? — Кэл решил отвлечь ее, перенеся разговор на тему, которая не имела ничего общего с отношениями между их Разумами.

Последнее, что ему было нужно, чтобы ее мысли прошли тот же путь, что и его.

Он достал из рюкзака записную книжку, карандаш и сел на кровать. Он начал записывать все свои вопросы. Он даже записал свой предыдущий страх, но изложил это так, что только он сможет понять, о чем идет речь.

Элару восприняла это как посыл уйти и быстро выскочила за дверь, закрыв ее за собой.

«Какое твое любимое время года?» — Кэл услышал вопрос в своей голове.

У нее явно не было проблем с отправкой своих мыслей при отсутствии визуального контакта.

Он закрыл глаза и снова сосредоточился на ней.

«Я не знаю. Каждый сезон имеет хорошие и плохие стороны».

«У меня тоже нет любимого», — он почувствовал ее улыбку, хотя и не мог ее видеть.

Она могла посылать эмоции телепатически? Или это было потому, что чувства сами по себе путешествовали вместе с мыслями?

Кэл вдруг почувствовал, что понял природу мыслей. Мысли не были составлены из слов, они несли смысл. Этот смысл мог быть сообщением или воспоминаниями и чувствами. Возможно, даже можно передавать знания или намерение. Все, что существует в Разуме, могло быть передано другому Разуму.

Элару продолжала:

«Кажется, теперь у тебя нет проблем с отправкой своих мыслей. Сядь покрепче, я собираюсь немного отойти. Не забудь отмечать изменения в своем теле, когда расстояние между нами будет увеличиваться».

Элару сбежала вниз по лестнице и вышла из таверны. Она даже не заметила Миру, которая поприветствовала ее. Она перебежала улицу и взлетела на крышу. Она просканировала горизонт, чтобы решить, в каком направлении отправиться, а затем ускорилась в направлении окраины Ашара, периодически переходя с прыжков на полет.

Кэл закрыл глаза, закрывшись от информации, поступающей извне. Он сконцентрировался на состоянии своего тела и мане внутри и вне его. Было бы полезно, если бы он смог воспринимать свою душу, но даже этерниальный взгляд не мог видеть ее.

Древние записи описывали ее как цветок из света или пламенное полушарие со множеством огненных усиков, расположенных в центре. Эти лепестки или усики прикасались ко множеству различных частей тела, передавая ману в организм.

Мана питала каждую клетку, а избыток будет дрейфовать вне тела, образуя ауру — облако маны вокруг человека. Именно манна создает ауру, которую маг обычно использует, чтобы ткать волшебство.

Элару сказала ему, что этерниальная связь объединила их души вместе, и вместо того, чтобы остаться внутри их тел, их слившиеся души будут дрейфовать между ними. По мере того как расстояние между ними и их душами будет увеличиваться, длина усиков также света будет увеличиваться, и мане нужно будет преодолевать большее расстояние, чтобы добраться до них.

Растянутся ли усики на какое-то расстояние? Будут ли растянутые усики передавать меньше маны? Есть ли предел того, насколько они могут растянуться? Могут ли усики растягиваться без предела? Или усики будут отделены? Что произойдет, если они разорвутся или отделятся? Будет ли ущерб поправим? Сможет ли он определить, что они станут близки к разрыву или отсоединению?

У него было слишком много вопросов и слишком мало ответов. Он жаждал доступа к библиотеке Муни, как голодный человек жаждал еды. Если и было бы место, где он смог бы найти ответ, который он искал, это могла быть только библиотека Муни.

Он решил поделиться своими сомнениями с Элару. Ее ответ оказался полезнее, чем он думал:

«Я наблюдаю за поведением душ в течение многих лет. Хотя я и не могу видеть саму душу, я могу видеть ману внутри нее, что позволяет мне получить общее представление о форме души. Благодаря моим наблюдениям за людьми, используя этерниальный взгляд, я заметила, что эти усики не имеют значения. Если душа отодвигается слишком далеко, они отсоединяются. Однако, как только душа возвращается в нужный диапазон, новый усик занимает свое место.»

Отсоединение усиков даже не может считаться повреждением. Это похоже на то, что кто-то вытащил прядь ваших волос, другая прядь скоро вырастет и займет это место.

Душа — одна из самых устойчивых вещей во всем мироздании. Способы причинения постоянного ущерба душе можно перечитать на пальцах одной руки».

Скрытые намерения Кэла не были обнаружены. Все, что она сказала, должно было быть правдой. Он вздохнул с облегчением. Он мог доверять ей по этому поводу. Учитывая то, насколько она тщательно подобрала свою экипировку, можно сделать вывод, что она также весьма осторожна и в отношении потенциальной опасности. Она не согласилась бы на такой эксперимент, если не была бы уверена, что это не повлияет негативно на них в будущем.

Он продолжал наблюдать за собственным состоянием, пока не заметил тонкую перемену в своей ауре. Как и ожидалось, она уменьшалась и становилась менее плотной, медленно приближаясь к жалкому состоянию, такому состоянию, когда он был не-магом.

Он попытался ткать ману и управлять активированным заклинанием. Все было так, как и должно было быть. Результат испытания не стал хуже, у него лишь стало меньше маны.

Первая неожиданная аномалия проявилась, когда Элару отошла на 5 километров.

Оставить комментарий